?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Зачарованные насилием
eurekanext
Ратай1_ЖЖ

Во Франции случаи жестокого насилия в школе редки и не принимают форму перестрелки. Существует школьная травля, бывают проявления агрессии по отношению к преподавателям, известен случай вторжения агрессивно настроенных подростков, вооруженных ножами, в профессиональный лицей в проблемном департаменте Сена-Сен-Дени, приведший к легким ранениям. Впрочем, даже незначительные происшествия вызывают большой резонанс.

Самым громким происшествием стал теракт, совершенный фанатиком на скутере: убийство трех малолетних детей и одного взрослого (преподавателя) во дворе еврейской школы в Тулузе в 2012 году. Убийца Мохаммед Мера оказал сопротивление при задержании и был убит группой захвата. Случай наделал много шума, в том числе ввиду его исключительности.
В то же время ряд громких происшествий, связанных со стрельбой в учебных заведениях в Америке и Европе, заставил французов серьезно задуматься о безопасности французских школ и о причинах, провоцирующих насилие в подростковой среде.
Так, случай стрельбы в немецкой школе (2009 год), когда подросток Тим Кречмер застрелил 15 человек, произошел на следующий день после побоища в Алабаме. 28-летний Майкл Маклендон, психически неустойчивый, социально неадаптированный и винивший в своих неудачах окружающих, расстрелял мать, родственников и еще несколько человек (всего 10 жертв, в том числе трехмесячный ребенок), после чего покончил с собой. Специалисты предполагают, что для немецкого подростка, крайне неуравновешенного психически, последний случай, о котором много говорили и писали в интернете и СМИ, мог стать последней каплей, заставившей его взяться за оружие. Однако причины насилия в школе, по мнению французских психологов и педагогов, лежат гораздо глубже пагубного влияния средств массовой информации и увлечения жестокими видеоиграми.
Первой реакцией на участившиеся случаи насилия за границей стало повсеместное усиление мер безопасности во французских школах. Было решено ввести дополнительные меры контроля на входе в учебные заведения. Еще президент Николя Саркози высказал пожелание, чтобы вторжение в школу было признано уголовным, а не административным нарушением, и потребовал, чтобы муниципалитетами было установлено 75 систем видеонаблюдения в 400 школах. Школьная безопасность стала не просто политикой, а настоящим бизнесом. К уже усиленным на тот момент из-за опасения терактов мерам безопасности добавились проверки полицейскими на входе в школу, металлоискатели, рамки и даже биометрические системы контроля. Но и эти меры не сводят риск на нет, зато из-за них лицей превращается в подобие бункера.
Помимо материального аспекта защиты школ и предупреждения актов насилия бурно обсуждаются и чисто психологические факторы. По мнению специалистов, подростки-палачи прежде всего сами являются жертвами психологических расстройств. Зачастую психологические характеристики таких подростков очень схожи. Это всегда мальчики, выходцы из среднего класса или даже из весьма обеспеченных семей, чаще всего одиночки, замкнутые, в классе держатся особняком, нуждаются в признании, любят жестокие видеоигры и фильмы, но никто не считал их способными на такое…
Большинство этих подростков буквально зачарованы насилием. Многие наблюдатели полагают, что причина кроется в СМИ, сделавших насилие привычным. Зачастую насилие, сцены которого распространяются всеми возможными способами, становится для таких подростков образцом, моделью поведения, и они перестают отличать реальный мир от вымышленного.
Впрочем, по мнению Оливера Моко, члена Центра мониторинга виртуальных миров в Парижском университете, пусть даже сама связь между увлечением жестокими видеоиграми и фильмами и агрессивным поведением несомненна, однако одно вовсе не обязательно влечет за собой другое. Подобное увлечение – не причина насилия, это, скорее, индикатор внутреннего неблагополучия. Все эти подростки были одинокими, социально не интегрированными, психологически неустойчивыми. Видеоигры стали для них способом облегчения страданий от глубокого внутреннего конфликта. В то же время сцены реальных массовых убийств, показанные по телевизору, вполне могут стать для подростка в такой ситуации толчком, который заставит его перейти зыбкую границу между мечтой и явью, игрой и реальностью. Специалисты полагают, что для некоторых таких убийц мотивацией может быть и всеобщее внимание, которое привлекут к преступлению и к ним самим средства массовой информации, хотя это предположение нельзя считать полностью доказанным.
Интернет не только является средством распространения сцен насилия, но и последним средством попросить помощи и последней возможностью переломить ситуацию. Нередко, прежде чем совершить решающий шаг, подростки оставляли сообщения в чатах и на форумах. Подобные «предсмертные записки» – последняя попытка позвать на помощь и привлечь к себе внимание. К сожалению, такие попытки редко принимаются всерьез.
Открытым также остается вопрос об ответственности родителей. Помимо того что они испытывают чувство вины, так как не заметили приближения беды и вовремя ничего не предприняли, на них может лежать ответственность и за то, что подросток вообще получил доступ к огнестрельному оружию. Как правило, орудием преступления служит именно оружие родителей, приобретенное на вполне законных основаниях. Более того, родители такого подростка (именно так, например, было в случае с немецким несовершеннолетним убийцей Тимом Кречмером) зачастую игнорируют предупреждения психолога или психиатра об опасной эмоциональной и психической неустойчивости их ребенка и о необходимости принятия серьезных мер.
Французские власти берут на себя значительную часть ответственности за социальное и психологическое состояние школьников. Во многом это связано с  тем, что в стране большое количество неблагополучных семей иммигрантов, и именно дети из этих семей особенно нуждаются в специализированном сопровождении. Разрабатывается и постоянно совершенствуется целый комплекс программ, направленный на адаптацию каждого ребенка. Одним из последних законов, касающихся этой проблемы, стал закон о статусе сотрудников Сети сопровождения проблемных детей (RASED), их профессиональной подготовке, правах, оплате.
Добавим, что присутствие школьных психологов, их активное участие в решении проблем учащихся, преподавателей и семей во Франции обязательно. В целом все затруднения учащихся стараются решать комплексно, а одной из основных целей образовательной системы (о чем неоднократно заявляли в Министерстве образования и сам президент) является максимальная адаптация всех подростков.  
Источник: Hautcourant.com
Перевод Александры Ратай


Трагедия в Германии: пять лет спустя
Литвинович_ЖЖ
Пока в России бурно обсуждают выстрелы в одной из московских школ, в Германии на новый круг вышло дело о массовом убийстве в Виннендене, земля Баден-Вюртемберг. Накануне пятилетней годовщины одного из самых кровавых эпизодов стрельбы в школе, произошедших в Германии, городские власти Виннендена подают иск о выплате 9 млн евро против родителей Тима Кречмера, расстрелявшего 15 человек в реальном училище Альбертвилль и во время бегства от полиции.

11 марта 2009 года семнадцатилетний Тим застрелил из девятимиллиметрового пистолета Беретта семерых учеников Альбертвилль-Реальшуле, трех учительниц и сотрудника расположенного рядом со школой психиатрического центра. Еще двое пали от руки Кречмера в автосалоне в соседнем Вендлингене, где стрелок оказался, скрываясь от погони. Кроме того, одиннадцать человек получили ранения. Во время перестрелки с полицией Тим обнаружил, что у него заканчиваются боеприпасы, и застрелился.
Трагедия послужила поводом для бурных политических дискуссий относительно закона о владении оружием. В том числе предлагалось запретить занимающимся спортивной стрельбой хранить оружие дома. Федеральный министр юстиции Бригитте Циприс отклонила это предложение, отметив, что в таком случае тиры превратятся в склады оружия. Вместо этого она заявила о необходимости повысить внимание к заботам, потребностям и проблемам молодежи. Министр внутренних дел Вольфганг Шойбле констатировал, что, по его мнению, более строгие правила владения оружием не помогли бы предотвратить этот инцидент. Федеральный канцлер Ангела Меркель потребовала усилить контроль над надлежащими условиями хранения оружия в частных домах.
Также предметом общественных дебатов стала роль основывающихся на насилии компьютерных игр. Федеральный президент Кёлер призвал политиков и общественность к принятию мер против пропагандирующих насилие компьютерных игр и фильмов. Родственники многих жертв требовали полностью запретить содержащие насилие игры, показывать меньше жестоких сцен по ТВ и усилить контроль за действиями молодежи в интернете. Помимо этого они хотели обязать средства массовой информации не называть имя и фамилию преступника, чтобы избежать превращения его в героя и появления у него подражателей.
В парламенте земли Баден-Вюртемберг был создан специальный комитет «Последствия массового убийства в Виннендене и Вендлингене – опасность для молодежи и насилие среди молодежи». Он занимался сбором и конкретизацией предложений, которые смогут снизить вероятность массовых убийств.
Тридцать девять выработанных рекомендаций ориентировались на пять тематических областей, обсуждение которых входило в задачи Специального комитета:

  • Предотвращение насилия у подростков и молодых взрослых.

  • Доступ к оружию.

  • Представление насилия в средствах массовой информации, в том числе в компьютерных играх.

  • Меры безопасности в школах.

  • Укрепление образовательной миссии родителей.

На основе рекомендаций были определены восемь направлений деятельности:

  • Расширение школьной психологической помощи, а также квалификация психологических кадров.

  • Программа по профилактике насилия, основанная на исследованиях норвежского ученого Дана Ольвеуса.

  • Укрепление образовательной роли средств массовой информации.

  • Безопасность в школах – прямая система сигнализации.

  • Консультации для родителей.

  • Профилактика насилия в молодежном спорте – биатлонный проект.

  • Предварительная оценка для введения нового закона о владении оружием в регионе.

  • Усиление уголовного преследования за пропаганду насилия в интернете.

Тем временем обсуждение массового убийства в Виннендене остается в центре внимания прессы, и почти пять лет спустя, в начале февраля, стало известно, что пострадавшие и родственники жертв наконец получат компенсации. Власти Виннендена пытаются возложить ответственность на родителей Тима Кречмера. Отец Тима считает, что ответственность лежит на психиатрическом центре в Вайнсберге, где его сын обследовался в 2008 году; согласно отчету клиники, Тим, помимо прочего, говорил о своей агрессии и рассказывал, что у него бывают фантазии о смерти, однако родители не были об этом проинформированы.
Источники: Spiegel, Stuttgarter Zeitung, Focus, De.Wikipedia
Перевела Татьяна Литвинович