?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Есть ли скорость у реформы образования?
eurekanext
Адамский4_ЖЖ

Чем сильнее изменения в образовании становятся частью общественной жизни, тем медленнее они происходят.
Это ни хорошо, ни плохо – это нормально. Только при этом происходит размывание жестких, строго направленных векторов реформы, изначальный замысел рискует превратиться в свою противоположность. Потому что в открытом общественном пространстве несчетное число интересантов, и уровень дискуссии, конечно, почти бытовой, в то время как на этапе разработки и оформления замысла перемен дискуссия строго «по понятиям», только понятия экспертные, научные.
Чем выше уровень обобщения, тем выше риск потери содержания, с моей точки зрения.
Концепция не должна быть внутренне противоречива, рамки и основания должны сопрягаться, основные понятия и механизмы должны сочетаться друг с другом. Отдав много лет проектированию в сфере образования, мы эти правила хорошо усвоили и приняли.
Но с другой стороны, идеальные теоретические (как и проектные) конструкции часто не работают в жизни – появляется человек, люди с разнообразием мотивов и интересов, более того, иногда эти мотивы и интересы как раз провоцируются появившимся проектом или концепцией! Какое нововведение мы бы ни взяли в качестве примера – образовательный стандарт, ЕГЭ, нормативное финансирование, систему оплаты труда, систему аттестации учителей, общественное управление, электронный мониторинг, профильное обучение – чем сложнее замысел, тем выше риск упрощения, искажения из-за того, что появляется миллион человек, каждый со своими мотивами и интересами, и подстраивает логику проекта под свои потребности.
И если кто-то скажет, что возможен проект, учитывающий несчетное количество потребностей и мотивов – лично я этому не поверю.
Как же тогда проектировать? Как строить планы и программы развития образования? Как вообще возможны инновации, если в чистом виде они невозможны?
Мне кажется, другого выхода, кроме как смирить свою авторскую гордыню и довольствоваться малой скоростью образовательных реформ, у инноваторов нет.
Минимальные приращения в общественном сознании, развитие представлений, например о современных результатах образования – вот и весь эффект. Раздвинуть горизонт общественных, массовых представлений, расширить края колеи – этого уже достаточно. А если кто-то наивно полагает, что задача в том, чтобы реализовать проект в его начально-идеальном представлении, да еще на своем веку… Искренне желаю успеха!
И слава богу, что мы живем в таком обществе, в такой стране, что результат реформы образования зависит от общественных настроений. Я бы даже сказал, что образование сегодня – одна из немногих сфер деятельности, где общественное мнение значит довольно много. Поэтому знаменитая фраза Ушинского, что «В деле воспитания и обучения ничего нельзя улучшить, минуя голову учителя», верна на сто процентов, пожалуй, только в отношении профстандарта учителей. А в целом в деле воспитания, обучения и развития теперь ничего нельзя изменить, минуя головы всех граждан, всего общества.
Я думаю, что образовательная политика – это не столько школьная или вузовская политика, сколько политика, направленная на образование, формирование, если хотите, общественных представлений о школе или университете.
Только предметностью такой политики являются не общие рассуждения о результатах образования и социализации выпускников, а разработки способов и материалов оценки результатов, часть из которых представлена в сегодняшнем номере.
Я долго колебался, прежде чем представить этот номер в том виде, в каком вы его будете читать (те, кто будет читать, разумеется).
«Вести образования» – не методическое издание в чистом виде. Но образовательная политика без методических разработок и инструментов реализации – «ложь и лицемерие», перефразируя слова Ленина о школе, которая «вне жизни и вне политики».
У меня остаются большие сомнения по поводу мониторинга личностных результатов; с другой стороны, разработанная «Эврикой» система «событийного мониторинга», когда дети, участвуя в событиях, проявляют свои результаты и достижения, убеждает меня, что такая методика вполне жизнеспособна. Мы провели десятки таких «событий» в регионах, и каждый раз дети с удовольствием принимали участие в них.
Что касается метапредметных и предметных результатов – здесь история проще, но все равно требуется еще серия дискуссий, чтобы прийти к общему, хотя бы экспертному и научному видению и самих результатов, и способов их оценки.
Но меня беспокоят две проблемы в связи с развитием системы оценки качества образования.
Первая, не сложная, касается электронной системы учета достижений учащихся. Я имею в виду не примитивные электронные дневники и журналы (без обид), а комплексную систему, которая вмонтирована в электронную информационно-образовательную среду и в которой данные появляются в момент выполнения школьником задания, а не после него вручную. Конечно, электронным учетом вся оценка детских достижений не ограничивается – есть еще собственно учительская оценка результатов ребенка, но это уже скорее обобщение, своего рода педология.
Вторая проблема намного сложнее. Это места социализации выпускников, которые получат качественное образование – с высокими личностными, предметными, метапредметными результатами. А значит – с высокими амбициями, высокими требованиями к среде обитания, с потребностью себя реализовать, с надеждой на поддержку своих талантов и способностей, с ожиданием открытого доступа к местам социализации, с расчетом на честную конкуренцию и равные права. И чем лучше будет работать школа, тем больше будет таких выпускников. Со временем они будут честно сдавать ЕГЭ (уверен) и рваться в тот мир, который… их не ждет.
Я считаю, что скорость реформирования образования уже сейчас начинает опережать темпы развития нашего общества. Пока общественные представления о школе сдерживают реформу, но как только дети первого постсоветского поколения родителей поведут своих детей в школу (это примерно 2040 год) – произойдет скачок ожиданий и образовательных потребностей. Думаете, это очень далеко?
Давным-давно, в 1986 году, мы в клубе «Эврика» придумывали конкурс «Авторская школа», думая, что школа XXI века – это как далекая мечта. Время пролетело как один день, оглянуться не успели.
Александр Адамский