Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
«Правь, Британия, морями»
eurekanext

Так звучит первая строка английского государственного гимна. В свое время Солнце никогда не заходило над просторами Британской империи – бывшей. Великими трудами устанавливалось это владычество – и кровью своих солдат, и кровью тех народов, которые не очень желали добровольно склонить свою голову перед британской монархией. Невозможно отрицать, что имперская политика послужила толчком развития для многих народов: британские колонисты несли понятия о культуре, технике, европейской цивилизации. Конечно, это породило и массу проблем. Конечно, империя создавалась не ради абстрактных альтруистических целей, не за них лилась кровь народов, а ради приобретения тех материальных ценностей, природных ресурсов, которыми были богаты колонии и в которых так остро нуждалась быстро развивающаяся научно-промышленная европейская цивилизация. Да и дешевая, а периодами просто рабская рабочая сила была не лишней. Но шло время, и – вот уж парадоксы истории – англичане вдруг обнаружили, что из колонизаторов  уже сами стали колонией – тех самых народов, которым диктовали свою волю, свое понимание правильного мироустройства. Без выстрелов, без штурмов городов и морских сражений английские города оказались наполненными жителями отнюдь не европейского происхождения, носителями иной культуры, иных ценностей, иных взглядов. Не чужаками, заметим, а такими же полноправными гражданами, как и коренные британцы. Впрочем, Великобритания в этом не одинока: Франция, Германия, Бенилюкс, Норвегия… Может, просто пришло время возвращать долги?


Из старинных фотографий тех времен, когда Индия была колонией Англии
Фото с сайта www.webpark.ru


Возможно, ничего страшного в этих процессах и не было бы, если бы не…
Погромы в абсолютно благополучных и «сытых» государствах: в 2005 году – Франция, в этом – Великобритания. Кто следующий? Погромы, мародерство, грабежи – жестокие, кровавые, бессмысленные на первый взгляд. В чем же причины: чья-то злая воля, социальная неустроенность, безработица или иные причины? Все чаще и чаще, нехотя, сквозь зубы, с многочисленными оговорками, но признают, что и без межэтнических и религиозных факторов здесь не обошлось. А может, люди вдруг почему-то забыли, что они люди, а не дикие животные?

В подобных ситуациях перед обществом сразу возникает вопрос: что может служить цементирующим, связующим фактором для различных этносов? Религия? Патриотизм? Какая-нибудь единая национальная (точнее, сверхнациональная ) идея? Нет –  уж очень различны культуры, история и быт этих народов. А то общее, что есть, никак «не тянет» на общественнообразующую силу. Впрочем, выход был найден довольно легко. Точнее, такая идеология, которая могла бы претендовать на универсальную, доступную и приемлемую для всех, вне религии, вне культуры, вне национальности – уже естественным образом созрела в недрах европейских сообществ. Это – либерализм. Сейчас он объявлен непревзойденной высочайшей самоценностью, а любые сомнения в этом – попранием всех человеческих прав и свобод, тоталитаризмом, фашизмом и прочими – измами.

Напомню, что, согласно толковым словарям, за этим термином кроется экономико-политическая и социальная философия, отстаивающая идеи позитивной свободы, равенства возможностей и выдвигающая концепцию «государства благосостояния» на основе идей автономии личности, концепции естественных прав и идей общественного договора. Индивидуум, наделенный правами максимально реализовать свои возможности в условиях свободного рынка, – центр этой философии. Разве это плохо? Разве несвобода, чей-либо диктат, цензура – лучше? Конечно, нет, но вот некоторые мысли настораживают и смущают – прежде всего, автономия и независимость личности. От кого и от чего?

Как бы то ни было, либерализм победным маршем прошел по всей Европе, не забыв и о нас. Но в условиях рынка неминуемо действие закона: если что-то приобрел, то следует расплатиться. Какую же цену вынуждены были заплатить европейцы за такой либерализм? Заметим, что, как это часто бывает в жизни, замечательные и благие начинания часто имеют совсем иное, противоположное продолжение. Это относится не только к нам – попытке построения общества справедливости, какую наше общество предприняло в 1917 году. Торжество либерализма потребовало пересмотра многих традиционных общественных норм и порядков. Прежде всего под удар попала религия. Сейчас, говоря о религиозной ситуации в странах Европы, часто применяют термин «расхристанная»: в большинстве стран с традиционным католическим или протестантским населением религиозность резко упала. Костелы и молитвенные дома пустуют и идут с молотка (мне, например, попадалось объявление о продаже в Чехии целого монастыря по цене двухкомнатной московской квартиры). Это закономерно, ведь христианские религиозные принципы и нормы накладывают ограничения на определенные стороны человеческой жизни, а это, в либеральном смысле, – насилие над свободной личностью. Не стану слишком распространяться и приведу только один пример: «величайшее достижение человечества» – сексуальная раскрепощенность – всеми традиционными христианскими конфессиями рассматривается как мерзкий грех. Возникает дилемма: поддерживать традиционные ограничения (не законодательные, а в плане общественной морали) или «отменить» религиозные нормы. Либеральная свобода требует последнего! За десакраментализацией этой области человеческих отношений тут же последовал крах семьи как института в целом: исчезло понятие «супруг», но зато появилось понятие «сексуальный партнер». А семья, как известно, воспитывает будущее – должна, по крайней мере.

Итак, каков же итог (хотя о конечном итоге говорить еще рано): в реалиях либерализм обернулся внутренней свободой от общественных обязанностей, семьи, служения ближнему, обществу, государству, чувства долга, патриотизма. Все переведено на язык рынка. Либеральное общество, при всех своих существующих и декларируемых положительных сторонах жизни, реально стремительно мутирует в общество бездуховных потребителей материальных ценностей. Древний лозунг: ешь, пей и веселись, ибо завтра умрем – приобретает новую жизнь, новое качество.

Гипертрофированный индивидуализм, пресыщение как высшее благо, как смысл и содержание человеческой жизни, прикрытые словесным макияжем о добре и свободе, всеобщей любви – вот что становится реальным воплощением либерализма на практике. Вот эту универсальную религию – религию человека-животного, свободного от всего, что не нравится – и попытались сделать основой нового мильтикультурного общества. Но идет все как-то не по плану. Выходцы из стран Азии и Африки, привлекаемые несравненно более высоким уровнем жизни европейцев и с удовольствием включающиеся в процесс потребления этих самых благ, почему-то не торопятся вслед за европейцами отказываться от своих национальных, религиозных, семейных ценностей и традиций. Они с презрением смотрят на чуждые для них обычаи и желают жить по своим, даже если это кому-то не нравится. Призывы ассимилироваться, влиться в семью культурных европейских народов, не подкрепленные реальным примером нравственной и духовной высоты, остаются без внимания. Далеко не все готовы пожертвовать тем, что было свято для твоего народа, за что предки отдавали свои жизни в обмен на обещания сытой и богатой жизни. На мой взгляд, это закономерно. Стоит ли удивляться, что, например, в некоторых европейских столицах есть кварталы, где жизнь идет совсем по иным законам, где опасаются появляться полицейские и где коренной житель может легко поплатиться жизнью, если посмеет там появиться? Что это – плохая работа общественных институтов или симптомы недееспособности общества? Можно ли избежать здесь конфликтов? Наверное, нет. Европейская либеральная модель терпит крах. Конечно, она еще жизнеспособна, но уже прогнила. Религия «сытого брюха» не способна заменить духовную жизнь, она не имеет ценности перед вечностью, она ведет к деградации, хотя и на фоне величайших достижений науки, техники и технологий. Ею пользуются, но в то же время ее и презирают. Конечно, до полного краха еще, надеюсь, далеко. Еще немало здравых голосов призывают отказаться от тупиковой модели, обратиться к истинным ценностям – культурным, национальным, религиозным. Может, все еще и изменится. Впрочем, как жить, что делать, какие законы устанавливать – это и право, и обязанность самих европейцев. Нам же, глядя на происходящие события, следует учиться на чужих ошибках. Ведь давно отмечено: то, что в Европе является ошибкой и вызывает ветер, у нас, в России, оборачивается сокрушительной бурей.



Фото с сайта www.nahaufnahmen.ch

Священник о. Александр

?

Log in

No account? Create an account