Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Дети не должны знать, что такое война
eurekanext
Гулиев6_ЖЖ

Если бы я жил в Киеве, будучи пацаном, пошел бы на Майдан? Конечно, да. Не потому что разделял бы политические взгляды Кличко, а потому что, мне бы так казалось, там идет настоящая жизнь, с нешуточными страстями и эмоциями.

В детстве кто из нас не играл в Спартака, красных – белых, фашистов и русских? Мы попросили старшеклассников выразить свое отношение к этой теме. Вот типичные ответы: «Я считаю, что надо держать детей подальше от войны. Война – это смерть!» (Эфендиев Рустам), «Война делает детей сиротами» (Тилов Алан), «Дети не должны участвовать в войне, и они не должны знать, что это такое» (Чеченов Нюрсолтан), «Дети и война – противоположные вещи на свете» (Жанукуев Расул). Все эти ребята любят играть в «стрелялки», часто смотрят «ужастики». Все мужчины, парни, пацаны любят играть в «войнушку». Игра со смертью, игра на пределе всегда возбуждает, всегда желанна.
Помните, Фрейд пересмотрел изначальную концепцию либидо, единственной движущей силой которой был Эрос, и дополнил его влечением к смерти, в основе которого заложена идея изначально деструктивного потенциала агрессивной энергии. Еще дальше пошел К. Лоренц, считающий агрессию не реакцией на внешние воздействия, а настоящим инстинктом, служащим целям самосохранения. А Эрих Фромм разделил агрессию на позитивную и негативную. Дополнительным стимулом для агрессии служат любые отношения, в которых попираются свободы человека и его человеческое достоинство. Многие люди бьют лежачего, презирают слабого, преклоняются перед грубой силой, ненавидят представителей других национальностей и боятся инноваций. После московского Брейвика наверняка обратят внимание на количество оружия у любителей охоты: уверяю вас, у некоторых дома целый арсенал. Спрашивается, зачем? Мы, учителя, должны понимать, что живем в мире, где есть насилие, агрессия. Можно ли минимизировать ее, надо ли при составлении образовательной программы школы учитывать насилие в качестве компоненты нашего существования? И здесь особое внимание необходимо уделить игре. В последнее время в больших городах случаются конфликты, связанные со свадебными кортежами: кавказцы проезжают по центральным улицам с включенными сиренами, музыкой, со стрельбой, на площадях устраивают громкие танцы и пляски. Кроме самих кавказцев, мало кому это нравится, но на самом деле это не выпендреж, а возможность показать свою радость, может быть, ею поделиться со всеми, себя презентовать, обозначить статус-кво. Невесту, как принято у нас, воруют, (в некоторых регионах ввели даже штрафы и уголовное преследование за злоупотребление такими традициями), но это в крови у жителей Кавказа: гордый человек только так и поступает, ему не нужна невеста, которая пришла добровольно, он ее должен обязательно добиться. На самом деле, конечно, все идет по обоюдному согласию, но формально только нужно совершить подвиг, чтобы жениться.
Мы здесь на Кавказе вынуждены при организации образовательного пространства учитывать все это и пытаемся организовывать условия для индивидуального развития учащихся, рефлексии их жизненных установок.
Ханафи Гулиев,
директор школы № 2, г. Тырныауз, Кабардино-Балкарская Республика


Общество будущего: шанс есть!
спиваковский_ЖЖ

Конечно, это неправильно. Конечно, это ужасно. Конечно, так быть не должно, чтобы   д е т и,   п о д р о с т к и   были на Майдане. Это очень опасно. Это даже смертельно опасно.
Во все времена, на пиковых испытаниях человеческого достоинства, хоть во время Французской революции 1832 года, хоть в мировых войнах, появляется этот жизнерадостный, смышленый, и одновременно бесстрашный и чуткий городской паренёк.
И именно он становится символом треснувшего мира, и мостом между прогнившим прошлым и пленительным будущим.
Вот и сейчас, сердце сжимается и замирает, видя, как эти неутомимые гавроши, не ведая страха, носятся от баррикады к баррикаде, оказываясь всегда нужными: приносят, убирают, заботятся не по годам.
И ни у кого не поворачивается язык сказать «чё ты тут делаешь, типа, не мешай!».
Говорят другое: «малыш, тебе еще жить», и трепетно выводят за пределы опасной зоны, одновременно гордясь и обливаясь слезами.

Мы, взрослые, оставляем детям такой мир, в котором им невозможно жить, и нашему поколению должно быть стыдно. Мы ничего не создаем для их перспектив и для качественного проживания их детства. Мы плохо учим, плохо лечим, неумело развлекаем, не воспитываем интерес к чтению и разрушаем традиции. При этом все время попрекаем их за то, что они ничего не умеют и не хотят. На самом деле у молодежи природный интерес ко всему новому и перспективному. Поскольку жить в будущем предстоит им, а не нам, то принимать участие в строительстве своего будущего подростки должны лет с 14. Тем более что у них хорошо еще развито (и не испорчено) чувство справедливости при выборе людей (и даже партий), и они не склонны к взяткам и подачкам. Аргумент, что они «жизни не знают» – слабый, так как слава богу, что грязью еще не запачканы. К сожалению, пожилое поколение тянет общество назад. И, к счастью, молодое – устремлено вперед.
Но учителя слабо приспособлены для объяснения политических ситуаций и инсинуаций. Эту задачу могут решать социологи и психологи, выкладывая структурированную, доходчивую информацию в сети. На специальных нейтральных сайтах. Потому что политика – это не только выборы депутатов. Это еще и решение вопросов интернета (СМИ), питания, обучения, лечения, развлечения, жилья, спорта, искусства, традиций, науки, бюджета, денег, экологии и т.д. Тогда детям будет понятно, зачем они в школе учат все эти биологии, географии, литературы и математики. А учителя могут комментировать и помогать искать и трактовать дополнительную информацию. В таком случае есть шанс создавать общество будущего.
Владимир Спиваковский,
ученый, бизнесмен, писатель,
президент образовательной корпорации «Гранд»

?

Log in

No account? Create an account