?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
В союзе взрослых и детей
eurekanext

. Я был свидетелем и не совсем случайным участником митингов (правда, давно, в мае 1992 года, в Душанбе), переросших из мирных в противостояние с применением оружия. Подростков и молодежи там было много. Именно молодежь (по виду старшеклассники или учащиеся профессионально-технических училищ) забросали камнями нашу машину, выбив стекла, на одной из улиц Душанбе в том памятном году. Именно молодежь на грузовике, вооруженная арматурой и камнями, преследовала нашу машину, пытаясь догнать ее…

В своей школе (русско-таджикской, № 10 Колхозабадского района Курган-Тюбинской области Таджикистана) нашему директору Назаровой Гульнаре Назаровне (впоследствии была убита боевиками одной из противостоящих сторон), нам, учителям, старшеклассникам и родителям удалось удержать учащихся из политизированных семей (сторонников движения «Ростахез» и исламского возрождения Таджикистана) от устремлений устроить «инкилоб» (революцию) в стенах школы. За спинами этих детей было домашнее окружение. Именно оттуда были и религиозно-националистические призывы, и руководство к действиям. До тех пор пока таких семей было меньшинство, в школе удавалось сохранять относительное спокойствие. Тогда учителям задавали много вопросов. И об отношении к власти, и о политических взглядах, и о том, что будем делать, когда все русские сбегут в Россию, и будем ли стрелять, если война начнется... Отвечали предельно честно. И поступали так же... Наши учителя-женщины – пример служения детям. До последнего. В прямом смысле. Как Гульнара Назаровна. Когда власти у властей уже не осталось, и они просто сбежали, пример и моральный авторитет учителя многое значил. Наверное, поэтому, когда боевые действия велись непосредственно в нашем населенном пункте, и потом, во время «зачисток», учителей в целом не тронули. Ни «белые», ни «красные», среди которых оказались ученики нашей школы.
Вспоминая пережитое, анализируя современную ситуацию, считаю, что школа должна оставаться вне политических баталий. Школой воспитания граждан и патриотов, но прежде всего честных, добрых, отзывчивых людей, стремящихся жить «не по лжи». И здесь роль учителя по-прежнему велика. Он – пример и образец для подражания. Да, не единственный, и хорошо, что не единственный! Но очень важно, чтобы именно учитель не только казался, но и был таким, каким желает, чтобы стали дети.
Никаких компромиссов с совестью! Никакой лжи во спасение! И не только самому быть, а не казаться, но и пытаться удерживать других от сползания к «целесообразности». Что это? Глупость? Идеализм? Или единственная возможность противостоять позиции «премудрого пескаря» из и ныне актуальной сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина? Следует помнить, что тот, кто вольно или невольно стал соучастником махинаций, влияющих на результаты свободного волеизъявления сограждан, теряет моральное право требовать у детей соблюдать устав школы или дисциплины на уроке. Как и те, кто пытаются выдавать желаемое за действительное, если таких махинаций не было. Всякая ложь одинаково губительна. Каждый должен помнить, что в сознании школьников поступок конкретного учителя в период выборов в органы власти переносится на учителей вообще. Закрепляется в детском сознании и становится частью политической социализации. «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой, ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом», – призывал Иммануил Кант. Не к нам ли, учителям, философ обращался в первую очередь?
Понимая уязвимость позиций учителя и администратора школы, зависимость школ от властных структур, бессилие многих и многих учителей, невозможность противостоять давлению и нажиму со стороны, считаю, что:
1) необходимо законодательно закрепить невозможность состояния директоров и учителей в каких-либо политических партиях или общественно-политических движениях. Они уже состоят в союзе детей и взрослых во имя будущего страны. Этого более чем достаточно;
2) то же самое для всех работников учебных заведений (вузов и ссузов);
3) ввести уголовную ответственность за втягивание обучающихся в политические акции любым путем;
4) запретить педагогическим работникам возглавлять избирательные участки и состоять членами избирательных комиссий;
5) запретить использовать школы и иные учебные заведения в качестве УИК и мест голосования.
 
Владимир Риттер,
учитель МОУ «Лицей», г. Вольск, Саратовская область

  • 1

Влияние педагогов существенное

Юрий Андреев, начальник Курумканского РУО, Республика Бурятия:
– Думаю, что влияние педагогов на ситуацию существенное, так как работники сферы образования всегда в гуще событий. Особенно в сельских населенных пунктах, особенно в малых, лишь учителя могли повлиять на выбор граждан, участвуя в агитационной работе. Данную работу проводить было проще, так как в свете модернизации образования в школах, садах увеличиваются заработные платы учителей.

Учителя не хотят связываться

Анна Самохина, эксперт ЕС по обучению взрослых, к.п.н., доцент, учитель экономики:
- «За всех» говорить не могу. Могу говорить только о том, что знаю, вижу, наблюдаю. Так вот. «Ан масс», мои коллеги не говорят о политике, самый упоминаемый «страшный волк» – это департамент образования и управление образованием. Поскольку подавляющее большинство нынешних учителей уже преодолели 40-летний рубеж, то накопившаяся усталость никак не способствует дополнительной деятельности, в том числе связанной с реализацией гражданской позиции: все «достало». Никто даже не обсуждал вопрос, за кого голосовать. Более обсуждаемая тема – НСОТ.
А вот школа на политический выбор страны явно повлияла. Существующая структура и система управления тупы, уродливы и неэффективны, этого нельзя не заметить любому избирателю.
Учителя могут повлиять на ситуацию. Очень могут. Но не хотят связываться. Главный лозунг – «Ничего не докажешь, только наживешь неприятности». Кроме того, школа сейчас работает не на детей (дети – средство), а на начальство. Начальство же оценивает работу «подданных» только по одному параметру – лояльности. Нелояльный педагогический гений – первый кандидат на увольнение. Мой 20-летний опыт показал, что с ростом профессионализма постепенно атрофируется способность смотреть на начальника снизу вверх, а это приводит к тому, что все награды и премии обходят высококлассных специалистов стороной. Пожалуй, только такие, «недооцененные» имеют характер и волю как-то выражать свою позицию, в том числе при помощи посещения Болотной или Дворцовой, на худой конец, площади. Вот.

Edited at 2011-12-12 06:54 pm (UTC)

  • 1