?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Дмитрий Ливанов: уйти нельзя остаться
eurekanext
Адамский4_ЖЖ

В России происходит смена элит.
В российском образовании – тоже.
Все думали, что это случилось год назад, когда молодые и амбициозные менеджеры, «команда мечты» министра Дмитрия Ливанова, сменили медлительного и, как им казалось, чересчур осторожного Андрея Фурсенко. С места в карьер энергичные чиновники взялись расчищать авгиевы конюшни высшего профессионального образования, диссертационные завалы, разгонять академический застой.
Отставка Игоря Федюкина показала, что эта смена не состоялась – торопливость и небрежность в подготовке изменений, правовая нечеткость и слабая аппаратная подготовка фактически привели к фальстарту.
Причем этот фальстарт радикальных изменений в российском образовании грозит по крайней мере тремя системными последствиями.
Во-первых, распадом самой команды Дмитрия Ливанова. Дело даже не в смене ключевых фигур – кроме Игоря Федюкина, уже фактически объявил о своем уходе заместитель министра Игорь Реморенко, а перед ним покинула свой пост руководитель Департамента общего образования Елена Низиенко – как раз накануне ЕГЭ и в разгар разработки ФГОС по дошколке. Все гадают, вернется ли из отпуска заместитель министра Марат Камболов и останется ли на своем посту Александр Повалко – протеже Владислава Суркова, покинувшего свой пост после майского совещания у президента В. Путина. Совещание было посвящено выполнению майских указов, за это же в команде Д. Ливанова отвечает А. Повалко.
Второе. Отсутствие оформленной школьной образовательной политики – главный бич нынешнего управления образованием. Фактически министерство Ливанова расчищает дорогу консервативному и отчасти советскому министру образования, пустив все школьные процессы на самотек.
Если премьер или президент дрогнут перед шквалом критики и уберут нынешнего министра, то все будут ожидать назначения деятеля, альтернативного А. Фурсенко и Д. Ливанову: сторонника особого российского пути в образовании, противника западных нововведений от болонской системы до ЕГЭ, возврата к единой тарифной сетке в зарплате, к системе сметного финансирования вместо финансового норматива. Новый министр, чтобы понравиться нынешним критикам Ливанова, должен будет ввести единый учебник, причем не только по истории и литературе, вернуться к внутришкольным экзаменам, искоренить индивидуализированное обучение, вообще культивировать единообразие в образовании, от школьной формы до образовательных программ.
Назад – в прошлое! Недаром губернатор Ульяновской области С. Морозов поддержал создание у себя в области ассоциации «За советское образование».
Но поскольку и нынешняя команда не сильно уделяет внимание развитию школьных инноваций, сделать это будет несложно.
Особенно потому, что политических сигналов в регионы о поддержке инноваций и разнообразия со стороны ведомства нет.
А есть атмосфера дискредитации развития и многообразия, провал в подготовке к проведению ЕГЭ, сворачивание в регионах программ модернизации ради выполнения указов по зарплате, сворачивание информатизации (увеличение количества компьютеров в школах становится бессмысленным из-за низкой скорости), консервация системы повышения квалификации и педобразования, откровенная слабость «педнауки» и полная пассивность в координации регионов, не говоря уже о нулевом уровне сигналов муниципалитетам.
Третье. Фальстарт ливановской модернизации бьет по активистам модернизации на местах.
Фактически федералы подставили тех директоров школ, руководителей муниципальных органов управления образованием и региональных министров, которые поверили в середине 2000-х в серьезность модернизации и начали что-то делать в регионах. Сегодня правительство развернулось на 180 градусов и вместо того, чтобы по результатам нацпроекта подтягивать слабые регионы к лидерам, снова накачивает всех поровну, и особенно слабаков.
Поэтому люди и уходят: остались единицы региональных министров, которые активно участвовали в модернизации в рамках нацпроекта «Образование».
При этом министерство как будто не замечает предыдущего этапа модернизации.
А ведь это не просто административные решения – это люди, которые их реализовывали. Вводили новую систему оплаты труда, пытались реализовать 83-й ФЗ, давая школам самостоятельность, развивали эффективные сети, создавали базовые школы, уговаривали родителей возить детей на школьных автобусах, добивались высокого уровня требований при аттестации учителей, развивали общественное управление, бились за современные условия в школах.
Что теперь? «Всем спасибо. Вы воевали не на той стороне. Сожалеем». Так?
Теперь убирают директоров, которые всерьез поверили, что стране нужна современная школа. В сегодняшнем номере подробно описана история директора из Кемерово Вячеслава Лозинга, единственная вина которого в том, что он всерьез начал модернизировать образование, создал современную школу и оказался ненужным.
Это очень показательная история – когда амбициозные начальники, приходя в штабы и разворачивая военные действия, забывают, что люди в окопах, на передовой уже годами, то, забывая об этих людях, они обрекают их на гибель.
И это не фигура речи.
Помните историю с 6-й ротой? Про нее просто забыли.
Я помню, как терзали в партийных кабинетах Геннадия Ягодина в 1988 году за концепцию развития образования в СССР, как распинали на заседаниях Верховного совета министра Эдуарда Днепрова в 1992-м, как в регионах чуть не брали в заложники Владимира Филиппова в 1998 году, когда зарплату учителям не платили, как держался Андрей Фурсенко, в которого и яйца бросали активисты Ильи Пономарева, и свистели почтенные академики.
Я помню, как против моего учителя, главного редактора «Учительской газеты» Владимира Матвеева, захлебываясь в крике, стоял весь зал кремлевского Дворца съездов в 1987 году, во главе с министром просвещения РСФСР, обвиняя его в развале советской школы и поклонении принципам абстрактного гуманизма.
И за каждым из этих людей стояли сотни и тысячи, десятки тысяч соратников, жизнь и судьба которых зависела от стойкости того, кто впереди.
Было бы у нас министерство сильное и последовательное в своей борьбе за развитие школы – кто бы смел пальцем тронуть Лозинга, прошедшего 47 проверок, не выявивших ни одного серьезного нарушения?
А у меня таких историй травли директоров инновационных передовых школ – десятки.
Потому что каждый мелкий начальничек уже знает, чувствует и своим говорит: «Да наплевать министерству на эти школы и на этих директоров! Это не их война. И вообще министерство – слабое».
А люди, поверившие в перемены, хотят видеть сильного и умелого лидера, который понимает, как воодушевить бойцов, как поднять людей в полный рост, как защитить и объяснить, за что идет борьба. За которым каждый боец – как за каменной стеной!
А без этих учителей, директоров что можно сделать?

P.S. Если представить, что вдруг в минуту слабости министр Ливанов придет к начальству и попросится «по собственному желанию», я бы на месте работодателя сказал:
Куда это вы собрались, Дмитрий Викторович? А работать кто будет?
Александр Адамский

  • 1

Все повторяется... Каковы пределы отката?

Пролетарии умственного труда всех стран - объединяйтесь!

http://top.rbc.ru/viewpoint/04/06/2013/860500.shtml

Глубокая и своевременная публикация, извините за оценочность, Александр Изотович.

Спасибо, Александр Изотович.
мы-то на той стороне воюем. Это они не на той стороне командуют

"Шаг вперед, два шага назад"

И если бы эти два шага были просто возвратом в прошлое, отступлением, но они еще и делаются со смещением в сторону. И эта политика, или ее отсутствие, проявляется не только в образовании. Курс на инновационную экономику не согласован со строительством , развитием демократического общества и государства, создание крупных современных мировых исследовательских университетов - выдачей зарплаты известным заграничным ученым, которые в данных вузах вообще не бывают,или выступят раз в од на конференции. Да и в общем образовании - война решений. Региональные субъекты развития (модернизации) образования не сформировались. Вековая "зависимость" от федерального министерства ("когда скажут там, тогда сделаем" - цитирую одного из представителей региональных органов управления образованием) позволила проявить, но не позволила завершить процесс формирования новых субъектов. Появившиеся новые проектные структуры - центры и институты развития образования утрачивают предмет деятельности, т.к. само проектирование (для меня всегда предполагающее формирование и реализацию инициативного замысла решения) сворачивается или редуцируется к выполнению заказа. В целом, я думаю, то политика модернизации сверху - во всех сферах, в том числе в общем образовании, не принесла результатов, т.к. оказалось не чувствительной к содержательным агентам модернизации, а успешными оказывались те, кто на бумаге делал то, что от него ждут вышестоящие органы. Пример Вячеслава Рудольфовича еще раз показывает, место инициатив и содержательных инноваций в сорвменном российском обществе.

  • 1