Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Информатизация образования. Что было, что есть…
eurekanext


Реализованные проекты информатизации российского образования во многом повторяют, а иногда и опережают, проекты других образовательных сообществ. В настоящей публикации мы делаем попытку указать ряд событий и тенденций, важных с точки зрения перспектив, которые будут рассмотрены в следующей статье – «…Что может быть».

Все началось с исторического Постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР от 28 марта 1985 года № 271 «О мерах по обеспечению компьютерной грамотности учащихся средних учебных заведений и широкого внедрения электронно-вычислительной техники в учебный процесс». (В этом постановлении одна строка была «не для печати» – нет, не относящаяся к военно-промышленному комплексу и запрету использования принтеров для самиздата – говорилось, что в отдельных союзных республиках процесс может начинаться на год позже.) Проект был успешным в целом ряде важных аспектов. В стране произошло изменение: в каждой школе начали учить информатике и компьютерам, для сотен школ были закуплены надежные зарубежные компьютеры «Ямаха» и сделана попытка наладить выпуск отечественных (надежность не была их сильной стороной), в короткие сроки были разработаны программные инструменты деятельности учащихся, обучены учителя.

С самого начала школьный курс «Основы информатики и вычислительной техники» предусматривал два сценария его реализации в конкретном классе: с компьютером и без компьютера. Обучение компьютеру без компьютера вызывало сильную негативную реакцию. Я слышал из уст тогдашнего президента АН СССР А.П. Александрова, что обучение компьютеру без компьютера – это все равно что обучение езде на велосипеде без велосипеда. (Занятно, что ему не приходило в голову отменить изучение в школе ядерной реакции, раз там нет ядерного реактора или хотя бы бомбы.) Однако, конечно, в этой критике была разумная сторона: учиться РАБОТАТЬ на компьютере эффективнее всего, РАБОТАЯ на нем (притом с понятной, не обязательно «внутрикомпьютерной» целью – об этом дальше). И при том и при другом сценарии существенная доля времени отводилась на занятия фундаментальными основами компьютерных наук – построение алгоритмов. Если при этом под рукой оказывался компьютер, то эти алгоритмы можно было попробовать «запустить» на реальном «железе». Особенно полезен был компьютер, если алгоритмы выполнялись в наглядной среде на экране и каждый шаг выполнения «визуализировался» в форме некоторого действия какого-то существа на экране. Такой подход к обучению построения алгоритмов был открыт в разных странах в предшествующее десятилетие: черепашка Лого в Бостоне (США), кузнечик и другие в Новосибирске (СССР), робот в лабиринте в Москве (СССР, МГУ, А.Г. Кушниренко), Братиславе (Чехословакия) и Итаке (США). Но и без компьютера шел важный процесс освоения основных методов и принципов алгоритмического мышления – именно так говорил А.П. Ершов, назвав еще в 1981 году свой доклад в Лозанне:  «Программирование – вторая грамотность». Наши выпускники начали осваивать алгоритмическое мышление, один из основных навыков XXI века, в середине 1980-х гг. Но еще до этого начались попытки перенести освоение этой грамотности (опять-таки, не обязательно связанной с компьютером) в более ранний возраст, а изучение программирования в математических школах началось в первой половине 1960-х гг. Сейчас видно, насколько в 1960–1980 гг. российское образование опередило в этом мировое.

Что происходило с освоением школьниками ИКТ (информационных и коммуникационных технологий)? Дети осваивали те из них, которые им нужны, быстро и легко. Например, никто не мог ожидать, с какой скоростью дети могут обмениваться текстовыми сообщениями (при посильном противодействии системы образования) через страшно неудобную (для текста) клавиатуру сотовых телефонов и с какой скоростью они могут УЧИТЬСЯ делать это. Что касается школы, то компьютеров в школе становилось все больше и больше. Постепенно были обеспечены возможности для освоения в рамках курса информатики и ИКТ основ пользовательских применений ИКТ. Браузеры, системы электронной почты, редакторы сопровождения выступления (тексто-изо-звуко-презентаций), текстов стали обычными в школе. Важными элементами прогресса явились: повышение качества школьного интернета и появление проекторов в школьных классах. История с проекторами (заслуга Е.Е. Чепурных) замечательна, поскольку в момент широкого распространения в школах они не были повседневным элементом офисной культуры в России. Средства ИКТ оказывались сосредоточенными фактически (и мыслились концептуально) в кабинете информатики, все больше и больше времени тратилось в курсе «информатики и ИКТ» на ИКТ (и меньше – на информатику). Мы стали терять приобретение 1980-х годов – алгоритмическую и логическую грамотность. Сейчас, кажется, процесс удалось развернуть. Новые стандарты предполагают использование ИКТ и формирование ИКТ-компетентности во всех предметах, в наиболее естественной и эффективной форме. Это значит, что задача повышения уровня фундаментальности курса информатики, возвращение и усиление в этом курсе начал алгоритмики сегодня более реальна, чем когда-то, и компьютер займет в этом процессе подобающее место.

Во всем мире информатизация школы сочеталась с образовательной философией или по крайней мере фразеологией конструкционизма. Лидер и, по существу, создатель этой философии – Симор Паперт, ученик Пиаже (автора психологической теории конструктивизма). Паперт понял ключевую роль компьютера как универсального устройства создания виртуальных миров, в которых ребенок может строить собственное знание, строя что-то интересное для него и важное для его взаимодействия с реальным миром и людьми. Начавшиеся в конце 1980-х гг. контакты между группой Паперта в МТИ и представителями российского образовательного сообщества, начиная с группы А.П. Ершова и Е П. Велихова (ВНТК «Школа», 1987 год), стали для нас ключевыми. Философия конструкционизма оказалась созвучной образу мыслей российских ученых, вошедших в ВНТК, и российской теории развивающего обучения. Социальные потрясения конца 1980-х привели к трансформации ВНТК в негосударственный Институт новых технологий, который взялся за задачу разработки и адаптации для России наиболее эффективных и перспективных инструментов и сред учебной деятельности. Еще до 1990 г. ИНТ начал и продолжает до сих пор проекты образовательной телекоммуникации, применение цифрового измерения в естественно-научном образовании, включение в российское развивающее обучение разработанных Папертом методик использования конструкционистских сред ЛЕГО (Паперт – ЛЕГО-профессор МТИ) и Лого (уникальная конструкционистская среда, вокруг которой сформировалось целое глобальное и российское сообщество). В начале 1990 года ИНТ принял решение о том, чтобы создать широкое экспериментальное поле, где не учителя информатики, а все школьные учителя смогли бы работать, испытывая наименьшие трудности освоения и использования компьютера. Решение тогда было очевидным – компьютером стал «Макинтош». ИНТ развернул беспрецедентную, по отзывам мировых экспертов, программу локализации для России и создания методической поддержки лучших инструментов деятельности и развития школьника (например, только для основных российских учебников геометрии Г.Б. Шабатом было создано несколько тысяч динамических чертежей). Тогдашние наработки не потеряли свою важность и через 10, и через 20 лет.

Тем временем в России в целом и в отдельных регионах и школах прошло несколько волн компьютеризации. Для отдельных энтузиастов, экспериментаторов и их школ это значило очень многое, им удавалось использовать мировые наработки и создавать свои. Но системных решений не было. Даже масштабный проект Федерации «Интернет-образование» (М.Б. Ходорковский, С.В. Монахов, С.М. Авдеева), целью которого было обучено «интернет-грамотности» десятков тысяч учителей, не привел к системным сдвигам. Очевидным императивом стало системное решение, в котором органично и сбалансированно развивались и взаимодействовали все основные компоненты процесса информатизации (люди, содержание образования, технологии, нормативная база). Такие решения начали реализовываться в Москве и других регионах в 2000-х гг. Принципиальным сдвигом стал проект «Информатизация системы образования» (Минобрнауки России, НФПК, МБРР, И.Д. Фрумин). В достижении сбалансированности и эффективности проекта существенную роль сыграло постоянное вовлечение в процесс принятия решений международных экспертов наряду с российскими (в первую очередь учителями и директорами школ). Одним из результатов этого проекта был существенный сдвиг в создании общенациональных коллекций цифровых образовательных ресурсов. (Первый вариант такой коллекции созадвался с 2000 года Федеральным общеобразовательным порталом «Просвещения» – ИНТа.)

Алексей Семенов

Продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account