?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Школа не должна быть пустой
eurekanext
Адамский4_ЖЖ

Инновационные школы, которые создавались с нуля в начале 90-х годов, не могли быть большими.
Просто потому, что новых зданий для них не было, поэтому им отдавали, если повезет, детские сады, в которых не было дошколят.
Поэтому невольно получилось так, что инновационное образование в постсоветское время прочно ассоциируется с маленькими, уютными, почти семейными школами.
Правда, часть сегодняшних инновационных школ возникла еще при советской власти, а основа инновационного движения в отечественном образовании была заложена еще в начале XX века.
Теоретические работы и практика 20–30-х годов (П. Блонский, С. Шацкий, А. Макаренко, Л. Выготский, вся линия педологии и многое другое), после этого – всплеск середины 50-х: зарождение коммунарского движения (И. Иванов и Ф. Шапиро), блестящая плеяда философов и психологов (М. Мамардашвили, Э. Ильенков, Ф. Михайлов, Г. Щедровицкий, Д. Эльконин, В. Давыдов, Л. Занков), наконец, начало работы учителей-новаторов – С. Лысенковой, В. Шаталова, Ш. Амонашвили и других. Следующая сильная волна – начало и середина 80-х: О. Газман, В. Караковский, М. Щетинин, А. Тубельский, Е. Ямбург и более молодые таланты – А. Пинский, А. Каспржак, И. Фрумин. Все это сжималось как пружина, большинство идей и начинаний до конца 80-х годов не было востребовано, поэтому, когда началась эпоха педагогической свободы, в конце 80-х – начале 90-х, материала для проектирования инновационного образования было очень много.
И основным материалом было новое содержание образования.
Не скудные сведения, которые следовало заучить школьнику, а развитие мышления, формирование и развитие деятельности, наконец – компетентностный подход.
И тут оказалось, что без институциональной структуры системы образования, без правил и норм функционирования, без системы ресурсного обеспечения, корректного и сонаправленного образовательным задачам управления, без образовательной политики, направленной на обеспечение реализации новой педагогики, – все начинания быстро угасают. Потому что институты имеют значение.  
Недавно одна важная чиновница из министерства спросила меня: «Вы считаете, что министерство идет не туда?».
А я, честно говоря, уже меньше всего думаю, куда идет министерство, потому что школы и даже регионы начали свое автономное движение. На месте министерства я бы задумался над тем, а кто идет вслед за ним?
Хотя на самом деле ловушка управления системой образования во второй декаде XXI века, на мой взгляд, в том, что сегодня невозможно одной универсальной директивой направить все школы в одну сторону. И не только школы. И педагогическое образование уже невозможно в ручном режиме, задав универсальные показатели, корректировать из министерства. И систему финансирования, и образовательные программы, и даже систему оплаты труда и штатное расписание.
Все, система единообразного для всех принятия решения и достижения единых для всей страны показателей приказала нам всем долго жить.
И попытки обустроить управление системой образования и образовательную политику на основе мелкой регламентации (типа сколько учеников должно приходиться на одного учителя – пусть даже в среднем по стране) вызывают только отторжение. Этот способ управления – мелочная регламентация деятельности организации – умер в сознании людей, и попытка его реанимировать выглядит смешно и нелепо.
С другой стороны, и политикам, и многим СМИ очень удобно представлять министерство в качестве единого регулятора образования, чтобы не заморачиваться сложными конструкциями влияния на отдельные школы или даже на отдельных учителей – убеждая их выбирать не Пелевина и Улицкую для программы по литературе, а сразу писать письмо министру с требованием включить русскую классику.
Я думаю, что основная тенденция развития образовательной политики сегодня – самостоятельность и ответственность самой школы.
Сейчас обсуждаются дорожные карты по дальнейшей модернизации образования. Я считаю, что из этих дорожных карт надо убрать мелочную и детальную регламентацию деятельности школ. Объявите результат, к которому надо прийти, способ оценки этого результата, обеспечьте ресурс (через муниципальное задание, например) – и все. Как к этому результату прийти, сколько нужно учителей, какая у них будет зарплата, какой будет учебный план и программа, как будут стоять парты в классе и сколько нужно компьютеров – пусть решает сама школа.
А сегодня мы обсуждаем, какой может быть школьная среда. Но не для того, чтобы министерство выпустило распоряжение или правительство приняло постановление на эту тему.
Мне очень понравились два высказывания из сегодняшнего номера iВО:
«Учителя значат больше, чем здания» (Майкл Гоув и Тоби Янг) и «Школа не должна быть пустой» (Анна Хамардюк). При этом для каждого учителя есть свой размер школы. Наивно предполагать, что есть универсальный размер для всех.
Но пустой может быть и маленькая, и большая школа. Поэтому я бы прислушался и к тому, что говорит Исаак Калина, и в равной степени к тому, что обсуждают директора разных школ. Не для единственно правильного решения для всех. А для создания условий самоорганизации, саморегулирования внутри системы образования.
Александр Адамский

  • 1

школа не должна быть пустой

"А я, честно говоря, уже меньше всего думаю, куда идет министерство, потому что школы и даже регионы начали свое автономное движение. На месте министерства я бы задумался над тем, а кто идет вслед за ним?"
Так уже и ученики начали свое автономное движение мимо школ!

  • 1