Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
В поисках христианской педагогики
eurekanext


Чем христианин отличается от неверующего в реальной жизни? 


В том, что христианин не грешит? Не блудит, не ворует, не обманывает? Не посматривает с завистью на окружающих? Не отвечает злом на зло? Не гадит в наших парадных, не курит в лифте, не матерится при детях? И не при детях?
Грешат, грешат христиане. Блудят, воруют, злословят. Лгут по крупному и по мелочам. Ненавидят свекровь и завидуют подругам. Пьют до беспамятства и буянят до смертоубийства. Как и неверующие…

Так, да не так.
А в чём же тогда отличие?
В том, что христианин, совершив грех, говорит себе: «Я совершил грех». У него нет отговорок и отмазок. У него нет оправданий. Объяснения – есть. «Я слаб, грех силён…» Но объяснения не являются оправданием. От того, что я знаю, что пролез в автобус без очереди, потому что очень торопился; потому что не я бы пролез, так пролез бы другой; потому что людям с такими неприятными лицами нечего быть в автобусе раньше меня; потому что могу же я иногда сорваться и отпихнуть на ступеньку ниже эту бабищу и этого недоделка – от этого знания причин моего поступка никак не меняется его оценка. Это грех. Это зло.

Да, если я распихивал всех специально, чтобы сделать им жизнь померзостнее, то, конечно, я сволочь несколько большая. Но ведь и самая малюсенькая подлость всё равно подлостью и остаётся. Грех – это грех. Всё.

Вернее, опять не всё. Какое, в сущности, дело нашим соседям до наших глубинных самокопаний? Ну, посчитал я что-то грехом, пошёл, покаялся на исповеди – и что: в рай? А для ближнего с отдавленным ботинком, отодвинутого моим широким плечом от входной двери в троллейбус, что изменилось?

Да, в этой ситуации не изменится, понятно, уже ничто. Вошедший вторым первым в этой очерёдности уже не окажется. А вот для следующего очередника в другой очереди будет лучше. Потому что, если христианин назвал что-то грехом, то он понимает, что больше совершать такое он не должен. Никогда. Потому что жизнь вечна, и вечность эта может стать для меня очень разной. И отговорка, что человек вообще слаб, и поэтому я конкретно был гнусен, не проходит у дверей Царства Небесного.

Да, человек слаб. Но он обязан всегда оставаться человеком. Да, он будет ошибаться, поскальзываться и падать. Но он знает, что должен сделать всё, чтобы этого не было. Он ответственен за свои падения. И он меняется – чтобы не упасть. И падает реже. Если для него слова, произнесённые две тысячи лет назад, действительно являются смыслом жизни.

Вы, наверное, очень хотите спросить, а грешу ли я? Да. Но меньше. Вы, видимо, хотите уточнить: меньше, чем кто? Чем неверующий? Нет, просто меньше. Меньше, чем я.

Кстати, представьте человека, собирающегося на работу. Он в курсе, что на улице склизко; он знает, что люди вообще-то время от времени падают в грязь; он понимает, что он не чемпион по равновесию в хождении по канату и бредёт по улице ни шатко ни валко – обычно, как все. Но он не может перед тем, как выйти на улицу, сказать себе: «Сегодня по дороге на работу я могу много раз упасть, поэтому ничего страшного, если в результате приду в контору (школьный класс, регистратуру поликлиники, за прилавок в магазине) в грязном пальто с полуоторванными рукавами со следами чужих плевков на пояснице». Это всё, разумеется, может произойти, но человек должен этого не допустить.

Оправдывать свои падения до самого падения – глупо и странно. Это значит их провоцировать. Оправдывать же свои моральные падения до их совершения – невозможно. Ибо тогда я разрешаю себе грешить. Церковь готова просить прощения перед людьми и Богом за мои падения. Но она не только не говорит, что их можно совершать, но и не собирается успокаивать меня, как делает психотерапевт в анекдоте: «Писаетесь по ночам? Да не страшно! Будет повод простынку простирнуть!»

Церковь говорит другое: «Покайся». То есть иди и больше не греши. Церковь говорит то же, что сказал Иисус, когда спас грешницу, которую другие грешники собирались побить камнями. «Измени свою жизнь». Если ты стал христианином, а твоя жизнь не изменилась в каких-то принципиальных составляющих, то это не христианство.

Ибо каждый (каждый) призван к святости.

Неверующий может хотеть стать лучше, а может не хотеть. Неверующий может хотеть стать лучше, но так и оставаться на уровне хотения. Неверующий может прилагать усилия, чтобы стать лучше, но в результате оставаться таким, каким был. Неверующий может хотеть стать лучше, стараться измениться, меняться – и становиться при этом хуже, так как перепутал добро со злом, выбрал, например, плохо понятую свободу как критерий добра и получил в результате те же убийства не родившихся детей и презрение к родителям; выбрал творчество как главную ценность и думает, что его гениальные прозрения в живописи и озарения в поэзии искупят склочный характер, раздутое самомнение и беспорядочную половую жизнь. Так как никакого всеобщего критерия оценки поступков для него нет, а если он всё-таки хочет их найти, то ищет как раз в религиозных текстах, только без понимания, почему это является всеобщей нормой.

А христианин знает, что он обязан идти по этому пути и на этом пути обязан не ошибиться. Не соблазниться на внешнее, на более привычное, на более понятное себе или окружающим, не подменить истину историей, культурой, национальностью, традицией, опытом своих очень хороших знакомых. Не принять часть за целое.

А какая психологическая концепция может помочь педагогу, для которого христианство не архитектурно-музыкальный компонент культуры и не суета обрядов, через которые все должны пройти пару раз в жизни и раз после смерти (крещение-венчание-отпевание), а педагогу, который действительно верит в то, что христианство несёт истину?

Абрахам Маслоу учит нас, что каждый человек может стать человеком, но что большинство падают под бременем внутренних и внешних условий: физиологических влечений, примитивной образовательной системы и т.п. Сходно ли это с христианским пониманием человека в мире? Вполне. Зигмунд Фрейд настаивает, что наша сексуальность в большом числе случаев сильнее рациональных оснований. Стал бы спорить с этим кто-либо из Отцов Церкви? Ни в коем случае. Лев Выготский показывает, как внешние, знаковые формы интериоризируются во внутреннние. А разве это не согласуется с требованиями к исполнению молитвенного правила и организации литургической жизни? Альфред Адлер отмечает, что главной бедой является человеческое стремление к сверхпревосходству. А что там всегда являлось матерью всех грехов – не гордыня ли?

И в этом отношении есть многое в психологии, что не противоречит христианству. Но христианину не нужно. Потому что он про это и так знает. Потому что у него есть исповедь, Причастие и молитва, которые достаточны для изменения своей жизни, если христианин воцерковлён с детства или просто хорошо воцерковлён. И тогда его молитва – действительно слушанье Бога и разговор с Ним о самом важном, его исповедь – действительно испытание совести и примирение с Богом. Если он действительно христианин.

Но на этом пути мы все только растём и ищем, и возрастных ограничений тут, понятно, нет. Зная главное, мы не знаем, как применить это главное в каждой конкретной ситуации – способ найти должны мы сами. Тогда в своём поиске человек должен не перепутать. Тогда он должен уметь искать истину и, что ещё важнее, находить истину. Он должен не покупаться на демагогические трюки; он должен уметь видеть мир целостным и целенаправленным; он не может удовлетворяться лукавыми уходами от обсуждения серьёзных вопросов (вроде того, что фраза «Бог создал мир» или «Вначале было Слово» ненаучна, а фраза «Почему-то как-то с чего-то произошёл Большой Взрыв» или «Вначале был Большой Взрыв» научна); он должен уметь сравнивать не только выводы, но и доказательства; он должен, наконец, перестать читать гороскопы!!

Потому что он не должен ошибиться. Потому что для человека ошибка может быть фатальной.

Евгений Крашенинников,
психолог


  • 1

Не верю. не понимаю.....

..... почему этот христианин в первый раз расталкивает людей в автобусе и только потом понимает, что согрешил и идет грешить меньше? Он сразу не понимал, что толкаться и лезть без очереди нехорошо? Это ж мама должна была в детстве объяснить, а не церковь в старости...

...... почему Вы считаете неверующих "недоделками"? Так следует, например, из абзаца "неверующий может...." Почему, на Ваш взгляд, невозможны другие моральные основания и этические представления в человеке кроме христианских? Махатма Ганди не менее морален, чем... ? "моральный закон во мне" создается вовсе не обязательно верой...

...... зачем, вроде бы, критикуя за ошибочность попытки противопоставлять науку и религию, Вы так пренебрежительно отзываетесь о науке и тем самым сами разжигаете это противопоставление? Слов "почему-то как-то с чего-то" во вторых фразах нет - как нет их и в первых. Да, это разные плоскости космоса человеческой головы и разные ипостаси Начала, но зачем вознося одно, пинать другое? Поэтому: неубедительно. Простите, если получилось резко.

Re: Не верю. не понимаю.....

Резкость - это ничего; это, как минимум, означает, что вопрос важный. :-)
Хуже иное: когда оппоненту приписываются фразы, которых он не писал, и делаются выводы, которые не вытекают из его слов (или, в более мягком варианте: могут из его слов вытекать, а могут и совершенно противоположные, так что лучше в начале спросить, что же на самом деле оппонент считает). :-)
1. Про автобус, маму и т.п. Мама много что должна. И человек много что должен. И Церковь. И можно много о чём хорошем говорить, но ребёнок (и потом взрослый) будет поступать наоборот. Я обсуждаю не идеологию, а педагогику. Христианин (буддист, атеист...) - обычный человек. ТО есть человек, который может нарушить норму, даже зная её. Думать, что человек, который прочитал в детстве "что такое хорошо и что такое плохо", так и будет вести себя до пенсии, понятно, наивно. Так вот, христианин, конечно, может ошибаться - как человек. Но он не может себе этого прощать, он должен меняться. И не потому, что мама с папой так сазали (потому что нарушение их просьб уступать места старушкам никаких последствий для автобусного хама за собой не влечёт; а для христианина - влечёт).
2. Из абзаца, на который Вы ссылаетесь, определение "недоделки" не следует. То, что верующие (реально верующие) и неверующие - разные, факт, с которым странно спорить. Если Вы считаете описанное отличие верующих от неверующих достаточным, чтобы назвать неверующих "недоделками", то это же Ваш личный вывод. Мой вывод тот, о котором я писал: то, что они разные, и у них разные механизмы формирования морального поведения (у одних абсолютный, с которым нельзя спорить и который нельзя нарушать; у других - относительный, по поводу которого можно дискутировать и, значит, не соглашаться). И как раз христианство считает, что степень "доделанности" у всех одинаковая - каждый может быть святым. Сравнивать же степень моральности (Ганди и кого-либо иного) вообще странно.
3. Нигде пренебрежительно о науке я не отозвался. Я написал всего лишь об одной гипотезе. Соглашаться со всеми гипотезами, выдвигаемыми в науке - странно. Наука как раз в том и состоит, что не путает факт и гипотезу. У нас же (особенно в школе) одна из бед в этой путанице. Та же, напримепр, теория Дарвина - это гипотеза, а не факт; но в сознании школьника она предстаёт как общепризнанная истина (раз в учебнике изложена). То же и про Большой Взрыв. Был ли он? Скорее всего, да. Почему он произошёл? Неизвестно. Как произошёл? Неизвестно. Является ли упоминание об этом "наездом" на науку вообще? Нет, конечно.
:-)

Теория не гипотеза

Уважаемый Евгений Евгеньевич, спасибо за ответ.

По пункту 2 теперь Вашу мысль, кажется поняла.
По пункту 3: вот именно ТЕОРИЯ. Теория - это не гипотеза. В отличие от гипотезы теория докозана. И теория больше, чем факт. Это качественно другой уровень, который и описывает известные факты, и предсказывает неизвестные. Да, это не "окончательная" истина. Но приближение к ней. Все следующие приближения, более точные, еще больше приблизят к истине, то есть не отринут это приближение.
По пункту 1 - отдельный разовор...

Кстати, вспомнилось. Один большой физик (кто-то из мэтров; сейчас фамилию не назову, но могу поискать) как-то писал примерно следующее: мы, учёные, физики всё больше приближаемся к истине, всё ближе, всё точнее; и когда доходим до крайнего предела, то оказывается, что там уже сидит, свесив ножки, кто-то из Отцов Церкви, который это всё сказал уже полторы тысячи лет назад. :-)

Евгений Евгеньевич, мне очень понравилась ваша статья! Внутренний путь таков. Чтобы куда-то придти, надо знать куда, и зачем ты идешь, и откуда вышел – иметь глубоко понимаемую («Понимаемую» для меня означает применяемую на практике) тобой некоторую систему координат, в которой действуешь. Иметь намерение прогрессировать, становиться лучше с каждым днем. Не «не грешить» - это невозможно (ведь многие знают, что гнев, зависть, обида и т.п. – разрушающие эмоции. Но насколько каждый из нас может постоянно находиться в состоянии любви и радости? И на обидное слово или действие не ответить тем же? Такие способности - это уже результат серьезной внутренней работы.)

Я читала вашу статью, и для меня на месте «Христианин» могло быть «Буддист», «кришнаит», «идущий к свету». Хорошо, что в мире есть разные религии, которые обращаются к разным людям на понятным для них языках, чтобы донести до них общечеловеческие ценности, которые едины во всех религиях – «не убий», «почитай отца и мать своих» и т.д. Странно сравнивать религии и говорить, что какая-либо из них хуже или лучше. Так же как странно сравнивать людей между собой (возможно искренне раскаявшийся убийца прогрессирует за жизнь на много больше, чем ничего не сделавший, или смотрящий всю жизнь на других людей свысока, моралист).

То, что религии воюют между собой, и сравниваются друг с другом – это тот же порок, что и сравнение друг с другом двух разных людей (на чем «стоит» система образования, упрямо удерживая оценочную систему и принцип соревновательности как наивысшие формы мотивации детей к получению образования).

Что касается науки… то по-моему это вид религии (для меня религия и вера не равны). То, что обсуждается выше как теории (доказанные, приближающиеся к истине), строятся изначально на аксиомах, которые берутся «на веру».

А вот «должен» человек или не «должен» - это выбор каждого человека. Свободой воли награжден человек изначально . Вопрос в том ведает он что творит или не ведает… И как привить желание ребенку ведать, и постоянно быть в поиске истины, а не попасть в сети догм и фанатизма, закрывающие разум.

Марина, добрый день! :-)
Увы, буддиста в этом контексте вместо христианина подставить нельзя (про кришнаита не знаю). Разумеется, если мы говорим о том, о чём учил бывший принц Гаутама, а не про разнообразные последующие версии. И лишь потому что буддизм не является религией. Будда не учил о Боге, а значит в его мировоззрении не было абсолюта, в том числе и для моральных суждений. Если человек будет жить не как Будда, это не будет (исходя из буддизма) иметь неприятных фатальных последствий для его вечности. И поэтому если человек выбрал аморальную жизнь, то ничто не требует от него изменений. А в христианстве ставка при ошибке в выборе - это вечная жизнь.
А религии именно поэтому спорят друг с другом: потому что речь идёт об истине. И если истина приводит к вечной жизни, то каждый христианин очень хочет, чтобы в вечности встретились его родители, любимые, друзья. И христианином он становится не потому что там моральные ценности лучше; это моральные ценности становятся необходимыми, потому что ты стал христианином, когда понял, что раз Бог есть (пришёл на землю, был убит, воскрес и придёт судить живых и мёртвых), то надо выполнять и то, что Он сказал.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account