?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Кризис системы образования: перезагрузка
eurekanext
Щедровицкий_ЖЖ
Миф о высоком качестве советского образования не перестает преследовать нас: фраза «Вот в Союзе учили…» звучит рефреном весь постсоветский период. Что бы ни происходило в сфере образования сегодня, мы обязательно сравниваем с тем, что было в советские годы, точнее – с нашими воспоминаниями об этой эпохе. Объемы финансирования, типовые проекты школьных зданий и учебных программ, пресловутый «физтех» и уровень инженерного образования в целом, воплощенный в победах советских физиков на военном и гражданском поприще. Однако первое, что мы должны осознать – советское образование в течение 60 лет было самой настоящей «пирамидой».

Советская пирамида образования
Представьте себе обычного представителя третьего поколения советского проекта индустриализации: его дед был крестьянином, его отец – даже если семья попала под «раскулачивание» – уже имел возможность стать квалифицированным рабочим, а он сам – инженером. Это классическая структура социального лифта, которая захватила практически все население СССР, включая самые отсталые национальные окраины. Для любой семьи, кроме узкого слоя детей российской аристократии и интеллигенции, это почти мгновенное в историческом смысле социальное продвижение было запечатлено в семейных фотоальбомах, на досках почета перед проходной любого завода и на страницах печати.
Любой человек чувствовал, как стремительно происходят социальные изменения. К середине 60-х существенная часть населения ощущала себя представителями «советского» варианта среднего класса, живущими в «советской» версии общества всеобщего благосостояния. Бесплатное здравоохранение и образование, гарантированная работа, перспектива получить квартиру и вместе с ней – весь набор социальных благ: радио, телевизор, телефон, стиральную машину. Перед следующим поколением – четвертым – всерьез открывались горизонты научно-технической революции. А значит, ни у кого, кроме махровых диссидентов, по большому счету, не было сомнений в правильности выбранного пути и эффективности работы всех социальных институтов – в том числе и системы образования.
В 60-е и 70-е годы существенно растет количество выпускников вузов, в том числе инженеров. Ценность получения высшего образования становится для любой семьи привлекательным образом будущего, достижимым в условиях советского варианта демократии. В этот момент никто не задает себе вопроса, что будет дальше, когда 100% выпускников школ поступят в вузы и станут дипломированными специалистами и инженерами. Это кажется еще отдаленной перспективой, хотя «маховик» массовизации высшего образования уже запущен. Почему я и говорю, что это пирамида. Дело в том, что устоять такая система может только при одном условии: если одновременно происходит глобализация хозяйства по-советски. Если эти десятки миллионов инженеров, ученых, специалистов, живущих на территории Советского Союза, становятся «золотыми тремя сотнями миллионов» для стран Восточной Европы, а в большей степени – для Азии, Африки и Латинской Америки. Тогда эта модель работает, и у советской системы образования есть очевидная перспектива и программа развития. То есть, по сути, у СССР и его системы образования мог быть только один сценарий развития: стать лидерской структурой некой глобальной мировой кооперации стран.
Но не стоит забывать, что этот процесс происходил в условиях постоянной и обостряющейся конкуренции с другим центром силы, который действовал похожим образом, – с США. Пресловутое противостояние двух систем имело, конечно, и свое военно-стратегическое измерение, но основная конкуренция и борьба развертывались в геоэкономическом и геокультурном пространстве. Правда, этот конкурент гораздо быстрее понял, что образование как канал к будущим успехам выгоднее продавать у себя дома индусам и китайцам, чем дарить бесплатно, как это делал СССР.
К сожалению, история поражения СССР в этой глобальной конкуренции еще никем не осмыслена и не описана. Это дело будущего. Важен результат: в тот момент, когда конкуренция двух стран, одинаковых по претензиям на глобальное лидерство, закончилась поражением Союза, все обеспечивающие и поддерживающие ее системы были обречены. В том числе и система образования. Безусловно, подобные катаклизмы не происходят одномоментно. Отмирание советских систем и институтов идет уже более 25 лет и будет продолжаться. Важно, что пирамида рухнула. Ей не для кого стало готовить всех тех специалистов, которых она выпускала для мегапроекта глобализации по-советски – более чем 300-миллионной экономики СССР плюс несколькосот-миллионной полупериферии и периферии советской «мир-системы». Да простят меня представители исторической макросоциологии за эту аналогию.
Но любые социальные системы чрезвычайно живучи. Так и советская система образования, оставшаяся от умершего строя, стала воспроизводить себя на остаточной ресурсной базе. В какой форме? В форме нарастающего псевдопредложения. Люди наивно верят, что, размахивая над головой парой плохо понятых лозунгов, вычитанных в третьесортной западной публицистике, мы завтра построит «капитализм». Отлично! «Юристы» и «экономисты» в невероятном количестве – продукт «модернизации» системы образования первых постсоветских лет. Менеджеры и управленцы – продукт 2000-х.

Перестройка после 90-х
Наши вузы, рассчитанные на совершенно другие масштабы и перспективы развития, на совершенно другую профессиональную и социальную структуру, в 90-е годы стали продавать людям, теряющим работу, под видом нового образования некий «пакет» расхожих мифов. Конечно, образование всегда продает некий миф, образ желательного будущего, но не настолько! Бывшие преподаватели научного коммунизма быстро переквалифицировались в преподавателей маркетинга, недоучившиеся психологи стали специалистами в кинематографе или... коучинге, и, конечно, всех захватило повальное увлечение «менеджментом». А поскольку у подавляющего большинства в голове еще живет старая модель советского социального лифта, то они своих детей традиционно видят выше себя: «Я инженер, а он должен быть управленцем, менеджером». Только непонятно, чем они все будут управлять, эти 20–30 миллионов новых управленцев?
Вдумайтесь в проблему, она катастрофична: наша система образования, как любая сложная и инерционная социальная система, не способна перестроиться быстро. Она не может не быть пирамидой. В 90-е и в начале 2000-х годов она все глубже и глубже затягивала петлю у самой себя на шее, продавая заведомо некачественный продукт полубезработным людям из какого-нибудь дальнего региона. Создавая десятки филиалов крупных вузов в самых отдаленных городах, комплектуя из преподавателей «стройотряды» для образовательной вахты. А люди, движимые одним из самых сильных человеческих мотивов – заботой о собственных детях и их будущем, – собирали последние крохи и покупали за тысячу долларов в «филиале» какого-нибудь, условно говоря, иркутского института в Краснокаменске курс юриспруденции или менеджмента соответствующего качества. По тысяче долларов каждый год, в течение нескольких лет. Люди отнимали у своего здоровья, питания. Они копили и покупали самое важное – образование для своих детей. Почему? Потому что они понимают, что их дети должны вырваться куда-то в приличную жизнь. Они помнят, что прадед был крестьянином, отец рабочим, я инженер, а мой ребенок будет юристом или даже... управленцем. Никто не задает себе вопрос: где и какую работу найдет этот юрист с «краснокаменским» образованием?
Человек – это существо, которое превращает желаемое в явь. Люди не хотят думать о крахе СССР, о перспективах тех или иных отраслей промышленности и видов деятельности, о глобальной конкуренции, смене технологических платформ и экономике знания. Большинство не знает иностранных языков, мало ездит по миру, а если и ездят, то с туристическими целями. Но при этом они твердо помнят о победах СССР в космосе и о советском «физтехе». И они хотят, чтобы их дети жили лучше родителей. Странно было бы их в этом упрекать.
Но когда отдельные представители системы образования, озабоченные сохранением сложившейся системы, своего положения и финансового достатка, начинают «раскачивать лодку» и подбивать родителей выйти на улицу с маршем протеста против реформирования образования – это, по-моему, слишком. С позиции исследователя можно, конечно, описать причины и движущие силы такой мотивации, но с моральной точки зрения это выглядит неприглядно. Так же как форменная травля Министерства образования, которая в последние недели приобрела новую остроту. Советскую систему образования не восстановить: она будет разлагаться и деградировать дальше. Иностранные лекала нам не сильно помогут. Система образования и система капитализации человеческих ресурсов современной России в целом требуют сегодня полной переналадки. Но задача эта, возможно, одна из самых сложных, стоящих перед страной. И никто, подчеркиваю, никто пока не предложил ничего внятного в этой сфере.
Петр Щедровицкий,
эксперт при правительстве России по управлению развитием,
по вопросам региональной и промышленной политики,
инновационной деятельности и подготовки кадров

  • 1
Родителям в диапазоне от домохозяев до специалистов в двумя высшими образованиями нужно уже учить своих детей. Процесс образования непрерывен, как и жизнь. И универсальный проверенный способ - учить как в нас учили или лучше. Нравственная мотивация прошлых лет - стыдно быть тунеядцем, нынешних основных я бы выделила две: хорошее образование - хорошая зарплата или комфортное пребывание в школе, а именно, интересная, безопасная и событийная жизнь в школе. Но школьная программа создается и спускается из министерств, я больше не доверяю учебникам, ориентируюсь на темы и остальное прочитываю вслух или вместе с ребенком, прорабатываю на сколько хватает времени и знаний, далее, направляю к репетиторам если "позволяет жизнь". Это требует постоянного напряжения и больших ресурсов меня и моей семьи, понимания и поддержки в школе. И это образование в "ручном режиме", благо что в нашей местности есть школа, где это можно реализовать. Всем нам нужна школьная программа обучения, доступно и для родителей изложенная по предметам, по годам, сбалансированная с требованиями современности (последние достижения наук в обзоре) и с летними углубленными семинарами в продолжении и развитии после школы в ВУЗе.

  • 1