?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Радости перевода
eurekanext

Российские авторы и издатели вернулись с 18-й Пекинской международной книжной ярмарки. Это одна из четырех крупнейших мировых книжных выставок и важнейший ресурс кросскультурного обмена. Любопытно, что многие авторы были открыты буквально несколько лет назад. 
Организаторам стенда Российской Федерации – самого масштабного стенда ярмарки – выступило Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Участниками российской экспозиции стали Фонд «Русский Мир», издательство «Игра слов», а также Международный фонд «Поколение». Россия была представлена не только классикой и учебниками, но и молодыми российскими дарованиями, лауреатами премии «Дебют». Они раздавали интервью и автографы, рассуждали о трудностях перевода и пытались дегустировать жареных скорпионов на улицах Пекина. Об этом рассказывает один из участников делегации – прозаик и эссеист из Новосибирска Дмитрий Бирюков. 


Ольга Славникова (координатор премии "Дебют"), Дмитрий Бирюков, Ольга Елагина

– Сколько человек было в делегации и какие тексты вы везли с собой в Пекин? 
– Наша делегация состояла из шести молодых авторов, лауреатов и финалистов премии «Дебют», это Ольга Елагина, Виктор Пучков, Арслан Хасавов, Ольга Римша, Андрей Симонов и я. Руководили нашей поездкой кураторы «Дебюта» Ольга Славникова и Виталий Пуханов, а также директор международной программы премии Наталия Перова.
Мы представили на ярмарке сборник наших текстов в переводе на китайский язык, туда вошла повесть Андрея Симонова «Каирский интернационал», давшая название всей подборке; повесть Ольги Римши «Тихая вода» и пять моих рассказов. Это уже второй «китайский» сборник «Дебюта». В первом был опубликован роман Виктора Пучкова «Сахарная болезнь». Готовится третий сборник, который будет издан в следующем году, в него войдут произведения Ольги Елагиной и Арслана Хасавова.
Международная программа «Дебюта» работает уже несколько лет. Вышли сборники переводов на разные языки, наши ребята посетили Францию, Великобританию, Испанию, Германию, Австрию, США, Китай.

– Что подразумевала культурная программа и ваша работа в Китае? 
– Мы провели несколько встреч и пресс-конференций. Наша первая общая пресс-конференция собрала журналистов из ведущих китайских изданий и информационных агентств. Были и телекамеры, но я не знаю, к сожалению, каким телекомпаниям они принадлежали. В России о нашей поездке прошла новость на телеканале «Культура».
Потом мы выступали на книжной ярмарке. В первый день произошел курьезный случай. Мы провели общую встречу, готовились к собственным выступлениям, но тут пришла полиция и выгнала всех из павильона. Оказалось, что ярмарку решил посетить какой-то высокопоставленный китайский чиновник, поговаривают, что это был сам председатель Ху Цзиньтао. Ему пришлось бродить по пустым залам, а нескольким тысячам участников и посетителей пришлось покинуть комфортные помещения с кондиционерами и толпиться на улице. Чинопочитание здесь стало исторической традицией, хотя, думаю, что современная молодежь мыслит уже иначе.
Наша работа продолжилась в последующие дни. Каждый из нас выступил на ярмарке, а в завершение прошла общая встреча с китайскими студентами-русистами в Российском культурном центре. Пожалуй, это была самая интересная беседа с читателями за все время нашей поездки. Было видно, что русский язык ребятам интересен не для того, чтобы потом делать бизнес в России или дипломатическую карьеру. Они просто любят русскую культуру, стараются понять наш образ мышления, сопоставляют проблемы российского и китайского общества.
Конечно, мы много гуляли, видели Запретный город, Храм Неба, Великую Стену. В один из вечеров мы разделились. К сожалению, я не пошел с коллегами смотреть настоящий Китай, они забрели в один из бедных районов, который находится в самом центре, в двух шагах от площади Тяньаньмэнь. Я могу только пересказать их впечатления, они видели узенькие улочки, где расположены лавки, в которых продают жареных скорпионов, заходили в дома, дверь в которых не запирается, так как оттуда нечего красть. Вообще, соседство роскоши и нищеты пробуждает интересные чувства, думаю, что кто-то из нас обязательно напишет рассказ или повесть, основанные на впечатлениях о поездке.



– Читают ли наши книги в Китае? Какие темы вызывают наибольший интерес? 
– Конечно, читают. Китайский читатель хорошо знаком с такими авторами, как Борис Васильев и Валентин Распутин, например. Наша молодая литература должна вызвать интерес у китайской молодежи, так как проблемы, в принципе, схожи. Сейчас происходят интересные вещи в китайской литературной жизни, идет целая война в блогах между поклонниками разных авторов. Я думаю, что это хорошо, ведь литература представляет собой не только конечный продукт – книгу, но и жизнь самого автора, конфликты, взлеты и падения.

– Какие результаты были достигнуты по итогам ярмарки? 
– Мы как раз должны были показать, что литература в России продолжает жить и развиваться. Именно этой цели служит проект «Дебют», международная программа премии продолжает работать. Готовится к печати следующий сборник, который уже ждут в Китае, которым уже интересуются. Авторы нашего сборника тоже не закончили на этом свою работу в этой стране, наши следующие опусы тоже будут переведены и изданы.

– Что нового ты для себя открыл? 
– Я получил массу впечатлений, которые теперь нужно долго обдумывать, анализировать, сопоставлять. Будучи убежденным западником, я увидел, что китайская молодежь открыта европейской культуре. Но мы увидели и почувствовали нечто совсем иное, непривычное, что интересно понять, рассказать сначала самому себе, а затем – читателям.

– Какие российские авторы наиболее знакомы китайскому читателю? 
– Помимо упомянутых Васильева и Распутина, китайцы любят и знают русскую поэзию. У входа в Российский культурный центр в Пекине вывешен огромный плакат со стихотворением Пушкина «Я вас любил» в переводе на китайский. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов русские диаспоры в Харбине и Шанхае в первой половине прошлого столетия. Они жили в ритмах джаза оркестра Олега Лундстрема и поэзии Серебряного века.



– Самое время поговорить о сложностях перевода. Что теряется при переводе с русского на китайский? Как это компенсируется? 
– Это очень интересная история. Например, переводчица повести Ольги Римши не могла понять, что значит слово «трудовая» – речь шла о трудовой книжке. Переводчики повести Андрея Симонова творчески подошли к интерпретации русских ругательств. Например, слово «дебил» они заменили модным китайским выражением «инвалид головой».
К моим текстам вопросов не возникало, так что не упущу возможности сделать очередной комплимент моей очаровательной переводчице Хоу Дан. Приятным сюрпризом для меня стало и то, что мир в очередной раз оказался тесен. После пресс-конференции ко мне подошла пожилая дама, которая рассказала, что несколько лет работала в моем родном Новосибирском университете, передала привет и пожелания всего наилучшего преподавателям, с которыми она общалась. Новосибирск не остался в долгу: после возвращения из Пекина я получил приглашение выступить перед нашими студентами-китаистами в действующем при университете Клубе Конфуция, где рассказал о премии «Дебют», о нашей поездке и подарил экземпляр изданного в Китае сборника.

Факты и цифры
Международная Пекинская книжная ярмарка проводится с 1986 года. В прошлом году в ней приняли участие более 1,8 тыс. представителей из 58 стран. Выставочная площадь нынешней ярмарки составила более 50 тыс. квадратных метров, издательства из 60 стран и районов мира представили более 200 тыс. наименований книг. В прошлом году в Китае выпущено 320 тыс. наименований книг, общий тираж – 3,2 млрд экземпляров, валовой продукт в сфере печати и издательства достиг 1,3 трлн юаней. 

Новая хрестоматия
http://www.pokolenie-debut.ru/letopis/travels/2011/tropy_v_kitaj/ – эссе о поездке в Китай Дмитрия Бирюкова.
Анастасия Чеховская