Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
«Наказывай сына своего, доколе есть надежда…» (Притчи, 19:18)
eurekanext
Мартыненко_ЖЖ

Насилие в семье… Эта тема прочно вошла в сводки новостей СМИ, достоянием гласности становятся все новые и новые факты издевательств, оскорблений и унижений, которым подвергаются дети в отдельных семьях. Все это не может не вызвать у любого нормального человека праведный гнев, отвращение и, конечно, закономерные для нас вопросы: что делать и кто виноват? Виновников особо искать не приходится, а что делать? – как можно быстрее принять свод ювенальных законов, защищающих права и свободы ребенка от произвола родителей. Все просто, понятно и логично. Но все ли так просто?

Часто задается вопрос: а как Церковь относится к насилию в семье? Ответ таков: Церковь не регламентирует внутреннюю и внешнюю жизнь человека, т.е. не выдвигает перечня норм и правил, которым обязан следовать человек. Это не ее функции. Ее назначение иное – сохранять и утверждать законы духовной жизни, заповеди, которыми обязан руководствоваться человек, если он назвался христианином, помогать ему в этом. А как применять эти заповеди в каждом конкретном жизненном случае – это обязанность самого человека, и здесь неизбежны и победы, и поражения, и ошибки. Такова школа жизни.
Все сказанное полностью относится и к внутрисемейным отношениям. Родители несут ответственность и перед детьми, и в первую очередь перед Творцом за то, как они взращивали дарованное им сокровище – человеческую душу. Допустимо ли насилие в этом деле?
Прежде чем выносить приговор насилию, обратим внимание на некоторые детали. В наш век лукавства стали привычными примитивные, но действенные схемы «промывания мозгов». Один из примеров этого – дискуссия о «насилии в семье». Схема проста: разные и даже взаимоисключающие явления объединяются одним термином (в данном случае – уголовно наказуемые деяния и обыкновенная родительская строгость), а дальше – по необходимости, можно без труда повернуть в нужную сторону, объявив, например, родителя, шлепнувшего свое чадо, извергом рода человеческого. Поэтому для начала разберемся с терминами.
Что такое насилие? Родители – алкоголики или наркоманы калечат здоровье и психику своих детей. Насилие? Безусловно, и общество и государство обязано вмешаться. Папа выпорол ремнем сына за кражу игрушки в магазине. Опять – дикое насилие? Почему не объяснил, не увещевал? Пригвоздить его (папу) к позорному столбу или не стоит торопиться? Родители не пустили чадо на дискотеку в «дурной» (по их мнению) компании. Опять родительский произвол? (В некоторых странах Европы за такие дела родители могут попасть в полицию.) А может, они видят то, что пока не видит их ребенок – пагубность такого общения, – и пытаются уберечь свое дитя? А если просто отругали и даже в угол не поставили – ведь это тоже насилие. Неужели и это «насилие» – преступно и должно быть исключено из педагогической практики? Характерные примеры можно приводить до бесконечности. Дать ответ на вопрос, где грань между допустимым и недопустимым, невозможно. Любой шаблон, любой трафарет – бессмыслица. Это, можно сказать, сакральная сторона жизни семьи, и стороннее вмешательство в эту область ничего, кроме вреда, не приносит. Может, поступить проще: исключить любое применение и проявление силы и власти как таковое? Можно и так, но будем реалистами: всегда ли это возможно, полезно и действенно, как и обратное: исключительное упование на «силу» – принесет ли желаемый результат? Как быть, если ситуация такова, что все «мирные» и «гуманистические» методы оказались бессильными? Может, в таких случаях цель действительно оправдывает средства, а «толстовство» – преступно, хотя по форме и весьма гуманно? Как видим, вопросов больше, чем ответов.
Метод принуждения (отделим его от действительного насилия, уничижающего и калечащего душу) – действенный и неизбежный инструмент педагогики (умозрительные и гипотетические случаи идеальных воспитателей и идеальных воспитуемых не рассматриваем). Его можно уподобить (прошу прощения за банальное сравнение) скальпелю в руках хирурга – и больно, и лучше избежать, но иногда это единственное средство спасти жизнь. Тогда не использовать его – преступление.
Поэтому: «Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его», – сказано  в Ветхом Завете, - «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его». Естественно, это не призыв к «палочной» дисциплине, а всего лишь напоминание о той ответственности, которая лежит на родителях, при условии, что даже строгое наказание определяется не степенью раздражения, а любовью, потому что «без любви – все ничто». Единственная проблема – разобраться, где действительно любовь, а где себялюбие под прикрытием любви; где действительное желание добра, а где набор громких лозунгов и штампов, именуемых «добрыми намерениями». Если для родителей, да и любого человека, несущего крест воспитателя, это будет насущным вопросом – тогда и строгость, и даже наказание – все пойдет на пользу дела. Если же все сводится лишь к бурной дискуссии «о правах и свободах детей» и защите их от абстрактного «насилия» – «неабстрактное» только получит благодатную почву для своего процветания.
Александр Мартыненко

?

Log in

No account? Create an account