?

Log in

No account? Create an account

Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Пора выпускать «ФГОС для чайников»
eurekanext

Наблюдая и отчасти участвуя в дискуссии вокруг принятого ФГОС для старшей школы, я вижу, что этот документ стал новым серьезным водоразделом в отношении общества и государства к будущему нашего образования.
Обратите внимание, что ни ФГОС для начальной школы, ни ФГОС для основной школы таких дебатов не вызвали, хотя идеология ФГОС для старшей школы является преемственной по отношению к двум уже утвержденным ФГОСам.
Конечно, если бы процедура принятия ФГОС для старшей школы была более открытой, доступной и понятной для всех заинтересованных лиц, было бы значительно меньше той «критики априори», которая есть сейчас. Многие даже не прочитали этот утвержденный документ, но уже заранее против, потому что его принимало нелюбимое ведомство. Можно было бы отбросить эти самые голоса, но именно они формируют поле общественного мнения, все больше радикализируя его. Если же брать осознанных противников нового ФГОС, то их претензии по существу, видимо, можно выразить следующими тезисами:
1) Новый ФГОС – малопонятный декларативный документ, в котором нет никаких реальных требований к тому, что же должны точно знать школьники по окончании школы.
За этими декларациями и расплывчатыми формулировками противники видят призрак церковно-приходской школы. Некоторые просто считают, что написанное – вообще не стандарт, потому что в стандарте должны быть четко измеряемые эталонные образцы (в предыдущих стандартах это были предметные знания и умения). Критики задаются вопросом: каким образом проверять в ходе ЕГЭ то, чего в стандарте просто нет?
2) В новом ФГОС только шесть обязательных предметов, остальные можно выбирать. Естественно, школьники будут выбирать то, что полегче, а не то, что посложнее, но нужнее с точки зрения будущей целесообразности.
Критики полагают, что к 16 годам школьники еще не готовы делать осознанный выбор. Кроме того, политехнический характер советского образования позволял выпускнику быть более универсальным, позволяя после окончания школы выбирать широкий спектр вузов и специальностей (не поступлю на математический – пойду в историки).
3) ФГОС скрывает так называемую ненавистную «финансовую оптимизацию», а по сути – сокращение государственного финансирования конституционной гарантии обязательного общего образования.
Критики считают, что школьникам, а точнее – их родителям, придется раскошелиться на кучу навязываемых дополнительных услуг, которые будут призваны ликвидировать возникающие из-за плохого качества содержания предметов и методики их преподавания пробелы.
4) Наконец, четвертым объектом для критики становится не документ, а сама система образования, которая просто не готова к работе с новым ФГОС.
Критики полагают, что любые благие намерения, декларируемые ФГОС, до неузнаваемости преобразуются в нашей действительности в головах учителей, многочисленных методистов, мелких и крупных чиновников.

Гамбургский счет к новому ФГОС – это критика справа и слева, основанная, с одной стороны, на ностальгии по советскому образованию, которое называют лучшим в мире, правда, без фактических оснований, потому как никаких реальных сравнительных исследований советского образования не проводилось, а с другой, на значительном скепсисе по отношению к способности нынешней системы образования к подобным изменениям в принципе.
Настала пора посмотреть, что же именно является объектом и предметом критики.
Текст утвержденного ФГОС опубликован на сайте Минобрнауки России, и те, кто действительно хотел бы дискутировать, основываясь на собственном мнении, а не на доверии ко мнению тех или иных экспертов, вполне могут с ним познакомиться.
А когда они познакомятся, я уверен, возникнет множество вопросов.
Действительно, документ, имеющий важнейшее значение для каждого гражданина, который учится, у которого учатся дети или который ждет выпускников школы на предприятиях или в учебных заведениях профессионального образования, слишком непохож на ФГОС предыдущего поколения. Он не похож и стилистически, и фактически.
Если бы утвержденный только что ФГОС появился в начале двухтысячных – это было бы ко времени и к месту. 1990-е годы в качестве результата образовательных реформ выдвинули вариативность. Это и вариативность школ, и учебных программ, и учебников. И принятие такого ФГОС было бы логичным следующим шагом, направленным как на дальнейшее развитие вариативности образования, так и на его индивидуализацию.
Но тогда не случилось. Случится ли теперь?
Итак, во ФГОС впервые образовательные результаты сформулированы не в виде инвентарной книги знаний, а в виде совокупности качеств личности – компетенций – которые должны сформироваться у школьника к окончанию учебы в школе. Практика большинства стран показывает, что перечисление всех обязательных структурных компонентов знаний существенно ограничивает качество образования, прежде всего потому, что приращение знания сегодня идет очень быстрыми темпами, за которыми давно прекратили поспевать наши школьные программы. Остается формулировать цели на уровне понимания учениками основ методологии наук и современных научных методов, а также развития тех важных качеств личности, которые в дальнейшем помогут разбираться в информационных потоках, пользоваться теми многочисленными средствами коммуникации, которые сегодня есть у людей, критически относиться к этим потокам и вносить свою весомую лепту в приращение ценной информации для будущих поколений и при этом комфортно ощущать себя в социуме в широком смысле этого слова.
Стоит ли бояться, что ученики будут выбирать, чему учиться, по принципу «чего бы попроще»? Да, конечно, стоит. Особенно до тех пор, пока мы все не увидим, что собой будут представлять общеобразовательные программы. Именно на них ляжет основная нагрузка компоновки содержания и методов образования, воспитания и развития. Именно это и имели в виду разработчики ФГОС, когда формулировали требования к ООП. Надо признаться, эта часть ФГОС выглядит очень тяжеловесно именно потому, что здесь разработчики старались компенсировать то, что не присутствует в остальной части ФГОС. По самым предварительным оценкам, разработка школой ООП будет очень непростым делом. Сами ООП грозят стать документами очень большого объема, не слишком понятными для школьника и его родителей по содержанию и очень похожими в большинстве случаев на те примерные обязательные общеобразовательные программы, которые будут рекомендованы Минобрнауки России.
Но не только ООП станут важными индикаторами движения в правильном направлении. Вторым фактором станет изменение нашего понимания качества образования. Сегодня для многих это результаты ЕГЭ, причем в их балльном выражении. Кроме того, сам ЕГЭ сегодня не готов проверять те результаты образования, которые заявлены ФГОС. Об этом открыто говорят и разработчики КИМов. Поэтому начало эксперимента по введению ФГОС с 2013 года сопряжено с высоким риском в случае, если одновременно с новыми ООП не возникнет новое наполнение ЕГЭ.
Третьим серьезным индикатором станут те тенденции, которые будут происходить как во ФГОС педагогического образования, так и в программах повышения квалификации и переподготовки учителей.
Некоторые мои коллеги считают, что базисный учебный план 2004 года был даже более прогрессивным документом по сравнению с только что утвержденным ФГОС для старшей школы. Ощутили ли мы это? Увы, нет. В том числе и потому, что любые преобразования начинаются в головах, а не на бумаге. Так и сейчас. Новый ФГОС – это сигнал прежде всего для учителей, методистов, управленцев образовательными учреждениями. Достичь заявленных образовательных, воспитательных, развивающих результатов невозможно с помощью старых, пусть и проверенных временем методик, направленных только на запоминание фактов. Я считаю, что самое время появиться новому общественному запросу на содержание образования и его методы. ФГОС обозначает приоритеты в этом направлении. Есть ли предпосылки для таких изменений? Есть. Есть и успешные образовательные практики, и интересные учителя, и достойные авторские программы. А для всех остальных есть срок – семь лет для подготовки. Это очень немного, и начинать нужно сейчас.
Что касается финансовой оптимизации, то есть боязни сокращения финансирования государственных гарантий. Думаю, что этого не стоит опасаться. Пока что количественные параметры, закрепленные в самом ФГОС, говорят о том, что количественно обязательства даже немного увеличены.
Возвращаясь к сформулированным во ФГОС результатам, можно понять, почему они вызывают у некоторых такое раздражение и обвинение в слишком большой расплывчатости и неконкретности. Язык, которым написан этот документ, является не бюрократическим, как некоторые утверждают, но наукообразным и не направленным на его понимание теми, кому в конечном итоге он адресован – то есть школьниками. Возникает много вопросов – «А что здесь имеется в виду?». Видимо, впору уже сейчас выпускать версию «ФГОС для чайников». В конце концов, ФГОС действительно заработает тогда, когда будет понят и принят всем обществом.
Сергей Заир-Бек

  • 1

Re: примерные программы

Де-юре верно, но есть еще практика имплементации. На деле органы управления будут считать, что сие означает их монополию.

Re: примерные программы

А еще есть инерция школ и педагогов, которые en masse будут жаждать не творческого самовыражения в ООП и перестройки на новый "стандартный" лад, а, прежде всего, вот этого понятного списка: "Основное содержание учебных предметов на ступени основного общего образования" (http://standart.edu.ru/catalog.aspx?CatalogId=6400 - 192 страница).

Re: примерные программы

какие органы? Министерство так не считает

Re: примерные программы

Во1х, министерство последние годы как-то подозрительно все время "не считает", что написало в своих документах именно то, что написало. История со 107-м приказом и смешной защитой его Реморенко в РР очень показательна, например.

А во2х, рядовой российской школе от того, что считает или не считает "министерство" в лице конкретных его чиновников, вообще ни тепло, ни холодно. Важно, что "считают" на региональном и - особенно - муниципальном уровне.

Re: про белого бычка

вернемся назад.
Вы сказали - МОН разрабатывает и утверждает программы. Затем мы посмотрели формулировки - в законе такого нет.
Тогда Вы сказали, что органы прочтут его неправильно и поймут как свою монополию.
Я переспросила, какие органы? И - раз в законе речь о федеральном, следовательно, скорее всего речь о нем, подумала я. В отношении него говорю, что оно читает свои документы правильно, то есть не приписывает себе монополию.
Теперь Вы снова возвращаетесь к документу и говорите, что в нем прописано не то. Но мы же уже выясняли, что там прописано! (это не тот случай, что с 107 приказом) и при чем тогда рег. и мун. органы, если в законе речь не про них, у них-то какая монополия, если на федеральном уровне ее нет?

Re: про белого бычка

Классно. Закон определил ответственного за разработку примерных программ; поскольку определение нечеткое - предполагается, очевидно, что эти самые "уполномоченные органы" должны упорядочить такую работу подзаконными актами.

А теперь - внимание вопрос! Приведите, пожалуйста, нормативного характера аргументы, подтверждающие Ваш тезис: "Все, что удовлетворяет требованиям стандарта, по заявлению и проверке на соответствие получает этот статус - и в каталог примерных". Посокльку мне ничего подобного найти, простите, не удалось. Удалось пока что увидеть, что примерные программы в единственном числе рекомендуются министерским Координационным советом по внедрению ФГОСов.

Вопрос о "при чем тогда" они оставляю на Вашей совести. Вы достаточно долго работали в системе управления образованиепм, чтобы понимать, при чем тут именно региональные и муниципальные органы, если смотреть с точки зрения ОУ.

Edited at 2012-07-07 06:39 pm (UTC)

Re: цитата законопроекта

Примерные основные образовательные программы проходят экспертизу и включаются в реестр примерных основных образовательных программ, являющийся государственной информационной системой.
Информация, содержащаяся в реестре примерных основных образовательных программ, является общедоступной.
Порядок разработки примерных основных образовательных программ, проведения экспертизы и ведения реестра примерных основных образовательных программ, порядок аккредитации организаций, которым предоставляется право ведения такого реестра, особенности разработки, проведения экспертизы и включения в реестр примерных основных образовательных программ, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, и примерных основных профессиональных образовательных программ в области информационной безопасности, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Re: цитата законопроекта

Проекта, говорите? Вам не кажется, что это уже на театр абсурда смахивает?

  • 1