Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Учителя-ученые против тестов
eurekanext

Комментарий американского ученого к фильму о финской школе.

Каким образом индустриальная страна смогла создать одну из наиболее успешных образовательных систем? При этом она выбрала путь враждебного отношения к тестированию. Это вопрос, который задается, и на который дается ответ в новом документальном фильме «Феномен Финляндии: внутри самой удивительной школьной системы в мире». Рассказывая о нации с самой успешной образовательной системой на планете, в фильме отрицают помешанную на тестах и очерняющую учителей традиционную «реформу» образования, которая сейчас доминирует в политических дебатах в Америке. Публикуем отрывок радио-шоу, где журналист Дэвид Сирота беседовал с Тони Вагнером, ученым из Гарварда, который прокомментировал этот фильм. Тони Вагнер – автор книги «Глобальный разрыв достижений: Почему даже самые лучшие преподаватели в Америке не учат наших детей тем навыкам, которые им жизненно необходимы, и что нам с этим делать?». Это интервью стало основой для моей недавней колонки в газете.

– Чего достигла Финляндия? И что предшествовало появлению улучшенной образовательной системы?
– В начале 1970-х в Финляндии образовательная система была недостаточно эффективной. В стране было слабо развито сельское хозяйство, с единственным продуктом – древесиной. Леса вырубались в больших размерах. Но экономику это далеко не продвигало. В стране понимали, что необходимо модернизировать систему образования для создания экономики, действительно основанной на знаниях.

Continue reading
Итак,  в 70-х они начали совершенно перестраивать систему подготовки и отбора будущих учителей. Это была очень важная фундаментальная реформа, поскольку она давала возможность значительно повысить уровень профессионализма среди учителей. Каждый учитель получал степень магистра. И каждый учитель проходил подготовку одинаково высокого уровня. Профессия учителя стала более уважаемой. Не самой высокооплачиваемой, но самой высокопочитаемой. Только один из 10 человек, пожелавших стать учителями, попадал в класс. И в результате, по данным международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA), Финляндия опередила равным образом все западные страны. И лишь несколько восточных стран обучают с такими же результатами.

– То есть, Финляндия в основном сконцентрировалась на учителях, а не на тестировании внутри страны. Те тесты PISA, о которых вы упоминаете, являются международной системой оценки.
– Да, это так. В Финляндии не существует местных тестов, за исключением очень изолированной программы по контролю за рождаемостью. Нет тестов для отслеживания каких-либо результатов, нет также тестов, относящихся к общественному потреблению, и нет тестов для сравнения среди школ. Поразительно, теперь они могут доверять учителям, потому что удалось добиться высокого уровня профессионализма. Их лозунг: «Доверие через профессионализм». В Финляндии разница между успешными и отстающими школами менее 4% , и это без всяких тестов вообще.



Фото с сайта danutm.wordpress.com

– Это полная противоположность тому, что мы слышим о так называемой реформе образования в Америке. Когда вы слушаете дебаты об образовании в США, то понимаете, что основная идея – обвинить учителей во всех грехах, а реальный способ укрепить нашу образовательную систему –  просто тестировать детей до потери пульса. Как вы думаете, почему такая разница отношений к данному вопросу в наших двух странах?
– Прежде всего я бы хотел заметить, что Финляндия входит в список самых продвинутых стран в области инноваций, предпринимательства и способности к творчеству. Для меня стало поразительным, что реформы в США были введены и проводились в течение последних 25 лет бизнесменами. Дэвид Кернс от фирмы Xerox и Лу Герстнер из IBM созвали саммит по образованию, но при этом не пригласили ни одного образовательного деятеля. Они пригласили исполнительных директоров разных корпораций, сенаторов и конгрессменов. Финляндия отличается тем, что в течение 30 лет здесь существует согласованность между двумя партиями относительно важности образования и высокого качества преподавания. Это своего рода партнерство между бизнесом, политиками и преподавателями. Именно это необходимо нашей стране.

– Что бы вы сказали людям, которые утверждают, что нельзя сравнивать образовательные системы Финляндии и США, поскольку в Финляндии однородное население, а в Америке – более многообразное?
– Во-первых, Финляндия намного разнообразней, чем все думают, 15% населения говорят на вторых языках. Сегодня в школах Хельсинки говорят на 45 языках. Теперь пункт второй, относящийся к сравнению – Финляндию как страну нельзя сравнивать со страной Америкой. Давайте сравним Финляндию с Миннесотой. Демографические картинки здесь очень схожи. Но если говорить о международных сравнениях, то здесь нет одинаковых результатов. Я хочу сказать, что между нами большое количество различий, и очень многому мы можем поучиться у Финляндии.

– А что вы можете сказать о роли экономики? Дайан Рэвитч, профессор Нью-Йоркского Университета, часто повторяет, что система образования в этой стране не может самостоятельно решить проблему бедности и что во многих случаях система отражает бедность. Финляндия представляет собой менее экономически неравное общество. Насколько отсутствие бедности объясняет успех Финляндии?
– На этот вопрос есть два ответа. Во-первых, конечно, расовый и классовый вопрос имеет огромное значение. Если вы хотите узнать, каковы результаты тестов в районе, вы выясняете, сколько бедных семей там проживает. Но посещая некоторые самые лучшие школы в этой стране, расположенные в самых богатых районах, и даже в частных школах, я видел там абсолютно посредственное преподавание и учителей, работающих ради тестов. Но это тесты на запоминание, и они не дают никаких новых навыков, необходимых для глобальной экономики знаний. В Финляндии определились с понятием «обучение отличного качества», и у них есть стандарт для этого. И во-вторых, они определились с тем, что важнее всего изучать, и это совсем не программа, основанная на запоминании. Эта учебная программа базируется на мышлении. Но даже в наших самых богатых районах мы не нацелены на этот глобальный стандарт успеха.

– А если вдруг сейчас, как по мановению волшебной палочки, мы внедрим финскую образовательную систему у нас в Америке, какими будут результаты, по вашему мнению? Будут ли они лучше, если все же учитывать экономическое неравенство?
– Я думаю, пройдет много времени, но мы все же обратим внимание на это неравенство. Я был в школах, где уровень бедности среди учащихся очень высокий, например, в школах KIPP (программа «Знание – сила»). В этих школах, как и в финских, понимают, что значит отличное качество преподавания и обучения. Достижения у этих школ достаточно высокие. Выпускники школ поступают в колледжи и добиваются там более высоких результатов, чем дети из семей среднего класса. И это благодаря высокому качеству преподавания. Относительно расового и классового вопроса могу сказать, что нам необходимо обратить на это внимание. Но это не должно быть причиной наших низких достижений.

– Как удалось в Финляндии поднять роль учителя в глазах населения? Ведь теперь учитель – это не просто уважаемая, а почетная профессия. А вот в Америке учителей постоянно ругают.
– В Финляндии рассматривают учителя в качестве ученого, а классы – его лаборатории. Как я уже говорил, у каждого учителя должна быть степень магистра. Учитель получает серьезное, содержательное образование, а не просто прослушивает глупые курсы по теории и истории образования. Их дипломы дают возможность принести высокий уровень интеллектуальной подготовки в классы. Это во-первых. А во-вторых, в Финляндии считают профессионализм общим делом. Учителям дается время во время учебного дня и недели поработать с коллегами, что помогает им улучшать программу и сами уроки. Здесь, в Америке, уровень профессионализма остался в XIX веке, а может, и еще раньше. Это просто Средние века. У нас учитель работает самостоятельно целый день, каждый день. А ведь изоляция – враг усовершенствования и инноваций. Финны это поняли давно. Нужно вытащить учителей из изолированных обстоятельств и дать им время и возможность действовать вместе.
Дэвид Сирота,
The Open Salon


?

Log in

No account? Create an account