?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Билингвами не рождаются
eurekanext


Какие особенности становления детей-билингв должны учитывать родители и учителя? Об этом идет речь в интервью с Франсуа Грожаном – одним из крупнейших специалистов в этой сфере.

Его опыт впечатляет: Франсуа Грожан занимался преподаванием и научными исследованиями в области психолингвистики в Северо-Восточном университете в Бостоне, был научным работником в лаборатории речевой коммуникации Массачусетского технологического института. Основал и в течение двадцати лет возглавлял лабораторию по коррекции языка и речи в Невшателе, преподавал в университетах Цюриха, Базеля и Оксфорда. Соиздатель журнала Bilingualism: Language and Cognition (Cambridge University Press). Его исследования, в частности, касаются вопросов билингвизма и мультикультурности.

– Что вы можете сказать о ребенке, который учится говорить одновременно на двух языках?

– Прежде всего стоит отметить, что такая ситуация встречается гораздо реже той, когда он учит языки последовательно. При этом чаще всего один из них играет в его жизни более значимую роль – и становится основным. Лучше не подталкивать ребенка к одновременному овладению двумя языками, если это не происходит само собой: малышу нужны «естественные» собеседники для каждого языка. Будет лучше, если сперва ребенок заговорит на одном языке, а второй начнет изучать в возрасте 4,5–6 лет.

– Расскажите о трудностях, связанных с возможным смешением языков в процессе их усвоения.

– Очень важно дать ребенку возможность общаться в «моноязычных» ситуациях, чтобы он мог при необходимости говорить на каждом. Нередко в семьях, где родители говорят на разных языках, ребенок выбирает для себя какой-то один, к папиному или маминому разочарованию.

– Правда ли, что детям-билингвам проще выучить третий и четвертый язык?

– Детальные исследования в данной области еще проводятся, но все указывает на справедливость такого предположения, особенно если речь идет о близкородственных языках (французском, итальянском, испанском). Такой ребенок быстрее учится дистанцироваться от языка – например, рано усваивает разницу между формой и смыслом слова, что ему пригодится в дальнейшем при изучении новых языков.

– Если ребенка в три года отдать в англоговорящую группу, будет ли это способствовать развитию билингвизма, притом что растет он в моноязычной семье?

– Действительно важно, чтобы дети учились языкам, особенно в такой стране, как Швейцария. В то же время далеко не все дети быстро становятся билингвами: нужно, чтобы они рано начали говорить, постоянно используя несколько языков в повседневной жизни. Все будет зависеть от большого числа внешних факторов. Также следует помнить, что навыки билингвизма, полученные в детстве, далеко не всегда сохраняются у взрослых. Что же касается идеального возраста, в котором лучше приучать ребенка к билингвизму, то это очень деликатный вопрос, связанный со многими обстоятельствами, в том числе семейными, социальными, образовательными и т.д.

– Правда ли, что ранний билингвизм, приобретенный в иностранном детском саду или яслях, отличается от билингвизма, усвоенного в семье?

– Да, тут есть несомненные различия. С одной стороны, если язык усваивается в яслях или на уроках, ребенку зачастую не хватает практики, в то время как в семье практика будет постоянной. С другой стороны, в яслях или детском саду изучение языка происходит в специфической среде. Акцент делается на нескольких темах, ребенок рано получает навыки чтения и письма. В семье язык используется в более естественной среде или по принципу дополнительности.

– А если ребенок усваивает не два, а три языка? Отличается ли эта ситуация от обычного билингвизма?

– И да, и нет. Да – в том смысле, что, скорее всего, ребенок будет использовать каждый язык для разных навыков (один язык будет ведущим, на другом он не будет читать, а писать, наоборот, на нескольких языках), а нет – в том смысле, что основные характеристики, свойственные билингвам, будут верны и для него: выбор языка, смена языков, принцип дополнительности и взаимодействия и т.д.

Важно различать постоянное использование нескольких языков и знание нескольких языков. Многие люди считаются билингвами, поскольку постоянно используют два языка, но в то же время они многоязычны, поскольку знают несколько языков, но используют их гораздо реже.

– Существует ли такое понятие, как родной язык? Часто говорят, что слова, произнесенные матерью на ее языке, по-особому воспринимаются ребенком. Что вы об этом думаете?

– Это сложный вопрос, поскольку он затрагивает взаимосвязь между языком и эмоциями. В лингвистике скорее принято говорить о первом и втором языке, чем о родном языке (или о двух первых, если речь идет о билингве, усвоившем два языка одновременно). Стоит отметить, что при определенных обстоятельствах первый язык легко может стать вторым, если им пользуются меньше и он отходит на второй план. Что касается вопроса взаимосвязи между выражением эмоций и используемым языком, то последние исследования оставляют его открытым. В любом случае, нельзя просто заявить, что люди, ставшие билингвами уже взрослыми, имеют эмоциональную связь только с первым языком, а не со вторым (третьим, четвертым). Англичанин, уже взрослым ставший франко-английским билингвом, вполне может признаваться в любви по-французски. Точно так же человек, у которого первый язык связан с негативными эмоциями (например, сложные взаимоотношения в семье), вполне может пользоваться вторым языком для выражения всего, что касается эмоций. И наконец, в зависимости от того, к кому из членов семьи он обращается, билингв может переходить с одного языка на другой.

Франсуа Грожан

http://www.babybook.ch

Перевод Александры Ратай



Скорее норма, чем исключение


О феномене билингвизма мы беседуем с Валерием Беляниным, автором многочисленных статей, книг и учебника по психолингвистике.

Какие направления в изучении билингвизма сейчас актуальны именно в психолингвистике? Что ученые уже точно знают, а по поводу чего идут споры?

– Для начала определим само понятие. Билингвизм – это способность владеть двумя или более языками. Наряду с билингвизмом встречается и знание более чем двух языков. Это называется многоязычием (или мультилингвизмом, полилингвизмом).

Билингвизм изучают давно, как минимум с середины прошлого века. Различают естественный (бытовой) и искусственный (учебный) билингвизм. По возрасту, в котором происходит усвоение второго языка, различают билингвизм ранний и поздний. Ранний билингвизм обусловлен жизнью в двуязычной культуре с детства, при позднем билингвизме изучение второго языка происходит уже после освоения одного языка.

Различают также билингвизм по количеству осуществляемых действий. Рецептивный (воспринимающий) билингвизм существует тогда, когда человек довольствуется приблизительным пониманием иноязычной речи. Сам человек при этом почти не говорит и не пишет. Репродуктивный (воспроизводящий) билингвизм позволяет билингву не только воспринимать тексты иностранного языка, но и воспроизводить (пересказывать) прочитанное или услышанное. Продуктивный (производящий) билингвизм позволяет не только понимать и воспроизводить иноязычные тексты, но и производить их. Говоря иначе, при продуктивном билингвизме человек может более или менее свободно говорить и писать на другом языке.

Одной из целей изучения иностранного языка может быть рецептивный билингвизм. К примеру, некоторым людям бывает достаточно читать иноязычные книги, но нет необходимости разговаривать. Это полностью применимо к так называемым мертвым языкам – латыни, древнегреческому и др. Но чаще цель, которую ставят при изучении и преподавании иностранного языка, – это продуктивный билингвизм.

Говорить об актуальности проблем в современной науке сложно, так как разные научные школы двигаются как бы параллельно и изучают то, что им кажется целесообразным для решения теоретических и практических задач.

Можно выделить ряд направлений в изучении билингвизма. Так, социолингвисты, отмечая, как в креольских языках происходит упрощение грамматики, могут описать упрощение фонетики и синтаксиса человека, говорящего на неродном языке. В рамках когнитивной психологии много исследований по структуре памяти билингвов, по анализу способов доступа к информации и ее переработке. В последние годы все больше исследований по рабочей памяти – касаются они и проблем билингвизма, в частности, анализа работы синхронного переводчика.

Исследуется языковое сознание эмигрантов, студентов, изучающих второй язык, и устройство ментального лексикона билингвов. Психофизиологические исследования билингвизма проводятся в целях описания активации зон мозга и понимания того, какие зоны участвуют в обработке информации, в том числе и при понимании и порождении высказываний на иностранном языке. И, конечно, немало исследований по проблемам старения и влиянии знания второго языка на этот процесс, а также роли памяти в запоминании и забывании родного и иностранного языков.

– Есть ли данные об отличиях работы мозга билингва? Что-то связанное с объемом или характером нейронных связей? Есть ли физиологическая основа у этого феномена?

– Метаанализ публикаций по билингвизму, который провела Анджела де Бруин, позволяет утверждать, что у билингвов нет когнитивного преимущества. Согласно ее данным, монолингвы и билингвы выполняли многие тесты на ингибиторный контроль с идентичными показателями. [Ингибиторный контроль – важный компонент деятельности по подавлению реакций на нерелевантные стимулы]. Она полагает, что большинство исследователей поддерживают идею наличия преимуществ билингвов перед монолингвами, а исследования, где это не подтверждается, просто публикуются реже. А о чем говорят исследования, где описываются различия в строении мозга у билингвов? Нейровизуализация (которая включает в себя и компьютерную томографию) показывает, что у билингвов по сравнению с монолингвами больше концентрация серого вещества в левой теменной доле мозга. Другие исследования показывают наличие структурных различий у билингвов и монолингвов в мозолистом теле, соединяющем правое и левое полушария. Таких исследований, однако, не очень много, они трудоемки и не дают прагматических результатов. Иными словами, разгадка того, что происходит в мозгу билингва, еще впереди.

Есть ли какие-то исследования, чем мультилингвы отличаются от монолингвов с точки зрения познавательного развития, самоощущения, внутреннего благополучия, характера, других личностных особенностей?

– Даже если ни интеллектуально, ни когнитивно, ни по особенностям внимания билингвы не лучше монолингвов, то у них масса коммуникативных преимуществ: возможность общаться с иностранцами без переводчика, получать более точное знание за счет чтения книги в оригинале. Есть у билингва и возможность видеть мир в «другом измерении» как грамматически, так и семантически. Он может говорить, используя разные интонационные модели или тональные системы. Даже если эти возможности не улучшают мышление (в чем я очень сомневаюсь), билингв обладает большей степенью свободы в своем языковом мышлении.

Кроме того, важная черта коммуникативности билингва – это умение делать языковой выбор. Билингвы выбирают разные языки в зависимости от разных факторов, включая тип человека, к которому они обращаются (например, член семьи, одноклассник, коллега, начальник, друг, продавец в магазине, официальное лицо, транспортный персонал, сосед). Они ориентируются на тематику разговора, учитывают место и социальное окружение, отношения с адресатом (родственник, сосед, коллега, начальник или подчиненный, незнакомец).

Еще сложнее ситуации, когда билингв разговаривает с другим билингвом с таким же знанием языков и при этом переходит с одного языка на другой. Это явление называется переключением кодов.

Все это говорит, на мой взгляд, о том, что быть билингвом в современном мире, с одной стороны (психофизиологически), труднее, а с другой (психологически и социально) – удобнее. И, несомненно, это положительно влияет на самооценку и на психологическое благополучие.

Есть ли какие-то риски в раннем изучении иностранных языков с точки зрения психолингвистики?

– В 1923 году Д. Саер в статье «Влияние билингвизма на интеллект» заявил, что билингвизм вызывает «умственное замешательство». Позднее эти данные были опровергнуты как недостоверные (исследователь обращался к детям бедных эмигрантов).

Некоторые полагают, что у билингвальных детей меньше словарный запас и менее развита грамматика речи, нежели у их монолингвальных сверстников. Эти наблюдатели, однако, не учитывают способность билингвов использовать два набора грамматических правил и переходить с одного языкового кода на другой. Кроме того, в психолингвистических экспериментах при прохождении тестов не всегда учитывалось, что языки изучались и использовались людьми в разных условиях и с разными целями. При изучении второго языка в сознании человека происходит сложный процесс присвоения уже известным объектам новых наименований или выявление каких-то сторон действительности, о которых он до этого не знал.

Допустим, если в родном языке есть обозначение для предмета, например «стол», то новый французский язык добавит la table. Чем это осложняет нам жизнь? Тем, что перед русским словом мужского рода появляется французский артикль женского грамматического рода. При этом понятно, что возможна интерференция (наслоение правил одного языка на другие), возможны ошибки, затруднения при речи.

В социологическом плане для билингва также существует немало сложностей. Представим себе семью, где родители говорят на разных языках. Если ребенок должен обращаться к одному родителю на одном языке, а к другому – на другом, то он может начать путаться и сбиваться. Такие сложности могут спровоцировать то, что я называю «языковой шизофренией» (даже во взрослом возрасте). Но справедливости ради следует сказать, что большинство детей уже к трем годам могут различать «язык папы» и «язык мамы». Иными словами, даже если говорить на двух языках сложнее, дети справляются с этими ситуациями. На самом деле билингвы обладают уникальным лингвистическим и психологическим профилем, поскольку их два языка находятся постоянно в разной степени активации и они в состоянии применять свое лингвистическое знание и ресурсы в зависимости от контекста, а также менять свое языковое поведение в зависимости от ситуации.

Еще Л.С. Выготский писал, что интериоризация языка предоставляет детям средство направления своей мысли, позволяет фокусировать внимание и волю, а также является средством познания собственного мышления. Он полагал, что предъявление ребенку нового термина или нового утверждения, даже если тот плохо что-либо понимает, стимулирует его к изучению этого явления. Это вдвойне справедливо, если ребенку дается два языка.

Можно еще много говорить о разных сторонах владения вторым или третьим языком. Но я думаю, что при всей психологической сложности билингвизма как научной проблемы и как личного достижения это явление в современном мире скорее норма, нежели исключение.

Валерий Белянин,
доктор филологических наук, кандидат психологических наук, психолингвист

Беседовала Анастасия Белолуцкая