Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Как управлять общественным управлением?
eurekanext

Из всех актуальных трендов модернизации российского образования государственно-общественное управление (ГОУ), пожалуй, тема наиболее «древняя», но при этом наименее продвинутая. Вот уже около 10 лет экспертное сообщество страны буквально уговаривает всех потенциальных действующих лиц (родителей, предпринимателей, учителей, директоров), насколько важно и нужно обеспечить постоянный и продуктивный диалог общества и образования, да не просто диалог, а оснастить представителей общественности арсеналом рычагов эффективного влияния на качество. Тысячи конференций, семинаров, переговорных площадок на самом разном уровне проведены за это время, выпущено огромное количество моделей, рекомендаций, методичек и даже разработаны образовательные программы по подготовке общественных управляющих. Большинство из этих разработок принято и рекомендовано к распространению. Каковы достижения?
Лет примерно шесть-семь назад мне довелось вести серию экспертно-аналитических семинаров по этой теме – мы тогда апробировали очно-заочную образовательную программу для общественных управляющих, которую Институт «Эврика» разработал по заказу НФПК. Проехали все Поволжье. Основная реакция участников: «Вы знаете, такая чудная идея, и программа такая интересная, только зачем нам все это? Зачем вообще тратить такое количество ресурсов, чтобы внедрить непрофессионалов в управление отраслью? Увеличьте финансирование для профи – и будет вам качество».
Весной этого года команда Института «Эврика» по заказу Минобрнауки РФ опять проехала по стране примерно с аналогичной темой – апробация электронного ресурса по подготовке общественных управляющих для оценки качества образования. Участвовали представители более 20 регионов. Ощущения местами парадоксальные. Внешне (если посмотреть на канву обсуждения) кажется, что изменилось мало. Опять приехали федеральные эксперты и уговаривают учителей и родителей развернуться лицом друг к другу во имя будущего детей. И опять звучит все тот же (за годы изрядно поистрепавшийся) набор аргументов:
– Не такие у нас родители. Не интересуются школой, им бы только сдать ребенка, как в камеру хранения. А то и вовсе: пьют, не образованы, социально инертны, если не опасны.
– Не такие у нас директора школ. Не хотят отдавать полномочия, делиться властью. Родителей воспринимают не как взрослых-партнеров, а как детей-переростков, которых самих еще воспитывать надо.
– Не такой у нас менталитет. Никто не хочет первый на себя взять ответственность, все предпочитают «сидеть и не высовываться».
– Не такое у нас государство (практически нет практики реального влияния общественных институтов на стратегическое развитие).
Ну, это вечный список. А вот из нового:
– Почему школа должна открыться первой? Почему больницы, суды и полицию не обязали советоваться с управляющими советами? Образование опять вынуждено быть полем, только на этот раз не педагогического, а социального эксперимента.
– Почему нас все время оценивают? Теперь еще и «эти»! И какое право «они» имеют «делить наши деньги»? (имеется в виду распределение стимулирующей части ФОТ).
– У нас нет времени, чтобы заниматься еще и родителями! Нам не платят за «строительство институтов общественного участия».
Так что же, за годы ситуация не изменилась? Делать такой вывод, на мой взгляд, сейчас было бы не только неправильно, но и очень опасно. Изменилось-то многое, а вот проблемы не только остались, но и серьезно обострились. И не замечать этого обострения, а продолжать твердить мантры на тему: «Гражданский заказ образованию пока не сформирован и не предъявлен, нужно еще немного времени, нужны переговорные площадки, нужно нормативно закрепить разделение полномочий…» означает загонять вглубь конфликт, который если «взорвется», то мало не покажется.
Итак, какие существенные признаки времени мы можем фиксировать, в отличие от реалий шести-семилетней давности?
Основная тенденция – это как раз нормативное закрепление механизмов государственно-общественного участия на федеральном и региональном уровнях. Все школы страны обязаны иметь орган ГОУ, нормативно определены и разведены понятия и функционал «управляющего», «попечительского» и «наблюдательного совета». Советам дано официальное право и даже обязанность влиять на заработную плату педагогов, по заказу Рособрнадзора разрабатывается проект новой модели ОСОКО, где прописываются механизмы общественного участия в процедурах аккредитации ОУ и аттестации учителей. Школы обязаны предоставлять (и все это делают) публичный отчет и иметь открытый сайт. На федеральном и региональном уровне осуществляется регулярный мониторинг становления институтов ГОУ. Это направление вписано и является ключевым во всех определяющих стратегических документах. А главное, уже совершенно не проходит аргумент из серии «Дайте денег, и мы дадим качество». Финансирование было увеличено в разы, и стало понятно, что связь между количеством спускаемых бюджетных миллиардов и достижением новой образовательной результативности не такая уж прямая и незамысловатая.
Что имеем?

Из негатива:
– Гражданский заказ системе образования носит уже намного более артикулированный характер (спасибо тысячам действующих интернет-форумов родительского общения). Только вот содержание этого заказа сложно назвать продвигающим или развивающим. Скорее звучит агрессивный призыв – вернуть все как было в славное время первых космонавтов.
– Инициированное сверху заведение «непрофессионалов» в процедуры оценки качества (и особенно в процессы распределения зарплаты) привело к обостренному разделению на «мы» и «они». Вместо общего «мы»…
– Ощущение, что вместо того чтобы становиться мощным инструментом развития общества и образования (а потенциал общественного управления в этом смысле огромен), ГОУ становится для школы очередным «неизбежным злом». Сказали сверху, что нужно ГОУ, ну и ладно – пусть будет, формальные показатели обеспечим, везде, где нужно, отчитаемся.

Из позитива:
– Школы-лидеры, для которых реальное достижение новой образовательной результативности – это осознанная необходимость и главный профессиональный вызов, получили новые возможности благодаря становящейся нормативной базе. Понятно, что никакое новое качество, находясь только внутри системы, не получишь.
– Все слышнее становится голос работодателей. Если раньше взаимодействие работодателей и системы общего образования было чем-то экзотическим, то сейчас подобные проекты встречаются все чаще.
– Чаще начинает звучать понятие «услуги» и параметров ее качества, что само по себе означает повышение «клиентоориентированности». Нарастает понимание, что налогоплательщики с их запросами являются ключевым фактором, который должен учитываться при формировании образовательных программ.
– Про образование начинают учиться писать непрофильные СМИ. Не без сложностей, конечно, но не все сразу. Вообще пул экспертов, способных профессионально высказываться относительно вопросов образования, расширяется.

Общий вывод понятен. Там, где деятельность осуществлялась и без санкции сверху (в школах-лидерах, разрабатывавших тематику ГОУ еще в рамках ФЭП), там нормирование привело к становлению института. Методология не была нарушена, и все сработало: сначала проектная деятельность, потом нормирование, потом институционализация.
А вот нормирование несуществующей деятельности к становлению института не приводит, а приводит к дискредитации самой идеи.
И вот тут возникает ключевой вопрос: а как же тогда управлять (имеется в виду развитием ГОУ), если не нормировать?
На пленуме состоявшегося в июле IV Байкальского образовательного форума с высокой трибуны были озвучены два ключевых тезиса. Обсуждая вопросы участия общественности в оценке качества, Любовь Глебова отметила, что «становлению гражданских институтов категорически противопоказана ведомственная логика как инициирования, так и управления». На что Александр Адамский ответил, что «сегодня отношения общества и образования напоминают семью, где ребенок достиг подросткового возраста». Уже невозможно и непродуктивно контролировать ситуацию на все 100%. Ее надо отпустить и дать возможность подростку действовать самому. «Это страшно и совсем неприятно. Подросток начинает хамить, говорить резкости и требовать совсем не того, чего хотелось бы взрослому».
Продолжая «подростковую» метафору, вспомним (мы все это знаем), что наиболее эффективный способ педагогического воздействия на подростка – это совместная проектная деятельность в остроактуальных значимых сферах жизни и обустройство пространства социальных проб, стимулирующих проявление инициативы. А затем – поддержка этих инициатив и придание наиболее продуктивным из них легитимного характера…
Очень важно сейчас зафиксировать следующее. Актуальный этап развития механизмов гражданского участия в образовании представляет собой существенный вызов для сложившейся в стране системы управления. Требуется  быстрое наращивание совершенно иной управленческой компетентности.
Как управлять тем, что не включено в иерархию ведомственного подчинения? Как управлять, если нельзя заставить?
А совсем не управлять также невозможно, иначе «подросток» у нас выйдет педагогически запущенный со всеми вытекающими из этого последствиями.
Наиболее перспективным ходом сегодня как на региональном, так и на федеральном уровне видится смена курса с нормирования на системную поддержку инициатив – деятельностное взращивание профессионально-общественных экспертных сообществ. Нам необходимо учиться создавать и обустраивать ниши для совместного проектирования на равных.
Сложно.  Рискованно. Но ведь иначе под угрозой новое качество.
Повысим управленческое мастерство?
Анастасия Белолуцкая

  • 1
А в жизни школы - утопия!

Re: Не заради отчета

По-моему, статья не заради отчета написана. Написана с болью за реальное положение дел. Автор ищет выходы из того, чтобы это не было утопией. Пока не очень находит, но явно не отчет его беспокоит...

Да, статья хорошая, но отчёты на местах заполонили здравый смысл.Горизонталь развития должна убедить вертикаль рапортности об успешности , вопреки здравому смыслу. Анализировать происходящее, слышать и слушать ради дела. Пока утопия. Холицистическое мышление?!

Re: Непонятно, что хотели сказать

Широким мазком плаката и на надрыве. В результате непонятно, "что конкретно...". А.Б. Воронцов собирал информацию об излишней отчетности для подготовки предложений Министерству по сокращению. На сайте Эврики было размещено. Вы принимали участие?

(Deleted comment)

Сегодня в твиттере

"@DmitryLivanov: Если вы хотите получить официальный ответ, пишите на официальный адрес МОН. Есть специальные люди, которые ответят в течение 30 дней"

http://eurekanext.livejournal.com/116801.html?view=155457#t155457 (ответ случайно разместила не в том месте)

Уважаемая Любовь Николаевна! Так гораздо понятнее, Спасибо за искренность.
Про ответы с сайтов и из прокуратуры - я думаю, что еще придут. И, надеюсь, все-таки не только они.
Что касается отчетности - думаю, вопия о ней, горю не поможешь. Вот - реальное было дело - собирал А.Б. Воронцов информацию об отчетности для предложений Министерству. С одобрения замминистра и выраженной им публично готовности рассмотреть. Считаю, надо принять в этом участие. А то так и останется и отчетность, и стон народный...
Относительно ФОТ школы. Вообще, конечно, ужасно странная ситуация, что школе он неизвестен и нет возможности добиться. Просто даже дикая. Вообще в регионе нормативным актом (законом) утверждается величина норматива, и по количеству детей на основании этого публичного документа можно рассчитать, сколько пришло из региона в муниципалитет на школу. В Вашем регионе есть (к сожалению, думаю) региональный нормативный акт, согласно которому муниципалитеты вправе устанавливать коэффициенты по перераспределению денег между школами. Как это ни грустно, тем не менее - это может быть только публичный норм. акт органа местного самоуправления. По такому документу можно рассчитать объем средств, ктр муниципалитет обязан передать в школу.
Ваша школа обращалась с официальным запросом к учредителю? Если директор "на договоре" боится - то, может, местный депутат? (Может, даже про все школы муниципалитета, например?
Что новый министр? К ней с официальным запросом обращались?



По прошествии регламента обратились к прокурору, почему нет ответа на электронный запрос. Вежливый ответ- письмо не получали, а повторно прокурору - файл не открывается! Региональная прозрачность!!! Все связаны. МРСО - не ответили, сервиз захлебнулся от жалоб. Одна надежда на изменение системы оплаты труда, в которой не будет хороводить нищий муниципалитет с богатыми чиновниками( выставили доходы - неприятно). Переподчинение решило бы многие вопросы?!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account