Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Сетевой фольклор
eurekanext
Чеховская_ЖЖ
За четыре года своего существования ЕГЭ прочно вписался в школьный и сетевой фольклор, породив микрожанр шуточных задач.
Социальные сети накануне ЕГЭ пестрят анекдотичными статусами, посвященными грядущим экзаменам. Родители рассказывают, как странно ведут себя школьники, очумевшие от стресса и информационной нагрузки. Школьники постят демотиваторы, шуточные задачи, цитаты из сочинений. В общем, генерируют фольклор, который позволяет понять, как аукнулся Единый государственный экзамен в сердцах и умах выпускников, их родителей и учителей.


Безумная энциклопедия
Статью в абсурдопедии (absurdopedia.net), написанную в откровенно хулиганской и абсурдистской манере, не рекомендуется читать несовершеннолетним, а также учителям и чиновникам, которые склонны воспринимать окружающий мир слишком серьезно и требовать закрытия информационных ресурсов и защиты своих прав в суде. Из статьи можно узнать, что ЕГЭ (сетевые синонимы Яга, Яба, Яг) «служит для поедания детей старшего школьного возраста», приучает детей «к послушанию по квадратно-гнездовому методу».
Даже сама аббревиатура ЕГЭ рассекается на два междометия, каждое из которых в зависимости от контекста начинает нести смысл, так что само наименование Единого государственного экзамена начинает таить в себе внутреннее противоречие – зерно социальной драмы. Причем народная скоморошья манера без труда узнается даже несмотря на современную лексику.
«В настоящее время в России идет жаркий спор: ЕГЭ – это Ё или Гэ? Представители Госкомнаробраза говорят: «Ёёё!!!» Представители науки и предки школьников: «Гэээ». Остальным пофиг».
В статьях подобного типа часто используется игра слов. В общеупотребительные конструкции вплетаются инвективы, либо слова начинают звучать как инвективы, по сути таковыми не являясь. Интересно, что ЕГЭ рассматривается как некий архетипический монстр, в жертву которому приносятся лучшие из юношей и девушек.
Его создатели исключаются из числа обычных людей. Им приписывается демонический, инфернальный характер, подчеркивается, что ЕГЭ им нужен для того, чтобы вернуться на свою планету или в свою вселенную. Даже компьютеры, используемые для проверки заданий, именуются «шайтан-ЭВМ».
Используется отсылка к существующим персонажам сетевого фольклора. Например, Ктулху – древней и непознаваемой сущности, о которой впервые написал классик американского хоррора Говард Лавкрафт. Ктулху спит на дне океана. Когда проснется, настанет конец света. Согласно статье, Ктулху проснется, когда определенное количество школьников завалят Единый госэкзамен.
Текст о магических качествах, приписываемых ЕГЭ, можно с некоторой натяжкой отнести к жанру сатиры, причем подчеркивается усредняющий, можно даже сказать вредительский и оболванивающий, эффект экзамена. Вот примеры из статьи, авторская орфография сохранена.
«ЕГЭ избавляет страну от людей с ВЫСШЫМ АБРАЗАВАНИЭМ. Их и так развелось слишком много». «ЕГЭ позволяет дать взятку не при подаче документов в институт, а прямо в школе, что существенно экономит время». «С помощью ЕГЭ можно поступить в Малопендюринский Заборостроительный Институт им. Василия Пупкина».
Собственно, весь фольклор, связанный с Единым государственным экзаменом, содержит в себе ноту абсурдизма. Причин несколько. Самая первая – реакция психологической защиты. Смех – лучшее лекарство от стресса, который неизбежно влечет как подготовка, так и проведение Единого государственного экзамена. Вторая возможная причина – невозможность осмыслить нововведение позитивно и конструктивно. Это касается в первую очередь рядовых пользователей, учеников и их родителей, недавних выпускников, большинство из которых и являются авторами статей многочисленных сетевых энциклопедий. Абсурд как инструмент деконструирования реальности создает в то же время и язык для ее описания, а точнее формирует новую реальность, неотличимую от реальности сновидения или шедевров Иеронима Босха. Третья причина коренится гораздо глубже. Евгений Клюев, автор замечательного исследования «Теория литературы абсурда», отмечает, что «сама по себе область фольклора есть по преимуществу область абсурда». И любой, кто вступает на стезю сетевой мифологии, вынужден закреплять «абсурдное поведение абсурдных героев в абсурдных обстоятельствах». Это просто глубинная особенность человеческого мышления, о которой мы в обычное время даже не догадываемся.

Картинки и отрывки из работ
Изобразительное искусство, связанное с ЕГЭ, можно поделить на две категории. Первая – близкие к сетевому фольклору, вторая – близкие к традиционному школьному фольклору изображения.
Первая – это демотиваторы, забавное фото и ироничная подпись к нему. Большинство подчеркивает, как уже было выше отмечено, оглупляющий характер ЕГЭ и его негативное влияние на интеллектуальный уровень школьников. Так, на одном из самых популярных демотиваторов с подписью «ЕГЭ через 10 лет» изображен подросток, который пытается выполнить задание для двухлетнего ребенка: поместить паралеллепипед в отверстие нужной формы, но выбирает при этом круглое.
Школьный фольклор – это детские рисунки-карикатуры, рисунки шариковой ручкой на полях, школьные комиксы, вариации плаката «Родина-мать зовет» и прочее в том же духе. Эмоциональность отдельных лозунгов коррелирует с эмоциональностью подростков. Картины, где на фоне черепов, виселицы, моря крови или смерти с косой написано: «ЕГЭ – это зло» и «Мы против ЕГЭ», вполне вписываются в эстетику подростковых рисунков, граффити, картинок в тетрадях или компьютерной графики. Легкий флер протеста и суицида сопутствует ЕГЭ.
Отрывки из экзаменационных работ – старый благородный жанр сетевого фольклора. Он наименее мрачный и наиболее пригодный для цитирования в общедоступных источниках информации, орфография и пунктуация сохранены.
«Мы знаем много примеров патриотизма, среди героев нашей страны. Вспомним Анну Каренину, как она героически бросилась под поезд и подорвала всех, кто в нем находился».
«Литература – это искусство. От произведений Диккенса, Стендаля , Достоевского идет безобразие и разнообразие человеческой литературы».
Подборки текстов демонстрируют, с одной стороны, как оторваны от жизни сами задания, а с другой стороны, как нелепы и наивны будущие абитуриенты. Здесь ничего нового нет, тот же самый посыл отмечался и в сочинениях столетней давности.
Сюда же можно отнести все байки, связанные со списыванием на Едином госэкзамене, а также истории успеха: кому, как и при каких обстоятельствах удалось выкрутиться. Все эти истории вполне органично встроились в исконно-посконный школьный фольклор. Пикантности им придает разве что демонический статус экзамена – по сути это обряд инициации, а не обычные тесты.

Шуточные задачи
Они превратились в отдельный микрожанр нового школьного фольклора. Каждая задача по сути становится историей – юмореской, в которой важно не столько решение, сколько исходные условия. Вот пример, приведенный газетой «Комсомольская правда» 23 ноября 2012 года.
«Лужков и Батурина поворачивают с Рублевки на МКАД в разные стороны: Лужков налево, а Батурина – направо. За сколько минут каждый из них проезжает полный круг по МКАД, если известно, что Лужков тратит на это на 12 минут меньше Батуриной, при этом проезжая круг не быстрее 31 минуты? Время проезда одного круга измеряется целым числом минут, и их седьмая встреча снова произошла на Рублевке».
Впрочем, директор Московского центра непрерывного математического образования Иван Ященко счел, что задача слишком проста и к тому же некорректно сформулирована. Но жанр задач для ЕГЭ и не предполагает соответствие нормам самого экзамена. Такие задания могут быть решаемыми или нерешаемыми, но чаще всего они демонстрируют так называемую правду жизни и включают в себя информацию о взятках, проблесковых маячках чиновников, личных отношениях звезд и повышении цен.
Вот пример, взятый с одного из развлекательных сайтов. «На рисунке изображен график среднесуточной цены на взятку за 1 предмет ЕГЭ с 12 мая по 22 мая 2010 года. На оси абсцисс откладываются числа, на оси ординат – суммы взятки (в долларах США). Определите по графику, какую наименьшую взятку надо заплатить выпускнику в указанный период, чтобы сдать русский язык и математику. Ответ дайте в долларах США».
Здесь нужно отметить шуточный, провокативный характер таких текстов. Иногда это мягкий юмор (истории про бабок на рынке, плиточников-мигрантов и школьников, сбегающих с уроков и рвущих штаны на школьном заборе), а иногда острая сатира, которая жалит как инициаторов введения экзамена, так и его «жертв».
В целом сетевой фольклор, посвященный ЕГЭ, существует на стыке творчества виртуальных субкультур и традиционного школьного творчества, между двоечниками и кащенитами, между любимцем интернет-пользователей Ктулху и классическим персонажем школьных анекдотов Марьиванной. В этих текстах и рисунках больше игры, сказки и образов, порожденных реальностью сновидения, нежели реальной сатиры, направленной на борьбу с существующим положением вещей. Сетевой фольклор дразнит, провоцирует и порождает карнавальную среду, где ряженые в масках заняты своей причудливой и не всегда понятной обывателю игрой.
Анастасия Чеховская

?

Log in

No account? Create an account