?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Система оценки
eurekanext


Как аттестовать учителей и оценивать школы?

Комментарии экспертов

С вопросами «Что надо учитывать при аттестации учителей и как это должно влиять на их зарплату или продолжение работы в школе? В каких случаях надо увольнять?» мы обратились к экспертам:

Исак Фрумин, проректор ГУ–ВШЭ:
– Сразу отмечу, что в последние годы в США усиливается тенденция укрепления подотчетности школ и учителей государству и обществу (включая и такой механизм, как аттестация учителей и директоров). При этом каждый штат использует свои формы для этих процедур, поскольку, как известно, в США школьное образование управляется не на федеральном уровне, а на уровне штатов.
Тем не менее федеральное правительство не было бы федеральным правительством, если бы не имело своей идеи стандартов оценки школ и их общественной подотчетности и не старалось бы использовать все имеющиеся стимулы для поощрения штатов к принятию в своей практике именно «общефедеральных подходов». Применяемый при этом принцип хорошо известен и у нас (по КПМО) – «деньги в обмен на обязательства».
Началось это движение еще при Буше и активно продолжается при нынешней администрации Арне Дунканом – действующим «секретарем по образованию» (так в США звучит должность федерального министра). Однако некоторые руководители школ выступают против такого единообразия.

Борис Бим-Бад, академик:
– В этой истории мне нравится звонок секретаря по образованию директору школы, которая выступила против единообразия в отчетности школ. Сам факт обращения федерального министра за советом к руководителю школы не может не импонировать. Это проявление так называемой прямой (непосредственной) демократии тем более позитивно, что министр получил необходимые рекомендации и что за ходом переговоров следят СМИ (включая Интернет).
Мне довелось присутствовать при телефонном разговоре учителя физики обычной школы в Миннесоте с сенатором, избиравшемся в их штате. Учитель «отчитывал» сенатора за его законопроект, а сенатор обещал внести в проект поправки, на которых настаивал учитель и с которыми сенатор согласился.
Вот это «обратная связь»! Конечно, такая система согласований служит успеху дела в целом.

Валерий Пасевич, учитель информатики МОУ «Лузинская средняя общеобразовательная школа № 2», Омская область:
Ввиду очень большой сложности педагогической работы, ввиду того, что много факторов влияет на результаты учительской деятельности, научно-точная, объективная аттестация либо невозможна, либо чрезвычайно трудоемка. В конечном счете что самое важное в нашей деятельности? То, как учитель научает каждого ученика. Но одно дело – научить очень и очень способного, и совсем другое – наоборот. Значит, как только учитель получает ученика, надо, чтобы была объективная, достаточно точная оценка уровня его обученности и уровня его способностей. Обычные школьные отметки для этой цели подходят очень мало, велики погрешности, а то и прямая ложь.

Есть ли на данный момент методики, позволяющие решить эту задачу для каждого ученика с приемлемыми трудозатратами? По-моему, нет. Если бы они были, то нужно было бы по каждому ученику определить ожидаемые результаты (так делается в шахматах при вычислении рейтинга) и периодически сравнивать их с тем, что получается реально. Реализуем ли такой подход? Может ли итоговое тестирование в 9-х и 11-х классах быть критерием для аттестации? Нет, потому что ЕГЭ очень далек от совершенства, во-первых, и это тестирование не касается всех остальных классов, во-вторых.

Надо еще учесть, что не так уж редко учитель получает класс, в котором много учащихся с не самыми слабыми способностями, но которые фактически бросили учиться. Всегда ли в силах даже очень сильный учитель мобилизоваться этих учащихся на учебу? Не всегда. Виноват он в этом? Тоже не всегда, иной раз никто не в силах переделать установки учеников. Как тогда быть с аттестацией?
Все выше написано для небольшой иллюстрации сложностей. Если справиться с ними мы не в силах (пока или всегда), то приходится применять не точные-объективные критерии, а приблизительные.

От того, как учитель знает предмет, зависит то, насколько хорошо он учит? Зависит. От знания методик и умения их применять – зависит. То и другое определенным образом связано со стажем, стало быть, зарплата от него должна зависеть. Все это и другое было прописано в ранее существовавших правилах. Правила нужно менять только тогда, когда созрели условия, когда найдена, например, методика более точного и объективного измерения достижений учащихся. Ее нет, стало быть, изменение правил аттестации – чисто чиновничья акция, не вносящая ничего полезного.

Не знаю, как в других регионах, а в нашем новые правила фактически дублируют все то, что было прописано для вхождения в список 10 000 лучших учителей России, и возникает огромный разрыв между объемом, сложностью учительской работы для аттестации и оплатой после нее. Когда я оформлял документы для получения приза в 100 000 рублей, то было понятно, ради чего, стимул был, нужно было бы эту линию совершенствовать, усиливать, но фактически она сильнейше ослаблена.

Надо сказать, что сложность аттестации по новым правилам не только для учителей, но и для аттестационных комиссий, похоже, уже помогла некоторым чиновникам осознать, что их вышестоящие коллеги породили в очередной раз нечто аномальное и что пора вносить кое-какие коррективы. Самое разумное было не трогать устоявшиеся правила аттестации, но увы...
В каких случаях надо увольнять? По-моему, мы бодро приходим к тому, чтобы хоть кого-нибудь найти для работы бы в школе... Во многих школах 50% учителей – пенсионеры, в ближайшие 5–10 лет они школу оставят. Будет ли замена, если зарплата учителя 7–10 тыс. рублей?

Оплата труда педагога должна зависеть от его работы с детьми

Ирина Китаева, родитель, Красноярский край:
– Не считаю себя экспертом в данном вопросе, но мне кажется, что диплома педагога (а это результат прохождения государственной аттестации) должно быть достаточно для работы в школе.

Для чего нужна аттестация?
Фактически, ввиду низкой оплаты педагогического труда, аттестация нужна для того, чтобы труд некоторых педагогов оплачивался бы по повышенным ставкам (окладам).

Что мне не нравится в этом подходе?
Присутствие в заработной плате своеобразной «ренты» за прошлые заслуги педагога.
На мой взгляд, полноценно, достойно и высоко должен оплачиваться текущий труд педагога, и столь же полноценно, достойно, высоко должны поощряться текущие заслуги педагога.

Например, занимается педагог подготовкой детей к олимпиадам – эту работу нужно оплачивать, завоевали дети призовые места на олимпиаде – эти заслуги педагога нужно поощрять. Но премия за этот результат должна быть значима в размере, гарантирована, и величина этой премии не должна зависеть от результатов работы других педагогов. В противном случае будет происходить то, что сейчас происходит в НСОТ: поощрение из-за своей негарантированности и маленького размера не выполняет своей стимулирующей функции, не побуждает педагога к труду.

Если бы оплата и поощрение текущего труда педагога были бы справедливыми и достойными, то не было бы смысла в аттестации – в повышенной оплате труда педагога за его прошлые заслуги: текущая работа – оплачивается, значимые результаты – вознаграждаются, прежние результаты труда – уже оплачены, и вознаграждение за них уже получено.
Оплата труда педагога должна зависеть от его работы с детьми.

Педагоги, конечно, при желании могут учиться в аспирантуре, повышать свою квалификацию, заниматься научно-исследовательской работой, писать статьи и участвовать в конференциях и конкурсах. Но все эти виды деятельности являются побочными для педагога и поэтому не должны особо поощряться. Хорошо оплачиваться должна работа с детьми. Если педагог в результате всей этой деятельности действительно стал более квалифицированным специалистом, то его квалификация неизменно найдет свое отражение в повышении качества образования: повысится успеваемость его учеников, повысится их учебная мотивация, класс будет более сплоченным, нежели до повышения квалификации… Это и нужно поощрять. То есть вознаграждаться должны не сами виды побочной деятельности педагога, а то, что происходит с учениками благодаря его квалифицированной работе, не процесс, а следствие. Если побочная деятельность не отражается в учениках, то смысла в таком «повышении квалификации» нет.

Очень высоко – не в виде доплат, а на уровне полноценной ставки или должностного оклада – должно оплачиваться классное руководство и все виды воспитательной работы с детьми.
Поскольку образование – это не только обучение, но и воспитание, а воспитательные эффекты неизмеримы, то поощрение педагогов должно зависеть от оценки родителей и учеников старшей школы.

В этом смысле показательным является пока уникальный родительский опыт оплаты труда педагогов своего класса Павла Максименко (г. Москва). Родители класса создали благотворительный фонд, нашли инвесторов и смогли дополнительно оплачивать труд педагогов из средств этого фонда. Система оплаты заключалась в том, что у каждого родителя было определенное количество баллов, которые они ежемесячно имели право распределить между педагогами класса по своему усмотрению (не обязательно среди всех). Баллы суммировались и по определенной схеме переводились в деньги. В результате подобной системы педагоги, которые имели высокие формальные показатели, но получили маленькие доплаты (а были педагоги, которые получили очень высокую оценку), ушли сами. Никого специально не пришлось увольнять. С классом стали работать педагоги, работа которых нравилась и родителям, и детям.
Было бы интересно в виде эксперимента попробовать реализовать что-то подобное (с родительской оценкой труда педагогов) где-то еще.

Инициировать увольнение учителя могут только родители ребенка

Татьяна Падалко, директор филиала Алтайского краевого института повышения квалификации работников образования, г. Бийск:
– Мне и трудно, и легко отвечать на ваши вопросы. Легко, потому что я не учитель и вижу аттестацию и ее проблемы со стороны, из позиции эксперта. А трудно, потому что в первой массовой аттестации учителей в 1994 году я сама подставилась под нее, в результате чего вынуждена была уйти из школы, хотя на тот момент очень хотела работать в ней и была привязана к детям, как и они ко мне.

В первой массовой аттестации учителей непривычным и неожиданным и для управленцев, и для учителей было несколько пунктов из Положения о ней:
– отсутствие квот на категории;
– смена формальных показателей оценки деятельности учителя (вместо привычного стажа работы – академическая активность учителя, экспертные оценки его деятельности).

По формальным показателям из всей школы у меня одной были основания идти на высшую категорию, с просьбой аттестовать на которую я и написала свое заявление. Моя степень кандидата наук, наличие публикаций, систематическое повышение квалификации, расположение ко мне родителей и детей (они тогда были прописаны в качестве экспертов в Положении об аттестации) не помогли мне отстоять себя перед учителями с большим стажем работы: они, сплотившись, перекрыли аттестацию всем, кто не имел этого пресловутого стажа. Я была вынуждена уйти из школы по просьбе администрации: не аттестовать меня не было оснований именно в силу того, что формально я соответствовала требованиям, прописанным в Положении, а аттестовать нельзя, потому что признание этих формальных требований аттестационной комиссией на моем примере перечеркивало сохранявшийся все 90-е годы универсальный показатель – стаж работы (школу ведь состарили именно таким образом – на категории, позволяющие хотя бы немного увеличить зарплату учителей не только за счет часов, выходили, как правило, учителя с большим педагогическим стажем).
Но все это не ответы на вопросы, а просто объяснение позиции, из которой пытаюсь на них ответить.

А теперь собственно ответы:
Учитывать категорию детей, с которыми работает учитель, отношения с ними и их родителями (и дети, и родители должны и могут стать реальными, а не номинальными экспертами), реальную, а не формально-бумажную (планы-отчеты) работу с детьми.
Учитывать способность учителя мотивировать учебную деятельность детей, их желание учиться в школе, у этого учителя. Оценки при этом могут учитываться, но не обязательно, как и плохие результаты тестов. Именно оценки и результаты тестов как основной показатель результативности деятельности учителя выхолащивают мотивационную сферу ребенка и предельно формализуют учебно-воспитательный процесс в школе, на мой взгляд.
Увольнять из школы необходимо учителей, деформирующих личность ребенка, препятствующих его развитию, даже если они обеспечивает высокие учебные результаты. Но инициировать такое увольнение могут только родители ребенка.
Вот пока и все, что я могу сказать на основе собственного опыта участия в аттестации и в качестве аттестуемой, и в качестве эксперта.

Что скажут ученики?

Григорий Ищук, учитель физики лицея № 33, г. Иваново:
– При аттестации учителей надо учитывать мнение учеников (опыт есть и у Фонда Сороса, и у Династии). Мнение учеников и родителей должно быть значимым. Все остальное так или иначе учитывается при аттестации. Увольнять педагога нужно при любых проявлениях неуважения и нелюбви к ученику.

Ответить на высказывания экспертов можно в комментариях к статье «Министр позвонил и объяснился»