Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Школа-трансформер
eurekanext

Недавно победители конкурса «Образовательный центр «Школа Сколково» из разных регионов побывали в Великобритании (графство Кент, город Медстоун), в «Академии – Школе будущего». Основной целью поездки было посмотреть, как можно строить школу нового типа и как такая школа может функционировать.
«Академия – Школа будущего» – это одна школа из сети школ, созданных семь лет назад в рамках национальной программы Великобритании как сеть учреждений нового типа на средства национального гранта. Эта школа проектировалась и строилась как образовательное учреждение для всех учеников. Но основной контингент учащихся – дети из неблагополучных районов Медстоуна.
О своей поездке в школу будущего нам рассказала Татьяна Ковалева, президент Тьюторской ассоциации – лауреата конкурса концепций образовательного комплекса «Школа Сколково».


Когда приезжаешь в какое-то новое место, всегда для себя сразу определяешь приоритет, на что обратить внимание. Я смотрела на то, что значит создать предметную среду, потому что у нас это все-таки держится на каком-то фокусе, который преподаватель задает лично – у него вариативность учебников или вариативность материалов или он владеет несколькими технологиями.
Во-первых, предметная среда создается на уровне самого архитектурного проекта, при этом пространство само очень объемное, широкое, там практически нет коридоров. Это такая школа-трансформер, где все меняется: увеличивается, уменьшается.
Там есть такой элемент – плаза, где могут поместиться 100–120 детей примерно одного возраста. (Мы бы назвали это «параллель класса».) Сама плаза – двухуровневая – есть пространство внизу и наверху, куда можно попасть, поднявшись по лестнице. Если всех ребят посадить внизу, тогда получается нечто вроде аудитории, где можно читать лекции. Эту территорию при желании можно перекрывать специальными «бананами» – это полукруглые мягкие диваны-сиденья, которые легко переносятся. Поставишь три банана рядом – аудитория уменьшается. Поставишь друг на друга – получается мини-класс.
К изменению предметной среды у них подтягивается и решение всех остальных вопросов. Говорят, что когда школа берется за непростой процесс индивидуализации, то все дорожает. А в академии обсуждают то, что школа, когда ее построили, оказалась дешевле на 25%, чем типовой проект английской школы. И это, конечно, удивило наших управленцев: мол, как это так, выстроить такую школу, а получается дешевле.
Фишка в том, что у них все комплексно: одно вытекает из другого и подхватываетя третьим. И они обсуждают то, что предметная организация среды позволила им работать с меньшим количеством учителей. Когда они объединяют детей в плазы и к этому, соответственно, подстраивают расписание, получается, что половину времени учитель работает с большим коллективом, когда идет введение темы и какая-то практикоориентированная работа. И все это пространство у них может держать один учитель. В какое-то время выходит учитель, который выполняет либо тьюторскую, либо менторскую работу и подтягивает ребят, у которых есть академические проблемы, или помогает тем, кто идет своим путем, выстраивает свою программу. То есть работают два учителя, иногда три. То есть в единицу времени вместо четырех учителей у тебя могут работать и один, и два, и три, и четыре, за счет этого получается большая экономия.
«Академия – Школа будущего» – это такой проект с человеческим лицом. И финансово совершенно не эксклюзивный, на который сложно найти деньги.
Они говорят, что все начинается не с изменения предметной среды, а с изменения образовательных приоритетов.
Что касается тьюторства, мы тоже это обсуждали. У них существует тьюторская позиция, но она растворена во всей организации школы, потому что школа архитектурно так устроена: учителя сидят в открытых пространствах, все кабинеты стеклянные. И когда мы шли по коридору, мы видели, как в разных кабинетах разворачивается жизнь. Там нет отдельных учительских, куда забегают учителя, но есть большой зал, где все вместе пьют кофе и разговаривают – и учителя, и дети.
Кроме того, эта школа ставит другие социальные задачи – она работает с целевой группой сложных ребят, которые не хотели учиться, пропускали уроки, не делали домашние задания. Поэтому линия тьюторства у них связана с поиском индивидуальной траектории для ребенка, для его интересов, чтобы он рассматривал образовательное пространство как ресурс.
Мы в Тьюторской ассоциации, когда обсуждаем полноту тьюторского действия, обсуждаем три такта.
Первый – это создание образовательной избыточной среды, где мог бы быть выбор, но это у них решено на уровне архитектуры проекта и организации.
Второй – линия навигации, то есть то, как ты начинаешь максимально использовать ресурсы этой среды. Фактически тьютор в школе будущего этим и занимается: знакомит с разными ресурсами, тем более что вся школа компьютеризирована, все задания есть на их страничках в компьютере. И тьютор сопровождает образовательную успешность ребенка. Третий – это линия стратегической работы, когда мы смотрим, как интересы и приоритеты ребенка в образовательной ситуации связаны с большим миром, с возможностью продолжения образования. Так вот, они этим не занимаются, им важнее сделать ребят успешными и саму ситуацию образования сделать для них привлекательной. Сама школа находится на границе неблагополучного района, где очень много людей не работают, сидят на социальном пособии, много неполных семей. А в отдалении – престижный район со своими школами. И когда нам директор школы рассказывала о том, чего они добились, она говорила о том, что родители из престижных районов начали отдавать своих детей в эту школу.
Олеся Салунова

?

Log in

No account? Create an account