?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Поражение на своем поле
eurekanext

. Это хорошо, что так оно все происходит. Хорошо для российского образования.

Меня всегда умиляло (вот именно что умиляло – не возмущало, не потрясало, а умиляло искренней наивностью), когда педагоги начинали жаловаться на ситуацию в России в 90-х годах и при этом в предыдущих предложениях восторженно рассказывали о том, какая у нас была лучшая система образования, какая замечательная пионерия, а комсомольские стройки-то! И я стеснительно молчал, боясь потревожить этот нетронутый разум вопросом: а эти ребята, которые массово взрывали и отстреливали друг друга и нас с вами по городам и весям; эти вот люди, большие черные богатые памятники которым рядами стоят по российским кладбищам с похожей последней датой рубежа 80–90-х и на которых они изображены в спортивных куртках и с бритой головой; те здоровые мужики, которые спивались по подъездам, пока их жены-учительницы приносили домой хоть и на несколько месяцев опоздавшую, но все-таки какую-то зарплату; эти сорок процентов, голосовавших в одном из дальневосточных регионов за человека, первая часть предложения у которого всегда противоречит второй, и который нисколько этим не смущается; эти задорные активисты, рьяно приобщившиеся к миллиардам государственных монополий – вот все эти миллионы взрослых людей откуда взялись-то? С Бета-Центавры их, что ли, к нам заслали?! Ведь все они окончили школу, получили аттестат, посещали классные часы, все (все!) были пионерами («…пионер – значит смелый; пионер – всем ребятам пример…»), большинство были комсомольцами («…знать, от того так хочется и мне, задрав штаны, бежать за комсомолом»), все слушали политинформации, учили историю и ходили на уроки труда…
Понятно, что у нас в стране не было статистики, не было независимой экспертизы результатов обучения и воспитания; приходилось анализировать, исходя из своего опыта, стараясь максимально его расширить… Но ведь вот наступила ситуация в начале 90-х, когда прекрасно стало ясно, каковы были результаты той системы образования… И стоило бы остановиться, оглянуться, спросить себя: а что же делалось не так? Почему все эти «из книжек в колонны построены вышли Тимуры и стали…» – не героями, как в песне, а теми, кем стали… Неладно что-то в …ском королевстве.
Но мы усиленно стремились не обратить внимание на вопиющие факты или же говорили: «Ну это же время виновато, это же эпоха не-поймешь-чего-и-как всех испортила, это же вредоносные СМИ изгадили, это же компьютерные игры с ума посводили, это же Шварценеггер со Сталлоне научил их мизинцем пробивать грудную клетку…» Ну, мне-то казалось, что пить портвейн на морозе из горлА и бить друг друга в морду по поводу и без повода мои одноклассники (и одноклассницы – не забывайте об одноклассницах!) умели и до просмотра «Звездных войн» и прочих тарантинов. Но ведь если воспитательный результат системы образования (предположим, что он был) рушится под воздействием кино, газет и вермута, то это всего лишь означает, что система образования была слабее кино и газет, да и по сравнению с крепленым вином была тоже слабовата градусом. То есть была слабее жизни…
И ведь какой же это был повод для рефлексии! Упущенный повод… Нет, конечно, многие педагоги в Усть-Илимске, Ростове-на-Дону или Люблино это понимали. А вот понимания массового, выраженного в четких оценочных суждениях педагогического сообщества, не было.
А время шло; и уже стало можно наконец-то начать списывать все на плоды перестройки; вот, мол, что народилось – какие хамы и циники выросли (забывая, что три поколения более старших хамов и циников – наши поколения – продолжают управлять ситуацией во всех эшелонах власти).
Но вот наконец-то серьезную роль в жизни стали играть те, кто пришел в школу в перестройку – им ведь уже исполнилось тридцать. И тут грянули «выборы»… Не именно эти, нет… Эти ничем от многих предыдущих и не отличаются. Я вообще обо всех последних. Что мы видим? Какие результаты воспитания этих нынешних двадцати- и тридцатилетних? Свободное мышление… Ответственная позиция… Аналитические способности, помогающие отличить демагога от реалиста… Активность… Умная активность… Способность преобразовывать мир… Стремление сделать жизнь окружающих лучше… Что из этого списка, который можно дополнять? И у скольких тысяч из скольких миллионов?
А что же произошло? Где проиграло образование? Я говорю о том образовании, которое действительно имело какие-то из вышеперечисленных целей, а не твердые знания на тройку по физике и патриотизм в виде надписи на государственной границе: «Направо – Россия. Налево – враги».
Это новое образование проиграло, как ни странно, на поле демократии, на поле толерантности, на поле свободы. После многих лет идеологизирования любые оценочные суждения (и в первую очередь морального плана) стали казаться каким-то ущемлением права на свободную мысль и свободные поступки, навязыванием единообразия, которое уже в печенках сидело. И вот уже демократически настроенный преподаватель на занятии не отвечает студентам, за кого он голосовал, мотивируя это тем, что в вузе политики быть не должно, а в соседней аудитории другой – доброй старинной закалки (причем закалка эта и в молодом возрасте не менее крепка бывает) – глумливо оболванивает тех же студентов, плевав на высокие демократические ценности. И в учебнике истории вместо слов «кровавый палач, мерзавец и прихвостень» мы читаем «…в сложные годы… неоднозначность трактовок… существуют разные мнения…». Но ведь история – это не пересказ выборочных фактов (всего же не расскажешь). История – всегда оценка событий. И человек, угробивший миллионы в своей стране, должен называться по-простому – людоед. И тридцатые годы должны называться не индустриализацией, а подготовкой к мировой революции и развязыванию мировой войны. И рассказы о том, что большая культурная начальница была тоже человеком и кому-то сделала добро, должны смениться оценкой, что это добро, оставаясь добром, не делает начальницу лучше, а является подлостью, так как начальница сия по своей милости решала, кого осчастливить, а кого пнуть, когда в голову взбредет.
Мы почему-то думали, что если людям один раз сказать правду, то эта правда останется с ними навсегда. А правда – это то, за что нужно бороться каждый день. И внятное моральное изложение должно быть просто нормой – чтобы история никогда не повторилась. Пусть даже и в виде фарса.
 
Евгений Крашенинников

  • 1
За 5 минут до прочтения этого текста я вслух вспоминала, делясь детскими заблуждениями, что в классе этак в 1-2-м (81-82)над доской висели "ядерные часы". Показывали без 10 минут взрыв. И я искренне удивлялась (и ведь достаточно долго - рассказывая на англоязычных политинформациях о nuclear threat до 6 класса), почему нашему могучему правильному СССру нельзя вот так взять и вывезти всех хороших людей из Америки и сбросить бомбу на угрожающих всему миру войной дядей Сэмов. И всем бы сразу стало хорошо. И нам, и нашим друзьям-чехам по КИДу, и несчастным, живущим в неведении американским детям. Это потом уже была Саманта. Потом еще много чего было:отголоски Афганистана по внутрисемейным драмам, 27 съезд, перестройка - и заверте... И до сих пор. 30-40-летним в чехарде событий не всегда удавалось добраться до обменника ценностей и разобраться в актуальном курсе.
Мое поколение засело по разные стороны баррикад. Но гаврошей нет среди нас. Тихо сидим и ковыряем, место, на котором сидим.
И вот что же может быть прививкой, которую могут и должны получить в школе? Алаверды ИМ - критическое мышление. Да просто мышление, как-то некритическим оно не может быть, если уж случилось.
"Свободное мышление… Ответственная позиция… Аналитические способности, помогающие отличить демагога от реалиста… Активность… Умная активность… Способность преобразовывать мир… Стремление сделать жизнь окружающих лучше".
Сегодня на противоположной доске стене в школьном классе надо сделать напоминалку для учителя: "Завтра твои ученики будут тебя лечить, возить, обслуживать... и даже учить твоих детей и внуков..." А не ядерные часы. было уже...

  • 1