?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Демократия в контексте ручного управления
eurekanext
Адамский4_ЖЖ

Свобода выбора, механизм выборов и основы демократии – эти темы для споров сегодня такие же актуальные, как и тысячи лет назад.
Люди стремятся к свободе и люди боятся свободы.
Оказывается, что есть вопросы, на которые невозможно дать ответы раз и навсегда и пользоваться этими ответами каждое поколение.
Сегодня мы также решили поучаствовать в этой дискуссии.


Демократия в контексте ручного управления школой
Конечно, мы говорим о выборах директора школы и демократии в образовании, не более.
Наше издание довольно специфичное, мы обсуждаем образовательные проблемы и механизмы их решения. При этом приходится использовать различные термины и понятия, которые принадлежат не только сфере образования. Вот, например сегодняшняя тема – выборы директора школы. Как можно не использовать слово «выборы»?
Никак. А где «выборы» – там и «демократия», там и «свобода», «самоопределение», и пошло-поехало.
Я вообще считаю, что основная задачи системы образования – смоделировать жизнь выпускников в ближайшем будущем. То есть в том времени, в каком им, собственно, и предстоит жить.
С этой точки зрения все демократические процедуры и культивирование свобод и прав, обязанностей и ответственности детей и взрослых я приветствую и поддерживаю!
Отсюда самостоятельность школы, ее автономность во всем, что определяет школьную жизнь.
При этом важно, чтобы система отношений школы с государством, муниципалитетом, региональной и центральной властью выстраивалась так, чтобы самостоятельность и ответственность школы ограничивалась подотчетностью тем, кто, собственно, является непосредственным заказчиком и потребителем. Для этого и была придумана муниципальность школ. Местное самоуправление – учредитель школы, следовательно, предполагалось, что выборность глав муниципалитетов обеспечит прямую зависимость школ от чаяний, потребностей и ожиданий граждан.
Но тут возникло финансовое противоречие: подавляющее большинство муниципалитетов не имеют собственных источников для наполнения своих бюджетов. Более того, и большинство регионов не имеет таких источников.
В результате для того, чтобы финансировать «свою» школу, учредитель, муниципалитет получает средства из региона, а тот, в свою очередь, – из центра, в виде трансферта.
Но и это еще не все. Заявку на трансферт регион подает на основе своих потребностей, в том числе и в образовании. А вот когда деньги приходят в регион, то у губернатора по закону нет обязательств тратить их на то, на что была оформлена заявка.
Я, конечно, упростил положение вещей, но в общем виде схема отношений именно такая.
В такой разбалансированной системе другого способа управлять, кроме как в режиме «ручного управления», не существует. А если возникает сложный системный проект, то административно-ручные механизмы управления практически полностью вытесняют институциональные.
Например, из центра велели поднимать зарплату учителя до средней по региону.
С точки зрения норм и правил система оплаты труда – прерогатива образовательной организации, т.е. школы. Наполнение фонда оплаты труда – дело региона, он это делает согласно финансовому нормативу. Но когда субвенция из региона приходит в муниципалитет, его глава имеет полное право перераспределить в ручном режиме деньги так, чтобы, как ему кажется, было по справедливости.
Но если региону не дадут деньги из центра на фонд оплаты труда, он либо заберет деньги у кого-то из бюджета, либо возьмет кредит.
Так или иначе, но выполнить указание из центра, опираясь на институциональную систему норм и правил, невозможно. В результате зарплата выравнивается относительно средней по региону, но механизм управления теряет институциональность и превращается в управление «по справедливости».
Выход напрашивается сам собой: соединить источник финансирования и источник управляющих сигналов. Но тогда все школы должны быть государственными.
А система образования – централизованной. Против этого есть сильные возражения, сформулированные французским политиком Алексисом де Токвилем, еще в первой половине 19 века:
«Центральная власть, какой бы просвещенной и искушенной она ни представлялась, не в состоянии одна охватить все частности жизни великого народа. Она не может этого сделать потому, что подобная задача превосходит все пределы человеческих возможностей. Когда такая власть стремится только лишь своими силами создать и привести в действие бесчисленное множество различных общественных механизмов, она должна либо довольствоваться весьма неполными результатами, либо ее усилия будут просто тщетны. Действительно, в условиях централизации легко удается достигнуть некоего единообразия внешних проявлений человеческой активности, что приводит людей к удовлетворению этим единообразием как таковым, вне зависимости от того, чего оно касается. Это напоминает богомольцев, которые поклоняются изображению Божьему, забывая о Нем самом. Централизация без труда придает видимость упорядоченности в повседневных делах, при ней можно умело и обстоятельно руководить деятельностью полиции, охраняющей общество, пресекать небольшие беспорядки и незначительные правонарушения, поддерживать общество в некоем статус-кво, что, в сущности, не является ни упадком, ни прогрессом, поддерживать в общественном организме своего рода административную дремоту, которую правители обычно любят называть «надлежащим порядком» и «общественным спокойствием».
(Алексис де Токвиль, «Демократия в Америке»)
Но если система по факту подчиняется сигналам из центра, а формально школа остается муниципальной, то формальные правила и нормы теряют смысл.
Вот в этом контексте мы и обсуждаем демократические механизмы.
В чем тогда смысл выборности директора в школе?

Неэффективность ведомственного управления образованием
Задача образования человека, его подготовки к жизни в условиях предельной неопределенности и непредсказуемости настолько сложна, что не может решаться в единообразном «плановом» пространстве централизованного управления школой.
Мы фактически догоняем развитие систем образования, «дожевывая опилки» линейной, простой образовательной политики – вводим образовательные стандарты, пытаемся централизованно регулировать стимулы (поднимая среднюю зарплату учителя), формируем батарею качественных и количественных показателей, по которым якобы можно оценить состояние системы, а по нему и уровень образования отдельного человека. Сам по себе ведомственный способ управления сложной деятельностью (наличие «министерства образования», например), предполагает, что можно свести управление и развитие многообразной, разнонаправленной, предельно индивидуализированной, непредсказуемой и плохо упорядоченной образовательной жизнью к простым и однозначным циркулярам.
И как будто маленький административный орган, в котором работают, в общем, не шибко подготовленные к такому валу неопределенных вводных люди, может собрать, обобщить, проанализировать все вводные и все данные «с мест» и принять адекватное решение?
Ну, бред. Судя по тому, что увеличение финансирования не приводит к качественным сдвигам, управление через  усиление отчетности и контроля – не продуктивно.
Последний год меня не покидает ощущение, что Дмитрий Ливанов – последний министр образования.
Не может так больше управляться школьная жизнь. Из нее просто уйдет образование.
Мы, наверное, обязаны пройти этот путь, через него невозможно перепрыгнуть, скорее всего.
Но уже сегодня становится ясно, что такой сложной и динамичной деятельностью, как образование, невозможно управлять ведомственно и централизованно.
Школа обречена на то, чтобы стать автономным институтом образования, в котором правила и нормы вырабатываются внутри, а не поступают извне.
Звучит фантастически, но выхода нет – иначе образовательная деятельность уйдет из школы.
Конец ведомственной эпохи управления школой связан с очень сложными процессами и, конечно, не с плохой работой чиновников. Они неплохо работают, но то, что они делают, не управляет образованием.
Поэтому мы видим, как вырождается муниципальный уровень управления, с какими трудностями сталкивается региональный уровень, наконец, в каком нелепом положении оказываются федеральные чиновники – за все отвечая и ни на что не влияя.
В этой ситуации директор школы – автономного образовательного института – становится центральной фигурой.

На выборах побеждают плохие парни
Для меня одним из ключевых оснований усиления демократических институтов в системе образования (а выборы директора для меня безусловно являются укреплением демократии в системе образования) является связь между образовательной политикой и результатами образования. На примере связи политики и экономики об этом очень убедительно написано в известной книге Дугласа Норта и его коллег «Насилие и социальные порядки», в общем виде тезис выглядит так: «Чем больше демократии и свободы, тем сильнее экономика и выше благополучие граждан». Это связано с открытостью доступа граждан к местам самореализации и реальной конкуренции способностей, навыков и компетенций.
Я думаю, здесь перенос вполне оправдан, и чем больше демократии  в системе образования, тем более она (система) открыта для проявления детских способностей, для развития многообразия и вариативности, следовательно, тем лучше развиваются навыки ориентации в неопределенности, способности выбирать, самоопределяться, действовать с опорой на собственные силы, а не подчиняясь обстоятельствам.
Но! В этой же книге Д. Норт и его коллеги делают маленькое замечание, благодаря которому мы можем уберечься от абсолютизации любых институтов: «Одни и те же институты приводят к разным результатам, в зависимости от контекста».
(Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайнгаст, «Насилие и социальные порядки»)
Опасность – в контексте, в который помещены институты. Поэтому мы все оказываемся в странном, я бы даже сказал, нелепом положении. С одной стороны, существует реальный контекст жизни школы – та самая разбалансировка, с ручным управлением вместо правил и норм. С другой стороны, если не создавать в школе основных демократических институтов, они могут исчезнуть и из жизни. Образование для того и существует, чтобы удерживать нормы, понятия, навыки, представления, один раз найденные людьми в прошлом.
Но – контекст!?
И еще.
В чем риски и опасности любых выборов, демократии в принципе и в частности, предоставления избранному директору руководства школой?
Самая большая опасность, на мой взгляд, в том, что при таком порядке к власти приходят худшие.
Читатель возразит: ну уж сразу и «худшие»? Может, все-таки «могут прийти», а не точно приходят?
Фридрих Хайек обосновал этот тезис жестко и, на мой взгляд, убедительно:
«Есть три причины, объясняющие, почему такая относительно большая и сильная группа людей (приходящих к власти путем выборов. – А.А.), обладающих общим сознанием, будет в любом обществе включать не лучших, но худших его представителей. И критерии, по которым она будет формироваться, являются, по нашим меркам, почти исключительно негативными. Прежде всего, чем более образованны и интеллигентны люди, тем более разнообразны их взгляды и вкусы и тем труднее ждать от них единодушия по поводу любой конкретной системы ценностей. Следовательно, если мы хотим достичь единообразия взглядов, мы должны вести поиск в тех слоях общества, для которых характерны низкий моральный и интеллектуальный уровень, примитивные, грубые вкусы и инстинкты. Это не означает, что люди в большинстве своем аморальны, просто самую многочисленную ценностно-однородную группу составляют люди, моральный уровень которых невысок. Людей этих объединяет, так сказать, наименьший общий нравственный знаменатель. И если нам нужна по возможности многочисленная группа, достаточно сильная, чтобы навязывать другим свои взгляды и ценности, мы никогда не обратимся к людям с развитым мировоззрением и вкусом. Мы пойдем в первую очередь к людям толпы, людям “массы” – в уничижительном смысле этого слова, – к наименее оригинальным и самостоятельным, которые смогут оказывать любое идеологическое давление просто своим числом. Однако если бы потенциальный диктатор полагался исключительно на людей с примитивными и схожими инстинктами, их оказалось бы все-таки слишком мало для осуществления поставленных задач. Поэтому он должен будет стремиться увеличить их число, обращая других в свою веру. И здесь в силу вступает второй негативный критерий отбора: ведь проще всего обрести поддержку людей легковерных и послушных, не имеющих собственных убеждений и согласных принять любую готовую систему ценностей, если только ее как следует вколотить им в голову, повторяя одно и то же достаточно часто и достаточно громко».
…Нужна ли демократия и свобода человеку?
По-моему, необходима.
Полезна или опасна демократия?
Полезна и опасна. Как любое лекарство, или сложная техника, или любой источник энергии – полезно и опасно.
Будем учиться.
Александр Адамский

  • 1

Уходит и время и образование…


« Не может так больше управляться школьная жизнь. Из нее просто уйдет образование».
А.Адамский


Очень сильные и важные слова! Чрезвычайно актуальные!
Необходимо вывести эти слова как лозунг должный обратить внимание государства и общества, что времени более - Нет! Уходит и время и образование!
Либо Система возглавит процесс изменений, либо усиливающийся процесс обойдёт Систему как весенний ручей камень, перегородивший дорогу, но потеря времени и возможностей может оказаться слишком высокой.
По поводу же "последнего" министра Дмитрия Ливанова, у меня есть серьёзные ощущения, что у него напротив, есть возможность, стать первым. Все предпринимаемые им шаги говорят о том, что он видит в каком направлении не нужно двигаться и это уже вселяет надежду. Кто крайний - то и первый!
Мир стремительно, по нарастающей меняется, энергии и скорости этих изменений Система сегодня, не в состоянии соответствовать.
Любая попытка регулирования потоком приводит только к потере времени, ресурсов и надежд. Глубочайшая ошибка Системы, что потоком нужно управлять. Да, управлять им можно - но не нужно! Важно использовать поток, чтобы встроиться в его скорость, энергию и в этом гармоничном движении учить и учиться, но уже не тому что постоянно убегает вперёд и находиться где-то за горизонтом, а сейчас и сегодня окружает тебя, как реальность настоящего мира, который можно понимать и жить в гармонии с ним.
Это, в сущности, и есть модель нужной сегодня школы, в виде корабля на палубе которой стоит капитан, которого невозможно выбирать или менять в ходе плавания.
И если продолжать на языке аллегорий, то Система уже много лет назад загнавшая образование в бухту, занимается текущим капремонтом кораблей стоящих на якоре, периодически соскабливая с них зелень и тину, устраивая конкурсы и меняя капитанов.

И действительно, что не менять, если никуда не плывём...?

А.Сайбединов

  • 1