?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Куда нас ведет новый закон об образовании?
eurekanext
Воронцов1_ЖЖ

Часть 1. Я говорю «да» новому закону – «зоне ближайшего развития» школы
30 декабря 2012 г. Владимир Путин подписал Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Федеральный закон принят Государственной Думой 21 декабря 2012 года и одобрен Советом Федерации 26 декабря 2012 года. Завершилась почти пятилетняя эпопея с разработкой нового закона, и с 1 сентября 2013 года он вступит в силу.  Тогда почти пятилетняя эпопея с разработкой нового закона подойдет к концу, и с 1 января 2013 года закон вступит в силу. Еще ни один закон РФ так долго не разрабатывался и не обсуждался общественностью. Как и положено, у этого закона были и есть как союзники, так и противники (против этого закона в Госдуме голосовали фракции коммунистов и «Справедливая Россия»). Но все дебаты позади. Что принесет новый закон образованию? Закон получился объемистый – более 400 страниц, поэтому проанализировать его детально, рассказать про все уровни образования в рамках одной статьи невозможно; остановлюсь только на общем образовании (вернее, на главе 2), к которому я имею прямое отношение.
Говоря о новом законе, нельзя не вспомнить Закон РФ «Об образовании» 1992 года. По мнению многих, включая меня, это был один из самых «революционных», демократичных законов молодой России. Основу этого закона составили материалы ВНИК «Школа», созданного в конце 80-х годов. Авторами этих материалов были выдающиеся отечественные ученые – психологи и педагоги, учителя-новаторы, работавшие под руководством Э.Д. Днепрова, который потом и стал первым министром образования новой России. Этот закон впервые реально давал возможность школам вдохнуть свободу, вариативность и самостоятельность в свою деятельность. Для справедливости надо сказать, что такие статьи, как 14, 15, 32 (частично), которые определяли в законе 92-го года содержание образования, организацию образовательного процесса, компетенции образовательного учреждения, за 20 лет действия Закона практически не претерпели изменений. Те школы, которые грамотно прочитали этот закон в начале 90-х годов, смогли за первое десятилетие сделать большой шаг в сторону изменений, прежде всего качества образования. Именно в этих образовательных учреждениях была реализована истинная вариативность в образовании, которая впервые была провозглашена в законе. Мы все росли вместе с пониманием глубины и возможностей этого закона. Однако за 20 лет жизни он «истрепался», получил несколько сотен поправок, что и потребовало написания нового закона, объединив его с законом о высшей школе 1996 года.
Что же из этого получилось?
На первом шаге, когда обсуждалась концепция нового закона, я ее активно поддерживал. Первоначальный замысел, который мы обсуждали, касался, собственно, не закона, а «Образовательного кодекса» как свода законов об образовании. Административный кодекс есть, Жилищный есть, Семейный есть, а образовательного кодекса – нет. Отсюда, к сожалению, нет специального образовательного права, а значит, и не ведется подготовка юристов, которые бы специализировались именно на этом праве. А ведь с ростом самостоятельности школ повышается и ответственность руководителей. На первых шагах самостоятельной жизни делаешь много ошибок, а тех, кто помог бы их избежать или хотя бы уменьшить их негативные последствия, – до сих пор на всю страну раз, два… и все! (Кстати, у меня к пятидесяти годам появилась навязчивая идея окончить юридический факультет и на время существования нового закона, т.е. на ближайшие 20 лет, стать юристом, специалистом по образовательному праву. Сейчас это право – просто мое хобби.) Школы очень нуждаются в юристах, которые могут грамотно толковать прежде всего новый закон.
К сожалению, из «Образовательного кодекса» ничего не получилась, вместо этого появилась концепция так называемого «интегрированного» закона (так его называли на втором шаге разработки концепции). Концепция была утверждена без широкого обсуждения, и дальше все множественные поправки вносились в рамках принятой концепции. На этом этапе мне стало неинтересно принимать участие в обсуждении, хотя я был включен в список экспертов и у меня была своя страница на сайте общественного обсуждения. И на какое-то время я отошел от плотной работы с текстом законопроекта. Вновь он меня стал интересовать, когда коммунисты стали активно продвигать свой альтернативный проект, все более критикуя основной проект.
Но я стал работать с законопроектом не с точки зрения того, как его улучшить, хотя в составе экспертов «Эврики» мы и вносили свои предложения в рабочие группы. Я стал его изучать как реальный практик, сравнивая его с законом 1992 года, с одной целью – ответить себе на ряд вопросов: даст ли новый закон мне, работнику общего образования, шанс сделать еще один шаг в собственном развитии, даст ли этот закон шаг в развитии образовательной организации, и можно ли определить для себя, для школы «зону нашего ближайшего развития»? Забегая вперед, хочу сразу ответить на эти вопросы одним словом – «да». А следовательно, я его поддерживаю и готов дальше работать в рамках практики применения этого закона, хотя, конечно, в нем есть еще достаточно тонких и спорных мест. Но я считаю абсолютно верным, что наконец-то его приняли, а дальше по ходу его жизни будут вноситься определенные поправки и изменения, так как жизнь не стоит на месте. Такой объемный закон довести до совершенства, тем более в короткие сроки, практически невозможно.

Часть 2. Сохранение и развитие идей Закона РФ «Об образовании» 1992 года
Считаю, что новый закон бережно отнесся к содержанию прежнего закона, является преемственным по отношению к нему, фиксирует достижения последних 20 лет образовательной практики и указывает основные направления развития нашего российского образования.
Новый закон более подробно и глубоко фиксирует разные аспекты реализации общего образования. Если из 50 с лишним статей старого закона ключевыми для школы было не более 10 статей, то теперь работнику общего образования для организации образовательного процесса необходимо будет знать и руководствоваться в повседневной жизни более чем 30 статьями.
Попробую показать это на конкретных примерах отдельных глав и статей, касающихся общего образования.
Центральная для нас в новом законе – глава 2. Что в этой главе для нас важно, что является шагом в развитии относительно закона 1992 года?
В статье 11, посвященной Федеральным государственным образовательным стандартам, для нас важны пункты 3, 4, аналогов которым не было в законе 1992 года, даже после изменения статьи 7 в 2007 году:
«3) вариативность содержания образовательных программ соответствующего уровня образования, возможность формирования образовательных программ различного уровня сложности и направленности с учетом образовательных потребностей и способностей обучающихся;
4) государственные гарантии уровня и качества образования на основе единства обязательных требований к условиям реализации основных образовательных программ и результатам их освоения».
В старом законе образовательным программам, содержанию и организации образовательного процесса посвящены статьи 9, 14, 15; в новом Законе об образовательных программах речь идет в статьях 12, 13. Для нас прежде всего важна роль примерных основных образовательных программ.
В пункте 5 статьи 14 старого Закона было записано: «Основная образовательная программа в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении разрабатывается на основе соответствующих примерных основных образовательных программ и должна обеспечивать достижение обучающимися (воспитанниками) результатов освоения основных образовательных программ, установленных соответствующими федеральными государственными образовательными стандартами или устанавливаемыми в соответствии с пунктом 2 статьи 7 настоящего закона образовательными стандартами».
В новом законе, в пункте 7 статьи 12 записано: «Организации, осуществляющие образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам, разрабатывают образовательные программы в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и с учетом соответствующих примерных основных образовательных программ».
На мой взгляд, формулировка в новом законе имеет принципиальные отличия. Теперь акцент делается на ФГОС «с учетом…» примерных ООП, а не «на основе…», как было прежде. Это дает школе возможность не копировать и не придерживаться обязательно примерных программ. Школа может сделать свою программу, но такая программа должна прежде всего отвечать требованиям ФГОС. Для меня эта переакцентировка принципиальна. Опыт двух лет реализации ФГОС в начальной школе показал, что большинство школ России копируют единственную примерную основную образовательную программу начального общего образования, а контрольные органы сверяют образовательную программу школы с примерной. После принятия нового Закона ситуация должна начать меняться, хотя на первых порах, пока школами и контрольными службами не будет правильно прочитан и понят пункт 7 статьи 12, скорее всего, у образовательных организаций будут возникать проблемы.
Следует также обратить внимание на пункт 10 статьи 12. Наконец-то «монополия» одной примерной основной образовательной программы начального общего образования разрушена. Хотя в принципе можно было и при старом законе иметь несколько примерных программ, но это зависело от того, кто и как читал закон. Теперь в пункте 10 ясно и понятно записано: «Примерные основные образовательные программы включаются по результатам экспертизы в реестр примерных основных образовательных программ, являющийся государственной информационной системой. Информация, содержащаяся в реестре примерных основных образовательных программ, является общедоступной».
В статье 13 п. 1 речь идет об общих требованиях к реализации образовательных программ. Здесь для нас важно такое направление, как сетевые формы реализации основных образовательных программ. Хотя остается открытым вопрос финансирования сетевых программ при нормативно-подушевом финансировании (механизмы никак не указаны). Но думаю, что теперь эта проблема поставлена реально и ее придется все равно как-то решать.
Нельзя не сказать про пункт 3 статьи 13. Он гласит: «При реализации образовательных программ организацией, осуществляющей образовательную деятельность, может применяться форма организации образовательной деятельности, основанная на модульном принципе представления содержания образовательной программы и построения учебных планов, использовании соответствующих образовательных технологий». Как говорится, дождались! Более 10 лет мы у себя в образовательном учреждении реализовывали подростковую и старшую школу, именно опираясь на модульный принцип построения образовательного процесса, и 10 лет «ходили под богом». Справедливости ради надо отметить, что реализация этого пункта в практике потребует изменения СанПиНов, которые фактически все 20 лет «блокировали» нам модульный принцип организации образовательного процесса, придется менять подходы и модели учебных планов и расписаний учебных занятий, для того чтобы модульный принцип вошел в массовую практику. В инновационных школах, в частности, сети «Эврика» такой опыт есть.
К сожалению, напрягли меня пункты 9 и 11 статьи 13.
В пункте 9 я увидел большой риск манипулирования его содержанием. В этом пункте записано: «Использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается». Сама формулировка не вызывает возражений. Но на ум приходит эпизод, когда главный санитарный врач Свердловской области запретил в области реализацию образовательной системы Эльконина–Давыдова как якобы наносящей вред здоровью детей. На мой взгляд, должны быть прописаны четкие критерии, позволяющие объективно оценивать методы, средства и технологии на соответствие данному пункту. Без этого в руках чиновников может оказаться хороший инструмент для закрытия неугодных программ, систем. Я бы обратил внимание МОиН РФ именно на этот пункт как на одно из уязвимых мест нового закона.
И пункт 11:  «Порядки организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам различного уровня и (или) направленности или по виду образования устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, если иное не установлено настоящим Федеральным законом». При определенных условиях в регионах данным пунктом можно воспользоваться для противозаконного ограничения самостоятельности школ. Это еще одно уязвимое место в законе. И оба – в статье под номером 13 (!).
Но все-таки таких уязвимых мест в законе гораздо меньше, чем прогрессивных и важных для развития общего образования положений. Так, например, важна для нас статья 16, где на законодательном уровне разводятся такие понятия, как электронное обучение и дистанционные образовательные технологии. В статье 17 различаются формы получения образования и формы обучения, что тоже важно для всех участников образовательного процесса. В старом законе в статье 10 все это было в одной куче.
Целый ряд статей нового закона посвящен печатным и электронным образовательным и информационным ресурсам. В частности, в статье 18 речь идет о том, что и учебники, и учебные пособия имеют равные права по использованию в школе. В последних редакциях старого закона также были внесены соответствующие поправки, однако, несмотря на то что с 2005 года МОиН РФ выпустило четыре специальных письма по разъяснению этой проблемы, на местах все равно признавались и финансировались только учебники федерального перечня. Теперь ясным языком про это написано в пункте 4 статьи 18: «Организации, осуществляющие образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам начального общего, основного общего, среднего общего образования, для использования при реализации указанных образовательных программ выбирают:
1) учебники из числа входящих в федеральный перечень учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования;
2) учебные пособия, выпущенные организациями, входящими в перечень организаций, осуществляющих выпуск учебных пособий, которые допускаются к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования».
С большой надеждой на будущее поддерживаю статью 19 нового Закона, в которой речь идет о создании федеральных учебно-методических объединений для участия педагогических, научных работников… в разработке ФГОС, примерных образовательных программ, координации действий организаций, осуществляющих образовательную деятельность, в обеспечении качества и развития содержания образования. Например, я как представитель образовательной системы Эльконина−Давыдова, председатель правления МАРО готов инициировать в своем профессионально-педагогическом сообществе создание такого учебно-методического объединения в общем образовании (в высшей школе это уже существует); сеть «Эврика» могла бы создать еще одно УМО и т.д. Чем больше будет таких объединений, тем проще будет управлять процессом обсуждения многих документов и направлений развития образования.
Крайне важна для всех нас и статья 20, в которой точно разведены такие виды деятельности, как экспериментальная и инновационная деятельность в сфере образования: «Экспериментальная деятельность направлена на разработку, апробацию и внедрение новых образовательных технологий, образовательных ресурсов и осуществляется в форме экспериментов.  Инновационная деятельность ориентирована на совершенствование научно-педагогического, учебно-методического, организационного, правового, финансово-экономического, кадрового, материально-технического обеспечения системы образования и осуществляется в форме реализации инновационных проектов (программ)».
Можно и дальше проводить сравнение старого и нового законов, выделяя важные моменты для развития образования. Важно, что ближайшие 20 лет (именно столько просуществовал старый закон) – есть «зона ближайшего развития» для всех нас. Во-первых, нужно время, чтобы внимательно новый закон прочитать, во-вторых, нужно осмыслить его базовые положения, особенно те, которых раньше не было, в-третьих, понять, какие подзаконные акты необходимы прежде всего, чтобы новый закон заработал для школы.
В заключение приведу один маленький пример. Теперь в новом законе в пункте 2 статьи 33 наконец-то появился субъект – учащийся. В прежнем законе у нас были только обучающиеся. Лично для меня это важное событие – задано направление развития от обучения к учению. Учащийся – это тот, кто учится сам. И таких моментов в законе достаточно, чтобы сказать, что с таким законом можно проработать свои следующие 20 лет…
Алесей Воронцов