?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Ступени и границы сетевого профессионализма
eurekanext
Редюхин_ЖЖ

Как все начиналось
В 1987 году на эвриканском сборе в Харькове, собравшем более 500 человек со всей страны, известные российские ученые Юлия Турчанинова, Владимир Собкин и Борис Бим-Бад рассказывали об исследованиях роста профессионального мастерства учителя. Говорили о персональном росте педагога (как сейчас бы сказали, о профессиональных компетенциях), о его социальной адаптации (условиях «институализации» профессии), о специфике «исполнительского понимания» учителя. Подробности уже не помню, но общая картинка выглядела как последовательные ступени профессионального роста. Сначала педагог видит самого себя и остро переживает свои успехи и неудачи. Потом он сосредоточивается на педагогическом инструментарии и погружается в изучение методик преподавания. Затем обнаруживает за всем этим реальных детей с их проблемами и переживаниями, и они начинают быть интересны ему сами по себе. И только после этого становится ясно, что саморазвивается только совместная пара «ученик-учитель», и наступает этап «педагогики сотрудничества». Каждый этап может длиться у всех по-разному. Можно замешкаться, остановиться на любом этапе и застопориться хоть на всю оставшуюся жизнь, но в среднем каждый этап продолжается года два-три. Итого всего – лет десять-двенадцать до вершины. Мы – разные… Какие тут могут быть стандарты в постоянном движении и совершенствовании?
Прошло время. Дальнейшие исследования показали, что аналогичные этапы проходят не только детско-родительские отношения, но и общественные некоммерческие организации, «взрослея» и переходя от «помощи и поддержки» своей целевой социальной группы к оказанию платных услуг, потом к созданию сетевых социальных проектов и вплоть до разработки и принятия нормативных правовых актов. Причем, как и в случаях с отдельным ребенком и отдельным учителем, прошлые этапы не изживаются и не забываются, а «матрешечно захораниваются» в памяти, так что всегда есть возможность, сделав шаг вперед, в случае чего отступить и сделать несколько шагов назад. Другими словами, иерархия «матрешки» в памяти одновременно выступает и как сеть взаимосвязанных «мест» освоенного ранее профессионализма, и возможностей выбора между ними в конкретной ситуации. Свобода выбора порождает представления о возможности движения по разным профессиональным траекториям и принципиально разном содержании образования. До этого момента место «содержания образования» в сознании учителя прочно занимали «учебный материал» и БУПы. Но без сравнения и сопоставления с другим в зеркале профессиональной культуры себя не увидишь. Только на нынешнем «сетевом» этапе возникают представления о «содержании образования» как о полифонии диалога профессиональных педагогических культур, о чем и писали М.М. Бахтин и В.С. Библер. Путь до «вершин» мастерства оказался много дольше, чем предполагали, и гораздо более извилист.
Профессиональный «Косарь» массового обучения всех «под одну гребенку» сменяется на «Скрипача» большого симфонического оркестра, а там и на дирижера-«Ткача», управленца и организатора, увязывающего в сети исполнительское мастерство всех и каждого солиста – рукой подать.

«Содержание образования» становится музыкой, рожденной бессмертным «Композитором» по законам Вселенной. При ее исполнении трудно отделить воспитание чувств у сопереживающих слушателей от сольфеджио нот стандартов и оранжировки методов обучения.

Вот так, естественным образом, без внешнего вмешательства, поэтапно, пошагово, по ступеням и устроено индивидуальное саморазвитие, если, конечно, для него есть условия – продуктивное взаимодействие в паре, в тройке, в группе, в сети…

От педагогики сотрудничества – к стандартизации
«Эврика» изначально возникала как сеть. Возникала из идеи сотрудничества, привнесенной как затравочный кристалл в насыщенный раствор творчества педагогов В. Матвеевым, С. Соловейчиком и другими замечательными новаторами мысли. Идея сотрудничества ширилась, втягивая все новых и новых участников – и людей, и организации, и школы, и уже сложившиеся движения и становящиеся новые сообщества, очень разные и друг на друга не похожие. Является ли сегодня «Эврика» сетью? Для меня, безусловно, является… Могу прямо сейчас позвонить хоть в другую страну, хоть на любой уровень власти, где есть эвриканцы, хоть в любую организацию, и даже если много лет не виделись, услышать в ответ – «Привет… Какие проблемы? Чем помочь?» И сам всегда готов подставить плечо. Сеть – это прежде всего сплетение устойчивых человеческих отношений. В сети работает принцип взаимодополнительности – каждый делает то, в чем он сильнее и лучше разбирается. Но «Эврика» сегодня не только сеть. Это еще и организация с юридическим адресом и расчетным счетом. Это еще и становящийся в стране социальный институт. На каких идеях становящийся?

Идея «педагогики сотрудничества», рожденная в СССР, не прижилась в нынешней России. Нет пророков в своем отечестве. На смену ей пришла идея глобализации, а вместе с ней – идея профессиональных стандартов.

Они должны быть разными. Стандарт глобального «Косаря», выстригающего, как газон, от излишних побегов единое образовательное, экономическое или какое-то другое социальное пространство. Стандарт «Скрипача», ратующего за то, чтобы «взошли все цветы» самовыражения, и на дух не принимающего «расовое» деление людей на мужчин и женщин и повсеместно насаждающего свободу выбора пола в десятке вариантов гендерных отношений. По абсолютной величине эти два варианта друг от друга в пределе не отличаются, хотя и противоположны. Их объединяет принцип, присущий нынешнему Евросоюзу: «Стань таким, как я хочу, а нет – так я тебя заставлю свободу любить!». Смена этих режимов глобализации один на другой возможна только через оранжевую революцию.
Совсем иное – стандарт сетевого «Ткача». Он связан не с «катетами власти», а с «гипотенузой» их отношений. Ему важнее границы. Аналогом в этом смысле выступает Таможенный союз между странами, для которого приоритетными являются границы, одновременно и конфликтно разделяющие, и партнерски соединяющие части целого. Но, если присмотреться, то этот конфликт профессиональных установок можно обнаружить в любых масштабах – от межстрановых отношений до образовательной государственной политики, управления школой, развития коллектива и личности или становления иного содержания образования.
Стандарты и нормы нужны при любом режиме власти – хоть при вертикальном, хоть при горизонтальном, хоть при диагональном с границами, хоть при сетевом, все три объединяющем. Иначе как институализация нового происходить будет? И как оценивать, что есть хорошо, а что есть плохо? Что продолжать, а что прекратить? И вот уже вслед за образовательными и профессиональными стандартами грядут нормы социального потребления – на газ, на воду, на электроэнергию. Только вопрос, что же именно надо стандартизировать и исходя из каких оснований? Замечательный инструмент оценки государственной образовательной политики – ЕГЭ. Государство должно знать, в какую сторону изменяется образование граждан как индикатор национальной безопасности. Создали, внедрили, денег много вложили… Что мерить будем? Ведь оценка нужна для принятия управленческого решения и ни для чего больше. Но «Косарь» знает, что делает. Если уж есть инструмент – топор, то им не только избу срубить можно, но и ложки вырезать, и побриться при случае, и кашу иногда сварить, а то и блоху подковать. Вот и куют… Хотя как можно измерить одним инструментом и результаты образовательной политики государства, и достижения каждого ребенка, и профессионализм учителя, и эффективность работы школ, и деятельность вузов – совершенно непонятно. Но раз создано нечто, то его надо в целях экономии канонизировать. «Единое» понимается как «единообразное» и «единственное». Но границы между режимами функционирования «Косаря», развития «Скрипача» и становления «Ткача», а значит, между их компетенциями и полномочиями, должны при этом соблюдаться неуклонно. «Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник».

Между вертикалью государственного и горизонталью общественного
А ведь можно пойти по пути поддержки изначальной одаренности каждого ребенка, по пути развития мышления и высших психических функций, которые могут компенсировать нижестоящие. Вопрос в том, что с этими, чересчур умными, потом в массовом порядке делать? Ими же управлять «Косарю» потом невозможно. Потеря управляемости – это насущная проблема любой власти. Эта проблема молчаливо стоит за многими принимаемыми сегодня решениями. И за непокорными директорами. И за укрупнением организационно-функциональных единиц управления стоит не экономика, а именно эта опасность потери устойчивости и управляемости. Незыблемой кажется устойчивость египетских пирамид. Однако пример СССР, рухнувшего в одночасье, показывает, что с вершины огромной пирамиды отдельно взятым человеком и субъектом не поуправляешь – монолит сам по себе под своей тяжестью рухнет. Самое устойчивое состояние – это сеть. Помните роман С. Лема «Непобедимый»? Множество самоорганизующихся под любую задачу кристалликов-песчинок выиграли борьбу за существование на планете у огромных и совершенных, но неизменяющихся машин. Вот только чтобы объединяться в сеть, нужно, чтобы между частичками и целым, которое они составляют, было доверие. Можно ли организовать доверие между вертикалью государственного и горизонталью общественного? Можно… Но это черная-пречерная, неразработанная сегодня проблема оценки персональных, групповых и общих рисков последствия принятия решения. Намного сложнее прогноза погоды.

Сколько профстандартов нам потребуется?
И «Косарь», и «Скрипач», и «Ткач» как профессионалы должны быть заинтересованы в разработке своих профессиональных стандартов. Но стандартов не на статические компетенции, созданные один раз и на всю оставшуюся бурно меняющуюся жизнь, а на фиксацию динамики перехода со ступени на ступень. И с указанием границ полномочий применения. Чтобы саморазвиваться, нужно понимать, откуда ты на этот уровень пришел и на какую следующую ступень шагнешь и как. Но так как каждая локальная ситуация содержит свою проблему и специфику, то стандартизировать и делать легитимными нужно не сами эти переходы, а общую методику написания стандартов на эти переходы в каждом локальном случае в регионе, на территории, в отрасли. С активным участием тех, на кого эти стандарты будут распространяться. Главное, процедура утверждения профстандартов должна основываться не на оценке благ, а на оценке персональных и общих рисков всех сторон-участников; рисков, которые могут возникнуть при принятии этих стандартов на локальной территории или в регионе. Публичное и искреннее признание своих рисков порождает доверие к власти.
Только вот насколько единоразовая разработка такой методики интересна самим профессионалам, если сегодня создание одного-единственного профстандарта приносит автору несколько сотен тысяч рублей? А сколько десятков тысяч профессиональных стандартов предстоит создать в ближайшие годы? Если есть стандарты для обучающихся и учителей, то должны ли методисты как учителя учителей тоже иметь свой собственный профессиональный стандарт? Кто и где сегодня разрабатывает ФГОС для управленцев – государственных и муниципальных чиновников, если реформа госслужбы с 2004 года буксует?
Очень полезно было бы разработать методики написания профессиональных стандартов и запустить систему добровольной сертификации в дистанционном обучении, в котором есть свои «Косари», «Скрипачи» и «Ткачи». Сегодня в сети в массовом порядке по инерции воспроизводятся традиции заочного обучения. Причем интенсивно осваиваются предлагаемые проявителями инструменты – программы, платформы, изделия. Хотя самый мощный ресурс сети – в создании общей виртуальной реальности, в которой не столько приобретаются знания, сколько осваивается новый социальный опыт под масками любых аватаров – позиций, недоступных в социуме.

Стандарты в дистанционном образовании нужны еще и потому, что в этой новой абсолютной виртуальной реальности и детей, и учителей подстерегают новые неизведанные опасности.

Задание на завтра
Так что же, получается, «педагогика сотрудничества» была обречена на неудачу, раз, создаваясь эмпирически и сетево, изначально не учитывала, что придется столкнуться с проблемами массовой профессионализации и институализации? Ведь как яростно много лет боролись со стандартами и ратовали за приоритет содержания образования?
Это неверно поставленный вопрос. Всему свое время. «Эврика» создавалась как сеть взаимодействующих людей с идеями. Поэтому на каком-то этапе лозунг «Вы блестящий учитель, у вас прекрасные ученики» способствовал профессиональному объединению и социализации. Но ни один лозунг не бывает вечным. Сегодня ИОП «Эврика» активно и успешно взаимодействует с разными сообществами, уровнями власти и профессиональными экспертами. Так что вопрос, что сначала – «брататься» или «размежеваться» – просто не стоит. Работать надо. Где-то вместе, где-то порознь, где-то противореча и противостоя друг другу, а где-то просто не замечая этого.
«Педагогика сотрудничества» – это одно из направлений, которое способствовало нынешнему пониманию глобализации как всеобщей «сетивации». Были и прошли, так или иначе оставили свой след в российском образовании и «информатизация», и «компьютеризация», и «интернетизация»… Сегодня, глядя на социальные сети, форумы и блоги и на организацию дистанционного образования, впору бить в колокола «всеобщей коммуникатизации»: люди, получив доступ к неограниченному общению в сети, просто не понимают друг друга, так что впору переводить с русского на русский.
Я поддерживаю нынешнюю стратегию ИОП «Эврика» на институализацию профессионализма в образовании через организацию сетевого взаимодействия всех заинтересованных в этом сторон. Стандартные ноты и сольфеджио в сети не важнее музыки содержания, но и без них невозможно обойтись, если хочешь удерживать в своем сознании ситуацию целостно и не допускать впредь прошлых стратегических ошибок.
Саморазвиваются только люди – их пары, тройки, группы, сообщества; развиваются организации и системы управления; функционируют структуры; становятся и ветвятся сети. Этапы профессионального становления от личностного до инструментального, технологического, системного и сетевого остаются те же самые, независимо от профессии. А вот их содержание у «Косаря», «Скрипача» и «Ткача» – разное. И для того чтобы понять на локальной территории, «кто более матери-истории ценен», нужен институт государственно-общественной оценки и экспертизы. Нужны стандарты этой профессиональной экспертизы и сообщества добровольной сертификации под них. Ну и наконец, нужен федеральный закон об общественно-гражданской экспертизе. Я бы с удовольствием с коллегами по «Эврике» принял участие в его разработке в новом, наступающем 2014 году.
Владислав Редюхин,
консультант по управлению,
Аналитический центр «Концепт» (Москва)


Простота хуже воровства
Фрумин_ЖЖ

Прошедший год в системе образования, как всегда, может быть оценен неоднозначно.
Если говорить о достижениях, то это запуск программы международной конкурентоспособности российских вузов и выход дошкольного образования на авансцену большой образовательной политики. Зная, что со мной многие не согласятся, я бы сказал, что мониторинг и оптимизация сети вузов – тоже важное положительное событие. Оно позволило встряхнуть наши вузы. Очень положительным считаю процесс обсуждения профессионального стандарта педагога и модернизации педагогического образования. Пока не сделаны реальные шаги, но они планируются. И, конечно, в целом огромным благом для системы образования является повышение реальной зарплаты большой доли работников образования.
Но здесь мы, к сожалению, переходим к проблемам и огорчениям. Главное из них то, что повышение зарплаты сопровождалось такими управленческими судорогами, которые привели к повышению раздражения учителей и преподавателей. Нередко повышение зарплаты сопровождается повышением нагрузки, усилением бюрократического контроля, сокращением других расходов в системе образования (например, на расходные материалы, оснащение школ, внеклассную работу и т.д.). Об этом говорил Владимир Путин в своем Послании Федеральному собранию.
2013 год оказался обидно богатым на решения и действия, которые я характеризовал бы как снижение культуры и ума в образовательной политике. Здесь, увы, основную роль сыграли депутаты и политики разного уровня, предложившие и продвинувшие упрощенные, а иногда и просто невежественные идеи. Серия таких инициатив началась еще в 2012 году (достаточно вспомнить «закон Димы Яковлева»), но в 2013 году приобрела характер бедствия. Попытка решать важные задачи развития образования и культуры простыми административными методами вредна прежде всего для самих этих задач. Здесь я выделил бы затеи типа единого учебника по истории и вообще усиления единообразия; введение некачественных программ духовного и патриотического воспитания; составление тривиальных рейтингов школ, в которых обычные массовые учебные заведения «конкурируют» с элитными гимназиями и лицеями; предложения про дресс-код для учителей, насаждение школьной формы, попытки ограничения приема в школу детей мигрантов. Для меня это события одного порядка, которые я назвал бы победой невежественных, примитивных подходов над интеллигентными и тонкими. Надеюсь, что эта победа окажется временной...
Исак Фрумин,
научный руководитель Института образования НИУ «Высшая школа экономики»


Нет денег на развитие сетей
Гулиев6_ЖЖ

Уходящий год запомнится своими бурными событиями в общественно-политической жизни страны и мира, одно помилование МБХ чего стоит! У нас в институте повышения квалификации до сих пор работает интернет-центр, созданный на деньги ЮКОСа.

Республику возглавил новый президент Юрий Коков, с которым мы связываем самые лучшие ожидания не только в преодолении кризисных явлений, но и в дальнейшем продвижении по пути демократизации и модернизации Кабардино-Балкарии.
В экономической сфере пока сохраняется сложная ситуация: большая часть предпринимателей отмечает, что главная проблема – нехватка кадров. Мы проводили как раз в мае Эльбрусскую переговорную площадку, где представители бизнеса говорили учителям о том, что система образования не отвечает на запросы рынка. Нужно увеличивать сотрудничество, сетевое взаимодействие между школами и сферой производства и бизнеса, но никто этим не занимается. Причина? Нет денег на развитие сетей. Не заинтересованы в этом руководящие работники, и дело не сдвигается с мертвой точки.
Самое главное событие этого года в образовании – выполнение указов президента от 7 мая 2012 года, о которых он напомнил в своем Послании Федеральному собранию 12 декабря. Все аналитики сходятся в том, что время хороших или простых решений прошло. Придется выбирать между плохими и очень плохими. Обязательства этого года выполнены, зарплаты учителей и других педагогических работников повысились, но одновременно обнаружились проблемы в региональных бюджетах. Даже если будут выполнены обязательства в 2014 году, то 2015 год обещает быть очень сложным. Простое увеличение фонда оплаты труда, о чем мечтает большое количество педагогов – это примитивное решение. Нет развития, нет комплексности, нет профессионализма.
Закрытие неэффективных организаций, а неэффективность имеет место быть, может привести к сокращению кадров и снижению качества и доступности образовательных услуг.
Хочется отметить, что в президентских указах даны поручения не только по увеличению заработной платы, но и по разработке комплекса мер по развитию институтов самоуправления и принятию кодексов профессиональной этики. Для нас очень важно то, что общественные организации должны будут обеспечить формирование независимой системы оценки качества работы организаций, оказывающих социальные услуги, включая определение критериев эффективности работы таких организаций и введение публичных рейтингов их деятельности. Мы в составе Ассоциации инновационного образования «Развитие» готовимся в новом году активно включиться в эту работу. Самым популярным словом этого года стало, по мнению интернет-сообщества, «вебинар». Осенью разослал семнадцати директорам нашего района приглашения на вебинар по общественно-ориентированному образованию. Готовился долго, сделал презентацию, подготовил вопросы для обсуждения. В условленный срок откликнулись только двое. То ли электронно-отчетный бум замучил, то ли техника и скорость связи подвели, то ли другие какие-то дела помешали… А может, некоторые восприняли это как лишнюю головную боль. И я их понимаю: учителей стало слишком много, учеников мало. Поэтому, коллеги, в новом году хочу пожелать нам всем больше благодарных учеников!
Ханафи Гулиев,
директор школы № 2, г. Тырныауз, Кабардино-Балкарская Республика