Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Детство в режиме КТО
eurekanext

От редакции
Материалы этого номера «ВО» посвящены сквозной теме «свои» – «чужие». К сожалению, в нашей стране есть (и их число не уменьшается) несколько мест, где это противостояние длится уже много лет. Одно из них – Северный Кавказ.
Как там живут дети и учителя, как работают школы? Как складываются повседневные отношения между людьми, когда вокруг – не мир и не война?
Публикуем очерк Ханафи ГУЛИЕВА, директора школы №2 г. Тырныауза Кабардино-Балкарской Республики, и напоминаем тем, кто никогда не бывал в тех краях, что именно через этот город проходит дорога к Эльбрусу.



Мы – живем! И живем дружно!
У нас в Эльбрусском районе действует режим КТО (контртеррористическая операция). Всё серьезно: комендантский час, усиленный паспортный режим, досмотр, запрет на посещение некоторых мест и т.д. Очень много военных. Из-за КТО дети не могут сходить в лес, подняться на гору, искупаться в озере. Вот уже несколько лет, как стрельба, взрывы, присутствие военных стало для них обычным явлением, привычным шумовым и зрительным фоном. Они уже не понаслышке знают о смерти и опасностях, которые могут таиться совсем рядом. А тут еще и природа напомнила о своей мощи – сошел сель. К чести строителей, канал, построенный после разлива десятилетней давности, выдержал стихию, и люди вспоминали, как тогда половина города оказалась под водой.

Но если нас спросить, мы выживаем или живем, ответ будет уверенный: живем! Мы, горцы, пассионарии - энергичные, молодые (независимо от возраста), деятельные. Земли у горцев мало, и мы пытаются эффективно использовать каждую пядь. И все вместе – кабардинцы, балкарцы, русские, люди многих других национальностей –делаем все, чтобы и самим, и, главное, детям как-то дистанцироваться от войны, терроризма, ксенофобии, радикализма. Военные, приехавшие из многих регионов нашей страны не перестают удивляться красотам здешних мест и трудолюбию местных жителей, которые живут, в общем, только на то, что выращивают трудом своих рук. Я сам был свидетелем, как офицер звонил своим домашним и просил их не волноваться, потому что здешние жители не такие, как в иных горячих точках, и относится к военным с пониманием. Но, конечно, все ждут, когда же, наконец, в горах наступит мир и начнется долгожданный туристический бум , – а что люди приедут, никто не сомневается: одно слово – Приэльбрусье!



Школа – адвокат будущего
А наша школа сегодня фактически стала и главной хранительницей традиций местного сообщества, и адвокатом будущего – она оберегает, помогает, консультирует, координирует, организует тех, кто это будущее и будет создавать. От того, как выстраиваются отношения между детьми и взрослыми, между учителями и населением, между школой и властью, зависит наше будущее. Готов утверждать, что Вторая школа г. Тырныауза живет запросами людей, живущих рядом со школой, объединенных общими целями и надеждами. И раз уж мы ведем речь об отношениях между «своими» и «чужими», хочу рассказать простую житейскую историю, одна из героинь которой – наша учительница.


Вид на город Тырныауз с окрестных гор

Тося и Варя
В нашей школе много популярных мест. Одно из них – «Рукодельница», мастерская нашей учительницы Тоси Джалиевны Камергоевой. Девочки почти всех возрастов занимаются здесь вышиванием, вязанием крючком и спицами, лоскутным шитьем, бисероплетением и т.д. Постепенно они стали настоящими мастерицами, способными создавать произведения искусства. И однажды Тося предложила выставлять изделия на продажу, а вырученные деньги тратить на благотворительные цели. Девочки единодушно поддержали ее и решили начать сразу после летних каникул. Но мысль о необходимости оказать помощь человеку, который нуждается в ней уже сейчас, буквально захватила Тосю. И, не дожидаясь начала занятий, на которых должны были создаваться «источники дохода», она договаривается с родными пожилой женщины, живущей во дворе ее дома, – инвалида, ветерана войны, – что будет помогать ей по хозяйству. В августе, когда учителя начали выходить на работу, Тося стала у меня отпрашиваться, и когда я поинтересовался, не заболела ли она, рассказала про свое волонтерство (очень ей это слово нравится):



«Бабушка Варя, Варвара Емельяновна Полтавец, 1927 года рождения, родом из Благовещенска. В войну была сапером-минером. Варя прожила с мужем, с которым познакомилась на войне, более 50 лет, воспитала троих детей. В свои 86 лет она плохо передвигается по квартире, уже года четыре не выходит на улицу, не может себе готовить и даже подогревать еду. Я прихожу к ней к 8 часам утра. Бабушка начинает свой разговор с того, что, как всегда, плохо спала, давно проснулась. Говорит: «Зову тебя: «Тося, Тосенька», а ты не отзываешься, посмотрела на время – только шесть утра, придется ждать еще пару часов».

С этого начинается каждый день. Слушаю бабу Варю с удовольствием и с большим интересом наблюдаю за ней. У нее выработался не только строгий распорядок дня, но и строгая последовательность действий и даже движений. Обязательно в первую очередь открыть окно или форточку, заправить кровать, поверх большого одеяла постелить маленькое, на край постели положить шаль, которую когда-то подарил любимый муж на день рождения, на палас возле кровати положить коврик, и только после этого отправляться на водные процедуры, а затем и на завтрак. Зубы чистит как до еды, так и после. При ходьбе одной рукой опирается на палочку, а другую протягивает для поддержки, и как только переступит порог зала, надо одну створку двери непременно закрыть. Здесь в обязательном порядке снять тапочки, с помощью палочки задвинуть их под кресло и посидеть на нем 10–20 минут.

Тут начинаются воспоминания о военных годах и подругах. «Когда копали окопы, солдаты писали нам записки: «Девочки, дамочки, не копайте ямочки – проедут танки, заровняют ямки».

Пора ложиться отдыхать до обеда. Ноги надо укрыть шалью, чтобы не замерзли. Бабушка Варя любит за собой ухаживать и время от времени пользуется кремами для рук, заглядывает в зеркало и красит губы помадой (для Тоси Джалиевны это в диковинку, потому что бабушки-горянки не используют косметику, – у людей старшего возраста это не принято).
После обеда Варвара Емельяновна любит посидеть на балконе, на свежем воздухе. Там – ящик с цветами, скоро зацветут астры, а попозже, ближе к осени – дубки. «Сажать и смотреть за ними сама не могу, – шутит она, – но вовремя команду дать не забываю. Попросила, и мне соседка Шура посадила, все лето ухаживать, Тося, тебе, а любоваться буду я».
Отдохнули на свежем воздухе, пора в постель. Напоминает: рядом должен быть стул, на нем очки, пульт, «дебильник» (радиотелефон), йогурт, печенье и стакан воды. Большая радость в жизни – телевизор. На вопрос, какие передачи нравятся, отвечает: «Смотреть особо нечего, все как в жизни, одни разборки. Жалко мне Малахова, бедному голову заморочили, кто только к нему не приезжает… А Ларисе Гузеевой делать нечего – каждый день женит, как будто так и поживут. Наверное, на второй день разводятся… Вот Лене Якубовичу больше повезло, он самый веселый, столько нарядов ему привозят, и все по размеру и к лицу. Так кормят и поят, что до следующей пятницы сытый ходит… А в «Вестях» только утонули, убили, сгорели, все о плохом, нет бы наградить кого-нибудь...».

В восемь – ужин, в девять – спать. За этот час надо успеть поесть, набрать воду на завтра (вдруг отключат!), переодеться, помыться, помолиться.

На вопрос, что ей больше всего не нравится в жизни, Варвара Емельяновна отвечает: «Что я одна целыми днями сижу в квартире, закрытая на ключ. Хорошо, ты появилась, которая приходишь, терпеливая, никуда тебе не надо бежать. Я на тебя буду молиться оставшуюся жизнь. Бог у нас у всех один, и он меня услышит».

Я стараюсь предоставить ей минуту радости, послушать и помочь в чем-нибудь. Ведь им так мало надо!»
И мне верится, что такой человек, как наша Тося Джаиловна, действительно приохотит своих девочек к живой волонтерской деятельности. Ее собственный опыт и пример намного убедительней, чем любая теория коуча.




Ханафи Гулиев,
директор школы, Кабардино-Балкарская Республика

Фото автора

?

Log in

No account? Create an account