?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Кикоку сидзё
eurekanext


В Японии примерно с 1970 года стали говорить о таком явлении, как кикоку сидзё – билингвальных детях. Они возвращались в страну вместе с родителями, которые длительное время работали за границей.

При Токийском университете искусств и в ряде других учебных заведений были организованы специальные классы для кикоку сидзё. Кроме того, появились программы, позволяющие таким детям поступать в вузы по отдельному конкурсу. Конечно, бывали случаи, когда дети не справлялись с изучением сразу нескольких языков. Но в целом, если говорить о моем личном опыте (я жила в Америке, когда мне было 7–8 лет) и об опыте моего мужа (он ходил в детский сад при американской школе в Швеции, а с 9 до 14 лет жил в Англии), а также об опыте моих друзей и студентов, которых можно отнести к кикоку сидзё, то, мне кажется, такие дети, хотя и не все, действительно во многом лучше социализируются и развиваются. Становясь взрослыми, они не боятся ездить за границу и общаться с иностранцами. Впрочем, я считаю, что влияние на их дальнейшую жизнь оказывает не столько знание иностранного языка, сколько опыт пребывания в другой культуре. По себе могу сказать, что после освоения одного иностранного языка все последующие даются уже намного легче (например, когда я говорю по-русски, я могу думать так же, как я бы думала, говоря на английском).

Дети от международных браков естественным образом становятся билингвами еще с младенческого и дошкольного возраста. Что же касается остальных детей, то, если говорить об обучении в школе, то, по моему мнению, лучше всего начинать изучать иностранные языки с 1–2-го класса и сравнивать их с родным языком.

С 1989 года (с того времени, когда я работала в Министерстве образования Японии) я приезжаю в Россию раз в два-три года для изучения тенденций российских образовательных реформ. Последнее время мы берем переводчика, но раньше я проводила интервьюирование сама (или вдвоем), и мне приходилось говорить по-русски. Сейчас мой русский стал хуже. Но поскольку теперь многие в России хорошо говорят по-английски, у меня все чаще получается общаться с русскими на английском.

Савано Юкико,
профессор женского Университета Сэйсин

Перевод Григория Мисочко