Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Зачем молодежь уходит в леса
eurekanext
С 15 июля по 12 августа в окрестностях наукограда Дубна, на берегу Волги, проходила Летняя школа «Русского репортера». В ее работе приняли участие более 1200 старшеклассников, студентов, ученых и журналистов со всей России.

1

Летняя школа – это абсолютно некоммерческий и независимый проект. Он строится на волонтерских принципах, никто не получает зарплат и гонораров. «Над нами только небо! Летняя школа – это независимый проект, не встроенный ни в государственную, ни в школьную, ни в вузовскую систему. Мы сами себе государство. За нашей спиной нет какой-нибудь партии, какой-нибудь фирмы, каких-нибудь “наших” или кого-то еще. Мы – принципиально неполитический и нерелигиозный проект. Это не значит, что мы живем, отгородившись от общества кирпичной стеной. Просто не хотим строиться и вставать под чьи-то знамена», – утверждается в Манифесте Летней школы.
В этом году было запланировано более тысячи семинаров, лекций, мастер-классов, круглых столов, практических проектов и исследований по самым разным темам: от квантовой физики до социальной психологии, от японской литературы до эмбриологии.
– Школа представляет собой площадку, где самые разные люди находят себе общение по интересам и развиваются в том направлении, в каком они хотели бы развиваться. Такая вот сетевая модель учебных взаимодействий, – объясняет один из руководителей Летней школы, замдекана исторического факультета МПГУ Юрий Романов.
–  Официальное образование после стольких лет бесцельных реформ практически полностью развалено. Остаются островки, держащиеся за счет отдельных личностей. Но даже если официальное образование развалено, ум от этого никак не зависит: людей, которые хотят заниматься наукой, не становится меньше. И им нужно реализовываться. Нам каким-то чудом удалось создать место, в котором можно найти единомышленников. Важно то, что Летняя школа – не сухая академическая структура, и мы всеми силами пытаемся вписываться в реальную жизнь, – считает математик, преподаватель РЭА имени Плеханова и один из организаторов Летней школы Ирина Маслякова.

2

Учитывая количество участников и продолжительность, Летнюю школу «РР» можно считать самым масштабным образовательным проектом этого лета. Она соотносима разве что с «Селигером», тем более что есть некоторое сходство в формате: палаточный лагерь, готовка на костре.
– Нас иногда называют «анти-Селигером». Но мне это кажется неправильным. Все-таки «Селигер» остается мероприятием, отрабатывающим политический заказ. И они организованы по принципу «сверху вниз». Мы же являемся примером самоорганизации молодых людей вне государственных, бюрократических, коммерческих и политических структур. Наша Летняя школа не «анти-Селигер», а скорее «не-Селигер». Или, если хотите, мы – «Селигер» для думающих и свободных людей, – считает еще один руководитель Летней школы, редактор отдела науки «РР» Григорий Тарасевич.
Формат Летней школы – полевой лагерь. Большинство участников живут в палатках, еда готовится на костре. Занятия проходят в корпусах базы «Волга», принадлежащей знаменитому Объединенному институту ядерных исследований в Дубне.
Что такое Летняя школа, объяснять непросто. Университет, летний лагерь, коммуна, конференция… Все в одном. Чтобы лучше понять дух этого проекта, мы попросили студентов мастерской репортажной журналистики сделать небольшие зарисовки одного дня Летней школы.

3

Малая большая аудитория
Во времена советской пионерии здесь была библиотека. Потом склад. На Летней школе этот одноэтажный деревянный домик превратился в аудиторию для занятий. Вместо стульев – чурбаки, соединенные нестругаными досками. Название – малая большая аудитория. А большая большая – в бывшей столовой.
– Когда частица и античастица сталкиваются, высвобождается много энергии, – физик-аспирант рассказывает о своей работе на Большом адронном коллайдере в CERN. – Но у нас есть только частицы. Чтобы сохранить античастицы, нужна какая-то емкость из антиматерии. Например, мы можем положить античастицы в антистакан. Но антистакан нужно поставить на антистол. И так до бесконечности…

4

Монстры в столовой
– Здесь будет проходить лекция?
– Да. Про каких-то монстров.
В столовую понемногу собираются слушатели. Здание – одно из самых больших на территории лагеря. Помимо своей основной функции оно служит кинотеатром (по вечерам) и местом для лекций в любое свободное от еды время. На стене натянут экран. Проектор выдает картинку – «Эволюция цветка: возвращение обнадеживающих монстров». Лектор – Алексей Оскольский из Ботанического института.
В столовой около пятидесяти молодых людей. Географию присутствующих можно определять по ручкам, тетрадям и футболкам с логотипами родных городов. Новосибирск, Владивосток, Уфа. В основном те, кто приехал заниматься естественными науками. Столов нет, только стулья. Пишут на коленях:
– Обнадеживающие монстры – носители системной мутации, способствующей развитию организмов. Например, муха дрозофила, у которой удваивается количество крыльев.
Слушают внимательно. Девочка, закутавшаяся в теплый спальник, тянет руку:
– А есть такие мутации у людей?
– Например, увеличение количества позвонков. Но с такими мутациями обычно не выживают.

5

Возле столовой
– Девочки, пора воду менять. Надо позвать мальчиков, чтоб вылили старую. Ма-а-альчики! Альфа-самцы! Красавчики наши, поменяйте нам воду, пожалуйста!
Мальчиков не видно. Девушки продолжают их звать, капая мыльной водой с перчаток в стоящие перед ними корыта.
– Я тебя умоляю… При чем здесь альфа-самцы? Это же журналисты. Они на такое не ведутся.

6

На веранде
Студентки Медицинского университета Вера и Аня кутаются в спальные мешки.
– А ты знаешь, что в XIX веке Пирогов придумал метод вскрытия человека путем распиливания его замороженного трупа?
– Не-а…

7

Отделение журналистики
– Эти дети поражают меня больше, чем взрослые, – говорит куратор отделения журналистики для школьников. – Иногда у меня складывается впечатление, что это они меня учат. Попросила описать слово «любовь» в одном предложении так, чтобы я почувствовала любовь. Мальчик шестнадцати лет отвечает: «Любовь – это отказаться от одиночества». Ни убавить, ни прибавить.

8

В полевом душе
Печка-буржуйка уже нагрела воду, девушки из мастерской культурной журналистики раздеваются.
– Литературный слэм, – начинает читать объявление о предстоящем конкурсе стихов единственная девушка в одежде. Остальные медленно намыливают волосы и поливают себя из ковша.
– Все будет литературно… нет… культурно… н-н-нет…
– Эпично… драматично… – голос в унисон с плеском воды.
– Стихийно!
– Точно! – голые девушки синхронно взметнули волосами.

9

На геолого-географической мастерской
Мужчина лет тридцати на вид с рыжей бородой и маленьким карандашиком за ухом. Он активно размахивает руками:
– Эндогенные и экзогенные процессы можно объяснить через кулинарию. Вот если взять печенье и влить в него заварной крем, этот крем может выплеснуться и вытечь оттуда – это экзогенный процесс. Если же крем застывает внутри, это процесс эндогенный…
В это время две девочки потихоньку перемещаются к столу с печеньем и чаем.
– Вы посмотрите на них, они опять хомячат!
– Есть хочется, – смущенно улыбается брюнетка, жующая печенье. – Кстати, о еде. По телевизору видела, как жители деревни, которая находится рядом с вулканом, готовят курочку на жаре от лавы.

10

В курилке
– Была на лекции по адронному коллайдеру и очень прониклась, – хвастается молодая журналистка. – Всегда знала, что есть адронный коллайдер. Всегда знала, что есть бозон Хиггса. И что все это связано с элементарными частицами. Последний год об этом поют все СМИ. Читаешь и думаешь: «А-а-а… потом разберусь». А вчера я все поняла! Есть две массы: гравитационная отвечает за наш вес, инертная – за то, что мы не перемещаемся со скоростью света. И этот элемент, который помогает нам не перемещаться со скоростью света, и есть бозон Хиггса. Это такая штучка, которая есть везде и заставляет нас быть чуть помедленней.

На мастерской психологии
– Сейчас мы будем работать в порядке бреда. Впереди у нас мозговой штурм, – направление задает научный руководитель мастерской Света Скарлош.
Идет обсуждение будущих проектов. Деревянный пол с облупившейся краской. Когда мимо кто-то идет, стекла в некрепких рамах позвякивают. Психологи сидят кружком на пеньках, которые сверху повязаны тряпками, как бабушки платками, – этот концепт участники мастерской соорудили накануне вечером. На столе между заряжающимися сотовыми лежит топор.
Девочка на стуле делает что-то вроде зарядки – выкручивает руки назад, наклоняется корпусом вправо и влево.
– Я хочу взять тему, как устроена психология людей, которые интересуются здоровым образом жизни, – говорит она.
Школьник с пенька подает голос:
– А может, мы измерим общий уровень интеллекта летнешкольников?

11

На берегу Волги
По пляжу раскиданы доски. Политолог Антон что-то пилит.
– Строю новую курилку, чтобы не бегать в перерывах неизвестно куда. Мое нахождение здесь первично. Я здесь потому, что строю курилку, а не потому, что не на парах.
В стационарном душе
– Пока распадался СССР, крупные фармакологические компании захватили наш рынок. Теперь все лекарства от серьезных болезней вроде рака – только от зарубежных производителей. А мы производим анальгин, аспирин, парацетамол – простые и дешевые препараты, которыми пользуются все. – В обычное время Алина занимается онкологией и пишет диссертацию. А сейчас отшкрябывает шпателем старую краску с пола душевой. Ей не пользовались последние лет двадцать, и пол надо бы покрасить заново.
– А почему мы не можем наладить выпуск своих лекарств?
– Потому что ученым проще продать технологию и исследовать проблему дальше, чем развивать изобретение. Сейчас делаются попытки изменить ситуацию, но они далеко не совершенны. А зачем мы возимся с душем? Мылись бы в палатках, как раньше.
– Раз есть возможность это делать в помещении, почему бы и нет? Пойду за краской и кисточками схожу.

12

На тропинке
– …Камю четко осознавал, что он делает. А мы по жизни себя обманываем, тешим всякими иллюзиями… – Двое юношей куда-то тащат здоровенную доску и беседуют о литературе.

Возле кухни
– На обед гречка! – кричат на кухне.
Отовсюду слышится звяканье столовых приборов. На одном из свободных мест, которое все уважительно обходят стороной, лежит книга Кьеркегора «Страх и трепет». Рядом с ней сидит юноша-биолог.
Кто-то поднимает с земли шишку и спрашивает его:
– А это какого дерева шишка, сосны или елки?
– Не знаю, – тихо отвечает он.
– Скажи, а как мох, растущий на дереве, может помочь определить части света? – продолжают выпытывать у того, кто назвался биологом.
– Не знаю, – повторяет биолог, глядя в одну точку.
Спрашивающие не унимаются:
– Слышишь, птица какая-то поет? А какая – можешь определить?
– Ребят, правда не знаю, простите, – говорит он, смущаясь окончательно, – я биохимик.
Ложка бьется о чашку. Сахар растворяется.
– Хочу найти средство, которое может вылечить людей от рака, – громко говорит он, четко артикулируя каждую букву.
Ложка замолкает. Чай уже сладкий.

13

Основные направления летней школы «Русского репортера»
• Мастерская репортажной журналистики
• Естественнонаучное отделение
• Геолого-географическое отделение
• Мастерская научной журналистики
• АрхАрт (архитектура и дизайн)
• Мастерская социальной журналистики
• Мастерская урбанистики
• Центр полевых социальных исследований
• Мастерская фотожурналистики
• Отделение социальных наук
• Мастерская дизайна
• Отделение журналистики
• Мастерская тотальной журналистики
• Физическая мастерская «105-й элемент»
• Психологическое отделение
• Мастерская культурной журналистики
• Мастерская «Кино-ДОК»
• Мастерская «ДОК-Кино»
• Мастерская философии
• Мастерская теории малых дел
• IT-Workshop
• Лаборатория «Текст»
• Мастерская экспериментальной журналистики
• Медицинское отделение
• Экологическая полевая лаборатория «ЭКОС»
• Мастерская тревел-журналистики

?

Log in

No account? Create an account