?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Предвестник зарождающейся закономерности?
eurekanext
Амонашвилли_ЖЖ

Мария Ивановна, случилась трагедия!
Парень-десятиклассник ворвался в свою школу с двумя винтовками. Охранник попытался не пропустить его, однако парень передернул затвор, направил на него винтовку и приказал проводить в класс. Охранник успел нажать тревожную кнопку и довел парня до кабинета биологии. По пути в коридоре встретился его же учитель географии, молодой, начинающий. Он, поняв, в чем дело, попытался уговорить ученика, отвлечь его внимание. Но ученик моментально направил на него винтовку и выстрелил в своего учителя. Молодой учитель был смертельно ранен и вскоре умер от потери крови. Говорят, в той же школе работает его жена учителем начальных классов, и они воспитывали маленькую дочку. В кабинете биологии, где в это время шел урок, он взял в заложники учительницу и всех десятиклассников. Подоспела полиция. Молодой полицейский попытался вступить в контакт с захватчиком, но тот убил его тоже, а другому полицейскому причинил тяжелое ранение. Кровопролитие, по всей вероятности, могло продолжаться, но подоспел отец, который уговорил сына отпустить заложников и сдаться полиции.

Вы, Мария Ивановна, наверное, полагаете, что я американскую историю рассказываю. Совсем нет! Это произошло сегодня в Москве, в московской школе! Говорят, ученик учился на отлично, метил на медаль. Что же тогда его вынудило так поступить? В американских школах подобные вещи происходят так часто, что, по-моему, таким трагическим случаям там и счет потеряли. А мы с Вами, Мария Ивановна, соболезнуя американцам, в душе радовались, что у нас в школах нет стрельбы и что наши ученики другого рода, более нравственные, воспитанные, они убивать своих учителей, друзей, полицейских, прохожих не станут, такое им и в голову не придет. Но вот, ошиблись. Мы пока еще можем вести счет таким случаям, такое в нашей действительности произошло всего два или три раза. Потому можем выразить глубокое соболезнование родным погибших, возвысить голос и потребовать, чтобы виновного наказали строго (кстати, был бы он совершеннолетним, присудили бы ему пожизненное заключение, но теперь ему грозит только 10 лет в колонии для подростков). Мы можем еще сетовать на то, что наших подростков сводят с ума современные зрелища, помойки интернета, можем осудить родителей, которые так мало времени уделяют воспитанию собственных детей. Можем осудить весь мир, который стал таким жестоким, и так далее. Но сам свершившийся факт сочтем случайностью: факт этот нас возмутит, но его «случайность» успокоит. Пройдет немного времени, все забудется, и это до тех пор, пока другой подобный факт не возмутит наше сердце, а «философия» о случайностях не успокоит наш разум.
Я сегодня раз десять включал телевизор послушать, что же произошло в московской школе. Каждый час заглядывал в интернет.
И знаете, Мария Ивановна, какой я сделал печальный вывод? Говорит министр: в школе защита детей должна быть абсолютной. Сказал мэр: надо в каждой школе проверить охрану. Но ни один, ни другой, и никто вообще и слова не промолвил о том, что скоро такая случайность может стать закономерной. Ну хорошо, превратим школьные здания в подобие крепостей, поставим электронное оборудование для досмотра школьников, учителей и любого прихожего (как в аэропортах для пассажиров). Ну и что? Вооруженный двумя винтовками ученик может поджидать свою жертву вне здания школы, и опять произойдет трагедия. И что тогда будем говорить? Сейчас охрана оказалась слабой. А тогда на кого и на что будем сетовать? Неужели непонятно: стрелять и убивать невинных людей нельзя ни в здании школы, ни вне здания! Но как укрепить открытое пространство?

Вот почему, Мария Ивановна, мне захотелось поговорить с Вами об этой трагедии. Она не только в том, что люди погибли, даже не столько в том, что ее свершил ученик этой же школы, притом – отличник, вундеркинд, побеждающий во всех мыслимых и немыслимых конкурсах. Эта трагедия не есть случайность, а есть предвестник зарождающейся закономерности.
Мария Ивановна, бывает ли что-либо без причин? И что такое случайность? Люди случайностью называют все, причины чего не видят или не хотят видеть. «Они весьма охотно посеют причины, но не подумают, что сорные травы будут единственным урожаем». Но мы же с Вами знаем, что закон причин и следствий неумолим. Мы могли бы приостановить действие закона, если бы прекратили сеять причины, или же наоборот: если бы сеяли такие причины, которые не дали бы возможности рождения дурных, тем более трагических последствий. Что сеем, то и пожинаем – это же вечная мудрость! Но видите, Мария Ивановна, как трудно людям жить по мудростям и как легко получается жить по глупостям.

Сегодняшний день не был бы омрачен этой жуткой историей, если бы в ближайшем и отдаленном прошлом не были бы посеяны семена, отравляющие жизнь мальчика. Говорят, винтовки принадлежали отцу на законном основании. Этот закон и есть первопричина зла: зачем нам, обществу, этот закон? Вот и приобрел отец сразу две винтовки (мог бы приобрести весь арсенал огнестрельного и другого оружия). Смотрел с детства подросток, как отец заряжает ружье, может быть, он и баловал сына – давал ему иногда стрелять… Устрани этот закон сегодня, отними все оружие, которое в домах хранится – и в будущем люди не будут гибнуть ни от злонамеренных, ни от случайных выстрелов. Тем более что хорошо знаем, как рука подростка тянется к опасным вещам. Может быть, Мария Ивановна, у Вас есть сосед, который депутат Госдумы, или министр какой-нибудь, может быть, есть знакомство с мэром крупного города, с каким-либо губернатором, сенатором… (Эх, были бы мы с Вами приближенными к президенту!) Объясните им закон причин и следствий, убедите проявить инициативу и лоббировать упразднение всех дурных законов, в том числе закона о праве иметь и носить огнестрельное или другого рода оружие. Если сегодня из жизни будет изъята дурная причина, конечно, исчезнут в будущем соответствующие трагические последствия, и люди, которые сейчас обречены стать преступниками и жертвами преступников, будут спасены.
А теперь что? Укрепить охрану в школах?

Кстати, Мария Ивановна, об охране. Во все время советской власти школа не знала такой охраны, и стольких трагедий тоже не было. Даже во время войны в школах был свободный вход. Сейчас, в мирное время, школа превращается не только в укрепленный объект, но и в закрытую, а то и засекреченную систему: родители отдают туда своих детей, но как с ними там обращаются, каков там педагогический процесс, они об этом могут судить только по рассказам самих детей или по воспоминаниям своих школьных лет.
Ну бог с ней, с охраной. Общество сейчас так напугано, и действительность тоже стала настолько опасной, что, видимо, меры принять надо.

Но я совсем о другом, Мария Ивановна! Хотел поговорить с Вами о тех причинах, которые зависят от нас, от наших коллег, от родителей. Точнее, поговорить о нас самих и наших посевах. Мы с Вами сеятели, Мария Ивановна, но сеятели чего? Сорных трав? Нет, сеятели добра. Но бывает же, когда сеем без отбора, лениво, забыв о самом важном? Вот в таком положении мы сейчас и находимся: в образовательном мире сеятели дисквалифицировались, или их вынудили дисквалифицироваться. И в чем это проявляется? Сперва подумаем, что бы мы сказали о земледельце, который посеял пшеницу без отбора, да еще на не вспаханном поле? То же самое можно сказать о нас самих. По логике вещей, нас должны звать художниками жизни, мы есть строители, преобразователи жизни. Все наши уроки и наставления, которым нет счета, – это наши семена, они вырастают, и получается жизнь. Им-то нет счета, но это не значит, что они вне контроля. Каждый из нас каждый день несет своим ученикам по три, по шесть уроков-семян, и мог бы тщательно отбирать их, очистить от сорняков, хорошо перепахать поле и сеять с любовью. Семена – это наши наставления и знания, перепаханное поле – это облагороженное сердце каждого ученика. Мы дисквалифицировались, даже забываем, что нужно воспитывать, забываем, как нужно воспитывать. Мы учим, мы преподаем знания, закрепляем их, проверяем, и горизонт нашего учительского успеха – это когда наши ученики побеждают на разных предметных конкурсах, а затем «успешно» сдают так называемые единые государственные экзамены. Они не выявляют человечность наших учеников, не проверяют их устойчивость в нравственности. Даже считается, что раз у молодых есть знания, значит, есть и нравственность. Ой, какое это заблуждение и невежество! Вот и этот парень – он отличник, он победитель многих конкурсов. Но мы же видим, что превосходные знания не сделали его превосходным, благородным человеком. Почему так получилось? Потому что, Мария Ивановна, воспитывать нужно сердце. Нам уже две тысячи лет терпеливо объясняют: «Добрый человек из доброго сердца выносит доброе, злой человек из злого сердца выносит злое». Почему многие наши нынешние и бывшие ученики не радуют нас своим образом жизни? Потому что мы сами не радовали и не радуем их нашим образом общения с ними.

Воспитывать нужно сердце, Мария Ивановна! Ни сердце вообще, ибо нет такого сердца, а наше собственное учительское сердце и сердце каждого нашего ученика. Нам надо бороться за свое учительское сердце и сердца наших учеников, за то, чтобы больше было бы и в нас, и в них любви и доброты, терпения и вдохновения, и совсем не было бы злобы и одичания.
Вот что я расскажу Вам, Мария Ивановна! Недавно на свой семинар с учителями я пригласил второклассников, чтобы провести с ними на сцене показательный урок. Мне доставили класс из одной школы и заверили, что дети у этой учительницы «очень хорошие». Урок у меня назывался «Слова-подарки». На этом и подобных уроках я стараюсь столкнуть детей с их внутренним миром, с их сердцем. Сперва с помощью красочного задания они открывают у меня слово «любовь». Спрашиваю: «Вы принимаете это слово в подарок?» Да, говорят они. Потом даю возможность пофилософствовать о любви, о том, что делает любовь в жизни людей. Ответы детей прекрасные. Потом тоже с помощью необычной формы задания они открывают мой другой подарок, это слово «сердце». Опять философствуют, и я узнаю, что в их сердцах обитают доброта, любовь, душа, мысли. Тоже прекрасные ответы. Наконец они разгадывают и третье слово – «человек», и высказывают мысли, каким должен быть человек. Но у меня на уроке развивается параллельная линия, как будто независимая от того, чем мы занимаемся, но, ясное дело, на фоне моих подарков и их философствования. Рассказываю им притчу: «Жили два соседа в мире и согласии долго-долго. Но однажды один сказал другому: “Сосед, мы же никогда не ссорились. Давай хоть раз устроим распри”. – “А я не знаю, как это делать”, – ответил другой. – “Я научу тебя. Вот кладу я кирпич и говорю: кирпич этот мой. А ты говоришь: нет, мой. И начнутся распри”. – “Давай попробуем”, – ответил соседу сосед…» На этом я прекращаю притчу и предлагаю каждому выступить моим соседом и посмотреть, получатся ли у нас распри. Подхожу к каждому и говорю: «Сосед, этот кирпич мой». И что же я вижу? Да, они только что приняли в подарок слова «любовь», «сердце», «человек», высказали прекрасные мысли. Но отдать, уступить мне кирпич – даже тогда, когда не требую, а прошу, объясняю, что я дом строю и только одного кирпича не хватает, напоминаю, какие слова только что получили от меня в подарок, – никто не хочет. Кто-то и голос завышает, кричит: «Не отдам, кирпич мой!». Только после-после, когда веселый смех в зале переходит в ропот и возмущение, дети догадываются, что кирпич соседу можно уступить или хотя бы продать.
Эти дети, конечно, выдержат любые тесты на знания. Они знают, что любовь и доброта живут в сердце. Но почему не руководствуются ими в своих поступках? Потому что учитель не озаботился о воспитании сердца своих учеников, не считает нужным. Он, может быть, даст своим ученикам знания о нравственности, то есть скажет, что можно и чего нельзя, но не будет взращивать в их сердцах облагороженные чувства доброты, дружбы, любви, взаимности, терпения, уступчивости, щедрости, преданности, помощи, защиты… Он будет гордиться своими «сильными» учениками, но забудет, что более достойно для учителя гордиться их благородством и великодушием.

Мне очень жалко, Мария Ивановна, и самого ученика, который навлек пожизненную беду и на себя тоже. Его будут судить. Сами его учителя, товарищи и, может быть, родители тоже будут его осуждать – как он такое посмел! Сейчас найдут в нем много таких вещей, которые укажут на его неуравновешенность, несдержанность, амбициозность и т.д. Но скажут ли учителя-воспитатели, как они сами обделили растущего человека, вкладывая в него знания и упуская из виду самое важное: облагораживание, воспитание его сердца? Заботились ли они, чтобы в нем зародился смысл жизни и отношение к жизни, возвышенный взгляд о мире, духовные ценности, истинная любовь? И вообще, какие учителя и воспитатели заботятся о воспитании таких вещей в своих учениках? Мы с Вами, Мария Ивановна, знаем ответ на этот вопрос: в становлении личности духовно-нравственные ценности возвеличивают те учителя и воспитатели, которые те же ценности постоянно взращивают в себе. Есть классические аксиомы: любовь воспитывается любовью; доброта воспитывается добротой; преданность воспитывается преданностью… и вообще, сердце воспитывается сердцем.
Я совсем не уверен, что учителя и родители этого несовершеннолетнего, к сожалению, надо сказать, преступника воспитывали в духе любви и высших духовно-нравственных норм. А скорее в растущем человеке они спровоцировали, может быть, совсем этого не желая, раздражение, гордыню, нетерпимость, завышенную самооценку, замкнутость, злобу, мщение… То есть все то, что имели сами, или же в общении с учениками перевоплощались в строгого, требовательного авторитара. Очень опасно накапливать в подростке эти отравляющие духовно-нравственный мир вещества. Они вызывают в нем особый «химизм» и могут направить его свершить асоциальные поступки и трагедии.

Мария Ивановна, думаю, время вспомнить прекрасную притчу Иисуса Христа. Посеял человек доброе семя на своем поле. Ночью пришел его враг и посеял между пшеницею плевелы. Когда показался плод, тогда и явились плевелы. Хозяин, узнав об этом, сказал своим рабам: враг мой сделал это. Оставьте расти то и другое до жатвы, а во время жатвы соберите сперва плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь, а пшеницу уберите в житницу мою.
Это о нас, Мария Ивановна! Плевел много в нашем образовании, их посеяла недобрая сила, посеяла прямо в наших сердцах и умах и продолжает это делать. И время жатвы настало. Пора собрать плевелы и сжечь в огне беспощадном. Но мы же знаем: кроме нас самих, этим никто не займется.
Шалва Амонашвили
03.02.2014

  • 1

Первый правильный ответ

Впервые прочитал адекватный комментарий на произошедшую трагедию. Спасибо Вам.

  • 1