Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Код доступа
eurekanext
Латынина_ЖЖ
На этой неделе депутат от «Единой России» Бурматов (это который был уличен в тушении пожаров «Фотошопом» и в плагиате собственной диссертации) потребовал отставки Ливанова по причине, так сказать, для очистки министерства от всего этого мусорно-плагиаторского балласта. Вот, совершенно невероятная наглость. Человек, диссертация которого поймана на плагиате, требует уволить министра, который с плагиатом борется. Все шансы, я думаю, у Бурматова добиться своего, потому что Дмитрий Ливанов, напомню, – доктор физико-математических наук, он не защищал никакие диссертации по поводу, там, молодежного движения, так сказать, коров, почитающих Путина. Ливанов сделал ряд непростительных ошибок. Он сокращает неэффективные вузы, он сцепился с Академией наук, он высказался против «закона подлецов».
По порядку. Есть российская наука и российское образование, точнее, их нету. Точнее, они стремительно деградируют. То есть, есть парадоксальная ситуация. С одной стороны, довольно высок уровень точных наук среди выходцев из России. Из девяти изначальных лауреатов премии Мильнера по фундаментальной физике, в прошлом году выбранных, трое – выходцы из России (Алексей Китаев, Максим Концевич, Андрей Линде). В этом году лауреат – Александр Поляков. Понятно, что все эти ученые работают не в России. Лауреатом международной олимпиады по программированию каждый год становится российская команда, иногда две, потому что там по команде от университета. Но все-таки все это – последние остатки былой роскоши.
Российская наука стремительно деградирует. Президент РАН Юрий Осипов может позволить себе заявить, что не надо учить английский, что, мол, иностранный ученый, если он действительно стремится к свету знаний, выучит русский и прочтет статью в российском научном журнале. У нас была катастрофическая история, когда вице-президент РАН Сергей Алдошин, и не только он, позволили себе похвалить Петрика. У нас поставленное на поток производство фальшивых диссертаций. То есть, есть организованное преступное сообщество, занимающееся изготовлением и легализацией фальшивых диссертаций в особо крупном размере, и понятно, что в некоторых особо страшных местах это сообщество как рак просто сожрало науку.
Российские вузы неконкурентоспособны. Российские вузы коррумпированы. Есть замечательная история о международном женевском филиале юрфака МГУ, который возглавляет некий Тамерлан Гасанов, которого Азербайджан обвиняет в мошенничестве на 10 млн долларов. Насколько я понимаю, это частная компания, в которой МГУ имеет минимальную долю акций. За учебу в этом филиале студенты платят реальные деньги, большие. А участие МГУ заключается в том, что оно туда отправляет профессоров читать лекции на русском языке в Женеву. Вдумайтесь. Да? То есть это также можно учредить филиал юрфака МГУ в Оксфорде, эти детки будут жить в Оксфорде, а потом скажут, что они получили оксфордское образование. Качество этого образования уже явствует из того, что детки... Собственно, когда филиал засветился? Когда золотая молодежь, которая в нем учится, устроила гонки на «Ламборгини» в Женеве и попала в аварию. То есть можете себе представить, какая степень деградации даже не этих детей, а их отцов, которые, имея возможность дать детям нормальное западное образование, дают им вот это.
Еще одна проблема. Российское образование перестало быть социальным лифтом, оно стало средством умножения люмпенов. Еще несколько лет назад у нас была ситуация, когда школы кончало 700–800 тыс. человек, а в вузы поступало в два раза больше, потому что некоторые получали по два-три образования. Сейчас это соотношение резко упало благодаря Фурсенко, благодаря Ливанову. Понятно, что качество этого образования, ну, такое же, как качество диссертации Бурматова.
Что надо делать? Надо сокращать неэффективные вузы, надо сокращать бюджетные места в вузах. За эти места все равно платят взятки – я могу вам рассказать анекдотическую историю. Есть Ибрагим Махмудов, один из предполагаемых убийц Анны Политковской. На процессе наблюдатели, скажем так, констатировали, что этот человек с невысоким интеллектом. Он кончил бюджетное отделение вуза, РГСУ назывался вуз, причем его каждый год отчисляли, а он каждый год восстанавливался, приносил справку, что у него, типа, фурункул. Возникает вопрос, стоит ли киллерам получать образование за бюджетный счет?
Ну и, конечно, еще один вопрос – это радикальная реформа РАН, потому что РАН получает больше денег, чем Гарвард и Общество Макса Планка. О сравнимой результативности не приходится говорить. И, пожалуйста, не говорите мне, что в РАН работает больше народу, потому что, знаете, тут не по головам считают. Ну и, конечно, еще одна задача – это борьба с организованным преступным сообществом плагиатчиков. Я напомню, что у нас недавний председатель ВАК Феликс Шамхалов, который сейчас задержан по обвинению в мошенничестве, он там не просто выпускник сельскохозяйственного техникума. Это человек, относительно которого не раз произносились слова «Дагестанская бригада» и «криминальный авторитет».
Так, собственно, я к тому, что все это Ливанов делает. Не просто говорит (говорить легко), а делает. Сокращает неэффективные вузы, сокращает бюджетные места, призывает открыто к реформированию РАН. Собственно, он реально начал разбираться с преступным сообществом мошенников, покупающих и продающих диссертации. И это, конечно, этому преступному сообществу очень обидно, потому что страшно-то не когда блогеры пишут. Блогеры, собака лает, ветер носит, так сказать, при всем моем низком уважении к Пархоменко. Страшно, когда министры реагируют.
Тут вот у нас, понимаете, был человек по имени Андрей Андриянов. Как у него все хорошо было. Он был глава студенческого совета МГУ. Он вступил всех студентов МГУ в Народный фронт путинский. В качестве приза, будучи химиком, получил руководство великой Колмогоровской физматшколой. Оказалось, что диссертация у него липовая, и не только его лишили степени, а председатель Диссертационного совета того университета, в котором он защищался, тоже был уволен за поточное производство фальшака.
То есть понятно, что тут сопротивление будет страшное. Я вот до сих пор помню мое такое яркое впечатление. Я лечу в Грузию, разговариваю с человеком, который ругает Саакашвили. И он говорит: «Вы представляете, вот тут Саакашвили разогнал медицинский вуз. И некоторые люди уже отучились по три курса, и разогнали, сказали, что этот вуз недействительный». И дальше в ходе нашего разговора выясняется, что этот вуз, типа, располагался в подвале дома и штамповал фальшивые дипломы. И я этого человека спрашиваю: «А вы хотели бы лечиться у выпускника такого вуза?» – «Нет. Но ведь люди деньги платили».
То есть сопротивление дикое. Каждый раз, когда у вас есть раковая опухоль, которая на чем-то наросла, она начинает сопротивляться, когда ее травят. И в лице Бурматова мы видим это сопротивление. Мы видим это сопротивление в лице не только «Единой России». У нас неожиданно все наши оппозиционные, официально оппозиционные партии, те партии, которые у нас назначены в оппозицию, и те партии, которые у нас исключают из себя членов за оппозиционную деятельность, все эти ребята тоже возбухли – и КПРФ, и «Справедливая Россия» – говорят, что они против Ливанова. И вы мне скажете, конечно, что, мол, Ливанов – слуга кровавого режима. Раз он – слуга кровавого режима, хорошим он быть не может.
Отвечаю. Очень уважаю тех, кто борется содержательно против власти. Еще больше уважаю тех, кто при такой власти, все понимая, пытается что-то сделать. Скажете, что Ливанов делает мало, надо в 10 раз больше? Отвечаю, никто не сделал больше, чем он. Скажете, что у нас в школе черт знает что происходит и у нас, допустим, есть известные уроки, уж не знаю как это там формулируется, закон божий, религиозное образование, которое внедряется в школы (это мало как будто детям другой нагрузки). Ну, понятно, что это делается не по приказу Ливанова. Смешно упрекать Ливанова в том, чего хочет патриарх Кирилл и президент Путин и чему Ливанов не может противостоять.
Кстати говоря, по поводу этого самого закона божьего у меня к РПЦ вот такой вопрос. Вот в свое время был Орден иезуитов, ну, собственно, он и сейчас есть. Из-за этого были сложные отношения с обществом, их часто подозревали в разных нехороших вещах. И когда иезуиты задумались о том, как поправить положение, они сделали фантастическую вещь. Они создали школы, в которых люди получали классное образование. Не религиозное образование, а просто классное, но попутно, конечно, они впитывали некоторые католические истины.
У меня вопрос. Если Российская православная церковь со своими «мерседесами», со своими дорогими часами, у нее деньги есть. Почему им при виде катастрофического качества российского образования не создать хорошие школы, в которых будет конкурс?
Ну на самом деле, конечно, мы можем ответить на этот вопрос. Потому что конкурса в эти школы не будет, потому что для этого в них надо преподавать настоящую науку. А поскольку у нас РПЦ предпочитает использовать административные рычаги, чтобы внедрять закон божий, и у нас даже в учебниках по биологии теперь официальных написано, что Ева произошла от ребра Адама, то если РПЦ удастся создать школы, вряд ли они будут конкурентоспособны.
Но возвращаясь к Ливанову. Вот, вопрос. Вряд ли его уволят в ближайшее время, надеюсь. Да, конечно, с одной стороны, он ведет себя слишком смело для министра. И у него такая же проблема, как у Сердюкова – он что-то делает. И каждый раз, когда путинский министр начинает что-то делать, он, с одной стороны, не встречает большой поддержки в обществе, потому что та власть, которая его опутывает бесконечным числом ограничений, к которой он принадлежит, и те вещи, которые он делает, в общем, не дают ему большого морального авторитета. А с другой стороны, он встречает бешеное сопротивление от укоренившейся раковой опухоли, которую он пытается ликвидировать.
Но гипотеза моя, что Ливанова оставят, все-таки основана на том, что, знаете, ходят слухи, что президент Путин страшно заинтересован во всех историях, связанных с продлением жизни, что совершенно, собственно, естественно, потому что мы все в этом заинтересованы. Дай бог успеха. И ходят слухи, что ряд российских олигархов, которые имеют преференции, как раз они скупают патенты по поводу этой вечной жизни везде за рубежом, и, в общем, понятно, что на базе этих патентов из Сколково, ну, если не вечная жизнь, то, в общем, два-три достойных проекта могут случиться.
Так вот, учитывая, что у чукчей нет Анакреонта, и к зырянам Тютчев не придет, я думаю, что у Дмитрия Ливанова есть шанс выехать на том, что, вот, на научной базе Шамхаловых–Бурматовых не то что вечную жизнь, а перекись водорода не получишь.
Юлия Латынина,
обозреватель «Эха Москвы»

  • 1

плагиатор БИНХ - Sponsored by Adobe Photoshop


  • 1
?

Log in

No account? Create an account