?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Мой друг Павел Шмаков – и это все о нем
eurekanext
редюхин_ЖЖ
Это все про роль личности в истории отдельно взятой школы «СОлНЦе». И про общественное образование. Личное, общественное и профессиональное рядом ходят. Как отделить одно от другого?

Личное. Больше двадцати лет знаком и дружу с Пашей Шмаковым. «Эврика» познакомила. Редко встречаемся, неравномерно общаемся в зависимости от его местонахождения. Но всегда при очередной встрече находим общий язык. И не только потому, что оба физики и имеем отношение к школам для интеллектуально одаренных детей… Базовые ценности у нас совпадают – это дети и образование. И еще мы оба «идеалисты» – любим новые идеи придумывать.
Во многом мы разные. Я как старая социальная сваха могу отказаться от своей идеи в пользу чужой, для того чтобы сохранить отношения и двинуться вместе дальше в возможном поиске третьей общей идеи. Путь важнее результата. Шмаков – человек идеи. Если уж он за что-то социально значимое и общественно зримое взялся, то обязательно доведет до конца, чего бы это ему лично ни стоило. «Авантюрист и флибустьер»» с бригантины с алыми парусами, пенитель социального моря. http://www.youtube.com/watch?v=SO6SD_MkV8U «Социальный авантюрист» в том, что касается интересов детей. Романтик… Но не аферист, преследующий личную выгоду. Запускать или не запускать работу школы, если нет пока лицензии? Конечно, запускать – раз есть шанс, есть и возможность. При этом он может быть резок и нелицеприятен в общении, если дело касается нравственных ценностей. Он из тех, кому если и дают линованную бумагу, то он пишет поперек. Но у него есть удивительная способность собирать вокруг себя команду для достижения цели. «Капитан, обветренный, как скалы…»
Общественное. Так что в реализации социально-образовательных идей Шмаков не только социальный инноватор, двигающийся своим авторским путем, но и «первопроходец» – на взгляд одних, и «первопроходимец» – по мнению других… Эта внешняя оценка зависит от гражданской позиции говорящего. Одни считают, что разрешено только то, что предписано сверху, а другие думают, что разрешено все то, что не запрещено законом. Сказал учредитель – «да», записано это в уставе школы – вперед и с песнями. Ведь за всем этим стоят дети. А детей надо поддерживать. Всегда поддерживать. Даже если ими востребовано создание локального сообщества «гадких лебедей» под крышей «культурного лепрозория» Стругацких, куда и не всех пускают. Если есть потребность и ожидания детей – следуй им. Таково педагогическое кредо. Ведь это им принадлежит будущее, а не нам, взрослым. Не убий ни один росток детской инициативы. А как иначе вырастет свободный человек со свободой выбора? Свободный, но одновременно обреченный на ответственность, связанную с рисками принятия собственного решения под эгидой совести. Соломки всем не подстелишь. Был бы многоальтернативный выбор… А так – пусть идут за кем хотят и куда хотят. Но пусть ответственность обратной связи понимают. И риски личные и общие просчитывают. А уж «считать» в «СОлНЦе» их там точно научат.
Возможно, с этой свободой самоопределения детей, учителей и родителей связано априорное доверие народных масс и шестидесяти тысяч подписей под петицией к министру, вывешенной ребятами в интернете. Это тот очень редкий случай, когда людям предлагают проголосовать «за» правое дело, а не «против» власти, на чем зациклено протестное движение. А эта неожиданность – как глоток свежего воздуха.
Профессиональное. То, что усиливающаяся вертикаль государственной власти плющит все, что оказалось под ее прессом, – про это никому сегодня объяснять не требуется. И если уйти от поиска виноватых и от конспирологии и взглянуть отстраненно-аналитически, то можно понять, что это естественная реакция существующей государственной системы власти на взрыв многообразия информационных обменов и утерю управляемости в связи с этим. Так рухнула Римская империя… не из-за нашествия гуннов, а из-за того, что размеры ее стали так велики, что прошлые технологии управления не работали. Так рухнул СССР – не столь субъективно из-за того, что кому-то понравился Запад, а объективно, из-за того, что легендарный и столь сегодня восхваляемый Госплан уже не в состоянии был работать. Чтобы планировать совместную работу всего лишь 400 взаимосвязанных между собой разных промышленных предприятий, понадобилось бы количество показателей, представленное числом со 150 нулями. Ни один компьютер с такими объемами информации не справится. Теоретически выхода два: или децентрализация управления (и с последствиями этого «разгосударствления» мы все столкнулись после знаменитого ельцинского: «Берите каждый себе сколько может и тащите…»), или же «деконцентрация власти», что означает одновременно и появление разных «концентров» управления, «разжижение» давления власти на самоопределяющегося субъекта. Фактически это переход к сетевому управлению. А вот таких управленческих концепций пока нет. Но и не будет, если не делать ставку на одаренных интеллектуально ориентированных детей. Потому что «от сардинки не родятся апельсинки» и при нынешнем содержании образования от дошкольного до профессионального придумать новые сетевые управленческие технологии невозможно. Новые идеи не возникают из анализа имеющегося в практике «передового опыта». Они рoждаются в головах людей, которые почему-то такими способностями одарены.
Вот и получается замкнутый круг: пытаясь преодолеть потерю управляемости, государственная власть возвращается вспять в надежде получить средствами ЕГЭ, ФГОС и т.д. вожделенное «единое образовательное пространство», урезая и то, что лежит ниже нормы, и то, что за эту общую норму стандарта высовывается. Начинается всеобщая образовательная повинность, порождающая массовую посредственнизацию… Школа «СОлНЦе» и Шмаков – это всего лишь яркий, но один из многочисленных примеров усреднения и приведения к общему знаменателю не только в образовании. Но поступая так в образовании, избавляясь от директоров типа Шмакова, Лозинга, Попова, государство «рубит сук, на котором сидит», – лишает себя всякой надежды на то, что существующая проблемная кризисная ситуация в стране хоть когда-нибудь будет преодолена.
Заключительное. Школы в принципе могут быть разные. И большие, и маленькие. И государственные, и муниципальные, и частные. И закрытые, и с дистанционным обучением и классами в миллион виртуальных участников… Только это будут уже не школы. Недаром само понятие «школа» сегодня исключено из закона об образовании, заменено термином «образовательная организация» и рудиментарно осталось там в словосочетаниях «дошкольное образование» и «олимпиады школьников». «Школ» нет, а «школьники» остались. Ученики, другими словами. Дети. Дети отдельно, а образовательная организация отдельно. Возможно, и совсем без учеников, но с отличными показателями отчетности, как справедливо пишет Павел Максименко. Устойчивость управления образовательными организациями требует укрупнения структур учреждений… Это для того, чтобы разнообразия и колыхания поменьше было. Чтобы не раскачивали разные-всякие «лодку потери управляемости». Но куда плывем?
Много лет занимаясь социальными проектами, могу с примерами на руках утверждать – не идут инновационные социальные преобразования в образовании и кругом не потому, что денег не дают или законодательных основ нет, а потому, что нет продуктивных идей и нет людей, готовых идти до конца, чтобы свою идею воплотить, неся личные риски и принимая ответственность на себя… Паша Шмаков – из этой востребованной сегодня когорты. «Бороться и искать, найти и не сдаваться».
Разные слухи ходят сегодня в кулуарах. «На нем поставили крест… достал он своими выходками мэра и губернатора. Его все равно в мае закроют... Белых ворон отстреливают... По любому признаку выпадения из стаи. Не, не ко двору он в стране, как она сейчас есть...» Приплыли. У меня принцип – поддерживать самого слабого в ситуации. Даже если он неправ в чем-то… Институциональное развитие массовой школы – отдельно, а сохранение локальных прецедентов инноваций – отдельно. «Одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, четвертая мерещится…» В ситуации хаоса нужно запускать стабильность. В ситуации монолита и удручающего однообразия надо запускать саморазвитие. В ситуации сети нужно строить инструменты баланса паритетов и приоритетов и учить многоальтернативному выбору. Где сегодня учат выбирать? Все, как всегда, упирается в содержание образования и его оценивание. Качество, количество… это все потом. Сначала содержание. Его-то и нужно оценивать.
Я бы и государство в этом поддержал… Оно у нас очень слабое сегодня. Не политически поддержал бы, а содержательно, концептуально. Поддержал бы сетью в конфликтных случаях, подобных «СОлНЦу», через механизмы государственно-общественной экспертизы рисков принимаемых решений на любом уровне. Только оно сегодня этого не хочет… Живы исторически сложившиеся стереотипы управления. Часто люди жалуются на свою память, но никто и никогда не жалуется на свой ум. Несомненно, поэтому подобные конфликтные ситуации будут возникать снова и снова.
А власть, столкнувшись с проблемой, вынуждена будет к этому прислушиваться. Важно ведь не «разрулить конфликт», а создать условия для того, чтобы таких конфликтов впредь не возникало. А для этого нужны управленческие механизмы, учитывающие не только экономику, но и ценности. Доверие, дарение, благодарение. Силы социального созидания. Я лично своему другу Паше Шмакову и его детям и учителям и их самоопределению очень доверяю. Поэтому и поддерживал его, и буду в меру сил и возможностей дальше поддерживать.
Владислав Редюхин,
консультант по управлению, член «Лиги образования»,
член попечительского совета школы «СОлНЦе»