Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Школьные отчеты дипломированной уборщицы
eurekanext

 Отчет № 2. Загадка шести ступенек
 Второе здание, которое мы прибираем шесть часов в день (по 0,75 ставки), находится в крупном поселке, где живут около семи тысяч человек. На окраине, в зеленой зоне, расположена Окружная начальная школа, лауреат всеамериканского конкурса.
Здесь больше 30 кабинетов, где тоже учатся дети с 1-го по 6-й класс. Кроме того, три или четыре комнаты занимает небольшой детский сад. В школе есть не только кабинет директора, большая приемная, где сидят секретари, выполняющие административные функции, но и отдельный компьютерный класс, читальный зал, мастерская для рисования и прикладного творчества, оркестровая комната, кабинеты логопеда, психолога и т.п.
Все классы, как и в Мидлвилле, оборудованы проекторами и интерактивными досками, во всех висит американский флаг, но некоторые комнаты поражают полным отсутствием окон. Правда, пожарная безопасность обеспечивается тем, что есть дверь в соседний класс, а через него – проход в другой коридор. Кроме того, между многими кабинетами есть перегородка-гармошка, как и в спортзале.
В Окружной школе у нас есть «босс» – американец Джон или, как говорят акающие вискАнсинцы, Джан, который дает задания и проверяет результат. Как правило, когда отчитываешься ему о работе, он произносит: «Саундс гуд!» (звучит хорошо), а когда проверяет результат: «Лукс гуд!» (выглядит хорошо).
Джон выполняет одновременно функции завхоза, рабочего по зданию и дневного уборщика. Только я не советую российским директорам перенимать этот «передовой» опыт. Многими хозяйственными вопросами здесь занимается «районо», и вряд ли Джон на собственном опыте знает такие слова, как смета, торги, тендер, и скорее всего не сможет, как наш зам. по АХЧ, если его разбудить ночью, перечислить все пожарные предписания, которые нужно выполнить к 1 сентября…
Каждый день в течение июня-июля мы выносили парты и стулья из какого-то кабинета в коридор, смахивали паутину с потолка и стен, вытирали пыль на подоконниках, полках и оргтехнике, закрывали компьютеры пленкой, пылесосили ковровое покрытие, затем мыли его специальной машиной. Через день заносили парты обратно и чистили их внутри и снаружи, отскребая засохший скотч, с помощью которого был приклеен кусок картона с именем и фамилией ученика. В каждом кабинете школьник учится только один год, а потом переходит в другой кабинет к другому учителю…
Рассматривая очередное техническое приспособление, облегчающее жизнь школьных работников, мой муж постоянно восклицает: «Америка – страна инженеров!». Но мы-то с вами знаем, откуда там эти инженеры.
Окружная начальная школа – одноэтажная. По ней легко можно катать ведра на колесиках, тележки с компьютерами, телевизорами, книгами. Таких тележек в школе несколько десятков. Но меня удивляло, что в оркестровый класс ведут из коридора ступеньки вверх. Я никак не могла понять логику. Все так продумано, а тут вдруг лестница.
Но однажды в августе Джон дал нам задание идти прибирать сцену. Мы пожали плечами, потому что не видели в школе никакой сцены. «Босс» привел нас по лестнице в оркестровый кабинет, что-то где-то понажимал, одна из стен между классом и соседним помещением раздвинулась, и оказалось, что мы стоим на подиуме, лицом к спортивному залу. А комната сзади нас, которая, как мы думали, служит лишь складом для хранения музыкальных инструментов и пюпитров, сама собой превратилась в закулисье. Под сценой вскоре обнаружились дверцы, за которыми хранились складные стулья на специальных тележках.
 
 
 
На следующий день были новые открытия: мы познакомились с кабинетом рисования. В этом классе мне как специалисту по эстетическому воспитанию было интересно все: от пола до потолка.
 
 
 
Я разглядывала шкафы с цветной бумагой, большие банки с красками, стопки палитр, контейнеры с ножницами и фломастерами, стаканы, заполненные кисточками.
 
 
 
Меня поразили не столько разнообразные художественные техники, и не печка для обжига глины, и не двигающиеся стеллажи на рельсах, сколько приспособление (горизонтальная решетчатая «книжка») для сушки детских произведений. Я помню, что в кабинете изобразительного искусства в моей школе все подоконники были заложены рисунками и поделками, которые не успевали высыхать, а уже приходил следующий класс…
 
 
 
Что меня совсем не удивило – так это художественный беспорядок в кабинете, где по очереди работали три педагога: учитель рисования по своей натуре – Плюшкин…
 
 
 
В первые дни работы на новом месте я пыталась представить, как же устроена старшая школа. Вскоре у меня появилась возможность побывать и там.
 
Продолжение следует
 
Ирина Чудиновских


  • 1
как же просто и интересно написано!
и какое же ощущение правильности и продуманности, эргономичности и простоты - удобства без излишеств...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account