?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Год без министра Андрея Фурсенко
eurekanext
Адамский4_ЖЖ
Когда Андрей Фурсенко начинал свою деятельность, были задержки с зарплатой учителям, а когда уходил – уже обсуждалась неравномерность повышения зарплаты различным категориям и в разных регионах.
В 2005 году начался национальный проект «Образование», и обеспеченность школ оборудованием и интернетом стала значительно выше.
Было несколько очень трудных образовательно-политических ситуаций, и министр Фурсенко никогда не сходил с линии огня, будь то ЕГЭ, или стандарт, или преподавание основ религии в школе. Он всегда решал проблемы самостоятельно, хотя у него как у министра была возможность попросить помощь руководства.
Министр Фурсенко не боялся входить в любую аудиторию – к учителям, рассерженным академикам, участникам Рождественских чтений – всегда налаживал диалог.
И кроме твердости его всегда отличала интеллигентность и дипломатичность.
Притом что мне часто приходилось спорить с министром, и, конечно, не всегда мне нравились какие-то решения, например относительно стандарта начальной школы, или развития сети экспериментальных площадок, но всегда были ясны мотивы и основания любого решения.
Скоро год, как у нас новое Министерство образования и науки.
Итоговую колонку я начал с взгляда назад – на министра Андрея Фурсенко.
Потому что Андрей Фурсенко был первым министром образования и науки в капиталистической России. В России, которая начинает жить по-капиталистически.
Быть министром образования при капитализме – чрезвычайно сложно.
При социализме – все просто: все равны и всем всего понемногу.
При капитализме нет равенства, но должно быть равноправие.
Дмитрий Ливанов вступил в должность в тот момент, когда Россия уже на скорости движется к капиталистическому будущему. И частная собственность становится все сильнее, и конкуренция становится основой роста качества, и диверсификация экономики становится актуальной задачей, и инновации становятся основой роста прибыли.
А школа при капитализме – традиционно остров социализма. В школах капиталистических стран иногда даже искусственно сглаживаются различия в материальном или социальном положении детей. Поэтому я не так уж и возражаю против введения школьной формы – в сегодняшнем контексте это совсем другое, чем при советской власти.
А вот доступность качественного образования при капитализме – очень серьезная проблема, и «схватить» эту проблему на старте, вовремя предотвратить социальное расслоение по образовательному цензу – ключевая задача «молодого капитализма».
И есть еще одна очень сложная задача, с которой жестко столкнулся министр А. Фурсенко и не менее жестко – министр Д. Ливанов.
Если взять за основу описание капитализма, например, Й. Шумпетером, то основной чертой этого общественно-экономического устройства является т.н. «созидательное разрушение». Оно связано прежде всего с неравномерностью социально-экономических процессов при открытой конкуренции. Освоив революционный способ извлечения прибыли, предприниматель-новатор дает возможность массовому применению этого, когда-то уникального способа. Обустраиваются институциональные условия, и многие поспешно и успешно устремляются по новаторскому пути. Это сопровождается разрушением устоявшихся правил и норм, вместо которых появляются новые. А со временем появляются еще более новые способы извлечения прибыли, и процесс повторяется.
Чтобы создать новую норму, надо убрать прежнюю – и пока этот процесс проходил медленно, 100 лет, 50 лет, даже 25 лет – образование в общем чувствовало себя спокойно. Хотя протесты против таких перемен были ожесточенные – самым показательным было восстание луддитов.
Но когда скорость изменений стала расти, и период системных перемен стал меньше образовательного цикла – вот тут возникла серьезная проблема для образовательной политики.
Попробуйте готовить ребенка к жизни, если в начале его образовательного пути никто даже не догадывается, какими будут технологии, социальное устройство, экономические отношения через 12 или 17 лет.
Какая там профориентация, когда мы понятия не имеем о наборе наиболее популярных профессий через десяток лет!
Но если в бизнесе или в промышленности созидательное разрушение уместно, то в культуре, общественной жизни нельзя разрушать исторически сложившиеся нормы и ценности. В этом и состоит миссия образования: скрепить, соединить, связать времена и культуры, поколения, нормы и ценности прошлого и будущего.
Связать, а не разрушить. В то же время дать возможность новому поколению освоиться в новых реалиях.
Для образовательной политики оформляются две равнозначные задачи: обеспечить общность нации (это не новость – эта задача стала стандартной после усилий и гениальных идей Я.А. Коменского) и в то же время обеспечить новаторское поведение нации в условиях стремительных перемен и господствующей неопределенности.
Вот начало этого процесса в России и совпало с министерством А. Фурсенко.
…Идеи Й. Шумпетера мне близки, потому что именно он впервые связал предпринимательство и новаторство.
Я считаю, что инновационные процессы являются основой образовательной политики. Обновление, осовременивание школы как института – это прежде всего обновление правил, норм, устройства отношений внутри образовательной деятельности, внутри институтов образования.
Например: конкурентная среда в образовании, внешняя система оценки результатов, индивидуализация и оценка индивидуального прогресса наряду с контролем соответствия единому образцу, введение формульного норматива вместо сметы как основы финансирования.
И, конечно, соответствие новым технологиям, новым социально-экономическим реалиям: готовность выпускников к неопределенности и к решению новых, нестандартных задач, конкурентоспособность на рынке труда, готовность к социальной и даже географической мобильности и многое другое.
В то же время инновационные способы сохранения общности нации – того, что теперь принято называть духовными скрепами, исторической общностью, культурными кодами, национальной идентичностью – задачи-то традиционные, но решать их необходимо сообразно времени.
Поэтому когда 5 сентября 2005 года президент В. Путин объявил, что инновационные механизмы являются основой образовательной госполитики, и дал старт национальным проектам, это и было фактическое начало модернизации образования на новом витке развития страны, реализация которой была поручена А. Фурсенко.
К 2012 году почва, институты, механизмы для министерства Д. Ливанова были подготовлены.
И все началось в соответствии с тенденциями модернизации: открытость, прозрачность, эффективность.
А дальше задачи и способы начали расходиться.
Зачем-то некорректно ускорились процессы мониторинга неэффективности, потерялась правовая основа выявления плагиата и недобросовестности научных работ.
Как будто кто-то сказал:
– Господин министр, у вас на все про все – полтора-два года, и будьте добры, предъявите результаты!
В одном известном советском фильме герой говорит: «Даже если собрать вместе девять беременных женщин, ребенок все равно не родится через месяц. Идея должна созреть!»
А уж в образовательной политике, где общественное сознание зреет гораздо медленнее, чем развивается образовательная деятельность, сами образовательные институты, торопиться надо очень осторожно!
Иначе «разрушение» намного опередит «созидание», и система потеряет управляемость.
Я бы, кстати говоря, вместо «созидательного разрушения» употребил бы понятие «созидательное вытеснение» – когда новые нормы просто вытесняют старые, но не убивают их на корню.
А вот когда разрушение становится самоцелью – до созидания дело может и не дойти.
Поэтому, анализируя год министерства Д. Ливанова, я вижу ключевую проблему в том, что его заставили слишком форсировать события.
И действовать не институционально – меняя правила и постепенно вытесняя неэффективные процессы, а в ручном режиме, с применением точечных и показательных ударов.
Я думаю, это была ошибка правительства, а министр вынужден был играть по командным правилам.
Наказывать за это руководителя ведомства, думаю, было бы слишком просто и незаслуженно.
А вот не поддаваться командным заблуждениям – это, конечно, признак зрелости, которой пока не хватает.
…Сегодня принято возвращаться к советским атрибутам – вот звание Героя Труда восстановят.
Я тоже хотел бы вернуться к одному доброму понятию – наставничество.
У меня даже есть кандидатура наставника для молодого министра.
Александр Адамский

  • 1

Юрий Абдуллаев

Глубоко и мудро. Мастерское сочетание общественно-политического анализа и личного взгляда профессионала в корень злободневных вопросов. Спасибо за статью.

"Молодой министр" сумел преобразовать МИСИС в университет европейского уровня, взять хотя бы 4-летнюю программу обучения английскому с выходом на международный экзамен с применением интернет-технологий. Складывать умные слова про образование в бесчисленные доклады и делать практические шаги - это не одно и то же, согласны?

Лариса Герапинович

Как всегда Ваши статьи гениальны и актуальны, Александр Изотович.

Спасибо за смелость суждений, за их очень важную нужность, своевременность.

Берегите, пожалуйста, себя, ГУРУ.

Вы нужны инновационной России!!!

Edited at 2013-04-24 05:04 am (UTC)

  • 1