?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Как встретиться с реальностью
eurekanext
Шиян4_ЖЖ

Итак, у нас практически есть стандарт дошкольного образования. В целом образовательной общественности он понравился: в нем прописаны все знаковые слова – зона ближайшего развития, социальная ситуация развития, культурные средства деятельности, самоценность детства и пр. Есть требования к предметно-пространственной среде, которая должна стать мобильной, вариативной, многофункциональной. В переводе на человеческий язык это означает, что в детском саду ребенок сможет развиваться, ему там должно быть свободно и интересно. Есть целый ряд вполне определенных требований к педагогу – про конструктивное общение с ребенком («без обвинений и угроз»), умения развивать мышление, воображение и детскую инициативу. Все это было бы однозначно прекрасно, если бы не печальный опыт реализации стандарта начальной школы. Он показал: мало декларировать требования, без «приводных ремней», способных соединить документ и реальность, изменения не наступят.

Уже сейчас можно говорить о высокой вероятности повторения этого сценария со стандартом дошкольного образования. В начале сентября в ряде регионов было проведено социологическое исследование: педагоги отвечали на вопросы о том, как сейчас устроена жизнь в детских садах и как она, по их мнению, должна быть устроена. Предварительные данные показывают, что подавляющее большинство педагогов считает, что в дошкольном возрасте важное место должно уделяться развитию игры и воображения, что у детей должна быть возможность проявлять инициативу, должны часто создаваться ситуации выбора и пр. Однако на вопросы о том, как обстоят дела в настоящее время, опять же большая часть педагогов ответила, что уже сейчас все обстоит вполне неплохо. В частности, из почти 1800 участников опроса почти 70% считают, что сейчас в детских садах детская инициатива поддерживается в достаточной степени, что для детей создается достаточно ситуаций, в которых они могут осуществлять выбор, проявлять творческое мышление и пр.
Особенно наглядна ситуация с представлениями о развитии игры. Педагогам предлагалось выбрать один из вариантов ответов. Первый: «В целом у современных детей старшего дошкольного возраста игровая деятельность развита хорошо: дети могут инициировать игру, импровизируют, придумывают новые сюжеты». Второй: «В целом у современных детей старшего дошкольного возраста игровая деятельность развита недостаточно: бедные игровые сюжеты, мало инициативы, мало распределения ролей». Второй вариант был выбран только 25% участников. При этом данные исследований, которые проводились десять лет назад под руководством Е.О. Смирновой, свидетельствуют о том, что ситуация вовсе не является благополучной: было отмечено существенное снижение за последние десятилетия уровня игры у детей, в старшем дошкольном возрасте они значительно чаще, чем их сверстники ранее, демонстрируют примитивные формы игры, бедные сюжеты, неустойчивость замысла, отсутствие развернутой ролевой речи. Стало уже общим местом признание важности игры для дошкольного возраста, но надо понимать, что неразвитые примитивные формы игры не являются ресурсом развития для ребенка: в них не вызревает произвольность и субъектность.
Пока подведены только предварительные итоги исследования, но уже из них видно, что на уровне ценностей новые требования к качеству дошкольного образования понятны и вполне принимаются педагогами. Расхождения начинаются там, где вопрос стоит вполне конкретно: в чем проявляется развитая игра? Какие задания требуют от ребенка мышления, а какие – только памяти? «Радужные» представления о нынешней ситуации у наших педагогов только от того, что мы не знаем, что бывает иначе. Мы погружены в свой привычный опыт, в его границах все кажется вполне сносным: ведь есть в течение каждого дня время (хотя и небольшое), когда дети выбирают, во что играть – значит, есть возможность выбора и инициативы. Делая аппликацию, они могут выбрать цвет для шариков – значит, есть развитие воображения и творчества. Нам трудно представить себе, что, приходя в сад, ребенок может быть не привязан к помещению группы, а отправляется рисовать, или лепить, или играть в морской замок – в то помещение, которое он сегодня выбрал. Наши детские сады могут отличаться внешне, но внутри практически везде мы видим одно и то же – обязательные «группу» и спальню, закрытую 80% времени. Трудно представить себе, чтобы детский сад проектировался с учетом образовательной концепции, которую еще до строительства садятся и обсуждают представители муниципалитета, будущего педагогического коллектива и родители округа – и в этом случае все сады оказываются разными (как, например, в Дании).
Мы находимся внутри системы, нам буквально не хватает воображения помыслить что-то иное, поэтому для большинства нынешняя ситуация оказывается вполне приемлемой и не нуждающейся в изменениях.
В школьном образовании той рамкой, через которую можно разглядеть новые требования к качеству, являются контрольно-оценочные материалы. Как показывает опыт, достаточно сравнить задачу PISA и задачу традиционной контрольной работы, чтобы разница в представлениях о качестве образования перестала быть абстракцией. Но дошкольников традиционно стараются вывести из-под обстрела оценки образовательных результатов, поэтому остается вопрос: а как в таком случае можно конкретизировать представления о требованиях к образованию? Один из вариантов ответов, существующих на сегодняшний день в мировой практике дошкольного образования, – это инструментарий оценки образовательной среды. Под образовательной средой понимается характер взаимодействия взрослого с ребенком, а также особенности самой пространственной среды детского сада. Вот одна из самых распространенных на сегодняшний день шкал: ECERS (Early Childhood Environment Rating Scale) – рейтинговая шкала для оценки образовательной среды в раннем детстве. Шкала была разработана в Университете Северной Каролины (США), но она активно переводится, адаптируется и используется во всем мире. В ней выделено семь областей: пространство и мебель, «режимные моменты» (это наш привычный термин, имеется в виду взаимодействие взрослого с ребенком при приеме пищи, укладывании спать, в туалете и пр.), речевое общение и развитие мышления, условия для активности ребенка (крупной и мелкой моторики, игр и пр.), общая характеристика взаимодействия взрослого и ребенка (как устанавливается дисциплина, как разрешаются детские конфликты, как в целом организуется общение детей), структура занятий в течение дня (есть ли время для свободной игры, как строятся занятия и пр.), работа с родителями и персоналом.
При этом в каждом разделе есть отдельные параметры, и по каждому из них индикаторы оценки для семибалльной шкалы. Например, по такому параметру, как «неформальное использование речи», низший балл педагог получает в том случае, если «разговаривает с детьми только для контроля их поведения и в ходе режимных моментов», «редко отвечает детям», «детские разговоры не поддерживаются большую часть дня». Высший же балл получается в том случае, если «педагог вступает в индивидуальный диалог в течение дня со всеми детьми», «задает детям вопросы, стимулирующие мышление» (в среднем дошкольном возрасте «что?» и «где?», в старшем «почему?» и «как?»). Фактически такая шкала позволяет соединить высокие теоретические конструкты (вроде «гуманной и развивающей     педагогики») с реальностью детской жизни. Оказывается, развивать – это делать паузу после того, как задал ребенку вопрос, это размещать детские поделки на уровне роста ребенка (в наших детских садах они часто располагаются на уровне взрослых – так как обращены к родителям, а не к детям), давать такие задания, чтобы детские произведения оказывались разными (опять же вспомним ряды одинаковых снеговиков и бабочек на шкафчиках в коридорах наших групп).
В дошкольном возрасте, как известно, любая ситуация является образовательной, и то, каким тоном ребенок отправляется на горшок, может оказаться важнее качества написанного конспекта занятия. Огромное преимущество шкал типа ECERS в том, что они как раз направлены на оценку таких с трудом измеряемых, но важнейших для детского развития параметров, как уклад жизни в группе, характер взаимодействия педагога с детьми. Поэтому сама шкала является только частью инструментария, основная его «часть» – это специально подготовленный и прошедший специальную сертификацию специалист, который приходит в группу и наблюдает за взаимодействием педагога и детей, а также за пространственным и временным укладом группы в течение дня. Шкалы валидизированы, их надежность установлена специальными процедурами: это означает, что два специалиста, прошедшие одинаковую подготовку, независимо друг от друга одинаково оценят образовательную среду одного и того же сада.
Неизбежно возникает вопрос: кем, с какой целью применяется этот инструмент? Другими словами, кто заинтересован в подлинной оценке качества? Как показывает мировая практика, такая оценка среды оказывается востребованной в условиях множественного финансирования дошкольных учреждений: когда детский сад заинтересован в получении сертификата, который будет свидетельствовать о том, что в этом саду детям хорошо – в таком случае сад становится привлекательным для потенциальных инвесторов. Соответственно, для того чтобы оценка была объективной, обращаются не к ведомственным, а к независимым структурам. Эти структуры осуществляют либо образовательный аудит (как известный институт PädQUIS под руководством В. Титце в Германии), либо добровольную (по запросу сада) аккредитацию (как, например, известная компания NAEYC в США). В этих условиях сады заинтересованы во внешнем аудите, поскольку он предоставляет потребителям – родителям правдивую информацию.
К сожалению, на этапе обсуждения проекта стандарта из него исчезла фраза о том, что стандарт должен быть «ориентиром для независимой оценки качества образования». Есть гипотеза, что именно появление независимых от ведомства институтов оценки качества, а с ними новых инструментов и процедур оценки, поможет на самом деле реально увидеть нынешнюю ситуацию, а значит, начать ее менять.
Ольга Шиян,
доцент кафедры теории и истории психологии Института психологии им. Л.С. Выготского, РГГУ

  • 1
Невозможно повышать качество дошкольного образования, сокращая ставки педагогов. Невозможно полноценно заниматься работой с детьми, если вынуждают отчитываться, писать документы для кого-то и вообще писать документы, которые занимают время воспитателя и по сути ему не нужны.
Если стандарт закрепит права педагога и условие соблюдения этих прав, если обяжет уважать время педагога, доверять ему, обеспечивать достойные условия работы – безусловно да, дошкольное образование будет меняться к лучшему.
Очевидно, это очень странные запросы к такому документу, как стандарт. Но не менее странна идея стандартизации нестандартизируемого.
А вообще я смотрю на стандарт с большой надеждой, так как в том тексте ФГОС ДО, который я видела, много разумного и обнадеживающего. По крайней мере это заметно на фоне совершенно криминальных ФГТ.
Много сложностей, вставших перед ФГОС ДО предопределено Законом "Об образовании". Разработчики стандарта находят очень благородные и нетривиальные решения в сложившейся ситуации, за что им хочется выразить огромную благодарность. И я очень надеюсь, что люди, участвовавшие в написании стандартов, будут работать над новыми версиями других, сопряженных со стандартом, документов, в том числе и над новыми СанПинами.

Диана Егорова-Ракитская,
методист дошкольного отделения ГБОУ ЦО №734 "Школа самоопределения", г. Москва

Edited at 2013-09-24 05:49 am (UTC)

Re: На фоне ФГТ

Нет, стандарт отвратительный, он нулевой, там ничего нет. Разработчиков надо гнать поганой метлой. Там одна идея - экономия бюджетного финансирования.

Разные перемены

Думаю, что содержание и формы образования будут меняться под влиянием нового стандарта. Только по-разному. Содержание придется переструктурировать в связи с накладкой прежних понятий, связанных с направлениями и областями, и нововведенных областей: раньше было четыре направления и 10 областей, а теперь шесть областей и ни одного направления. Придется маневрировать, чтобы прежнее содержание не растворилось, сев «между стульями» образовательной услуги и услугам по уходу, присмотру и оздоровлению, а новое смогло проклюнуться в интегрированном образовательном процессе.
Что же касается форм, то в последнем варианте стандарта, слава Богу, сохранили понятия непосредственной организованной образовательной деятельности и организации режимных моментов, что дает возможность подтверждения тех форм, которые прошли апробацию временем в детских садах: игр-занятий, комплекса игровых обучающих ситуаций, наблюдений и экскурсий, творческих мастерских и коммуникативных тренингов и т.д. – как форм, связанных с реализацией образовательной услуги, но включенных в режимные процессы. Это очень важно для сохранения и развития механизмов управления качеством воспитательно-образовательного процесса в детских садах. Однако организационные условия для реализации этих форм будут, как мне кажется, существенно меняться: это заложено теперь в психолого-педагогических условиях реализации образовательной программы и организации предметно-развивающей среды. Больше внимания будет уделяться методам и приемам поддержки детской инициативы и самостоятельности, совместно-последовательной и распределенной деятельности детей друг с другом, а не только с педагогами. Кроме того, усилены возможности включения в реализацию данных форм родителей воспитанников. Это очень важно для развития и воспитания, обучения дошкольников, но достаточно сложно в реализации на практике. Надеюсь, что эти проблемы мы – ученые, методисты и практики – будем решать сообща.

Наталья Микляева,
завкафедрой управления дошкольным образованием Московского городского педагогического университета (МГПУ)

Edited at 2013-09-24 05:49 am (UTC)

Re: Разные перемены

"Кроме того, усилены возможности включения в реализацию данных форм родителей воспитанников." в виде оплаты дополнительных занятий, так как основу составят игры сами с собой, а не воспитателями.

"слава Богу, сохранили понятия непосредственной организованной образовательной деятельности и организации режимных моменто"
Как все таки нас нагибают, делают рабами, мы уже радуемся, что оставили. Да же свое мнение высказать боитесь, нехорошо это. Под козырек и выполнять.

Молодец! Спасибо!

Из всех предыдущих, это наиболее содержательная статья. Большое спасибо Ольги Шиян!
Вот каким должен быть стандарт! Тогда и можно оценить, сколько надо тратить на дошкольное образование.
Оказывается не только игры сами с собой, как у этих отвратительных докторов и профессоров. Почему об этом опыте профессора промолчали?

Мне не понравился.

Мне не понравился. он пустой, там ничего нет. Там нет никаких критериев, нет цифр. Стандарт жуликов. Можно ничего не делать и стандарт выполнишь.

" в нем прописаны все знаковые слова"
А в стандарте должны быть цифры, критерии, по которым можно определить финансирование детсадов, как указано в самом стандарте, есть раздел, как считать НЕТ!
По нему нужно будет определять, данный детсад соответствует стандарту или нет. Никаких критериев в стандарте НЕТ! Писали его жулики! Миллион за страницу общих рассуждений.

"Есть требования к предметно-пространственной среде, которая должна стать мобильной,
вариативной, многофункциональной"
А что сейчас этого нет?
Что такое вариативной? Под этим понимаются частные детсады и муниципальные. Какое отношение это имеет к "к предметно-пространственной среде"?

  • 1