Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Старая добрая школа нового Китая
eurekanext

Впечатления от образовательной поездки в Пекин, март 2012 года
Школы в Пекине не такие уж и большие: в классах всего по 30–40 человек – это по сравнению с шанхайскими, где и 60 считается нормой. Педагоги особых трудностей в работе с большими коллективами не испытывают: китайское образование прочно зиждется на трех китах – почтении к Учителю, искусстве точного воспроизведения и верности традициям.

Перед нами – 35 юных аккордеонистов, слаженно играющих сложную мажорную мелодию. Настолько слаженно, что даже головы у них склоняются влево-вправо идеально синхронно. Или представьте себе типичную китайскую перемену, когда по школьному двору под бодрые звуки из динамиков по кругу марширует весь «личный состав» во главе с учителями и администрацией – по шесть человек в ряд.
Ради справедливости отметим, что не все перемены такие. Юные пекинцы просто «тусуются», общаются, играют в «резиночки» и подбрасывают ногами подобия наших соксов – диски, украшенные цветными перьями. А на переменах подбегают к гостям, пытаются задать вопросы, гримасничают, с удовольствием позируют для фотосъемки. В общем, ведут себя как нормальные дети.
Учителя рассказали нам, что нынешнее поколение школьников уже с трудом поддается управлению: представьте, каждый ребенок – единственный в семье, фактически «маленький император»; родители души в нем не чают и стремятся выполнить любой каприз своего чада. Поэтому и в классе «построить» три десятка таких вот монархов – дело нешуточное. Спасают традиционные педагогические приемы: патриотические марши и речевки, хоровое пение, игра в музыкальных ансамблях, спортивные игры, требующие слаженных командных действий, интеллектуальные игры…
На стенах школьных коридоров висят большие магнитные доски для игры в шахматы, го, рэндзю – здесь можно провести всю перемену, решая очередную комбинацию. Или застыть в одной из поз ци-гун в зеленой галерее. Наряду с массовыми зрелищными действами ценится искусство достойно побыть в одиночестве.



Начальная школа – как, впрочем, и во многих европейских странах – включает классы с 1-го по 6-й. В программе, помимо знакомых нам предметов (образовательная система Китая практически скопирована с советской и пока признается вполне годной к употреблению), много подвижных игр на воздухе, занятий музыкой и прикладным искусством. С малолетства школьники осваивают традиционные виды художественного творчества – например, вырезание из бумаги. И с удовольствием дарят свои работы.



Где еще сегодня увидишь на детских шеях алые пионерские галстуки? Школа Поднебесной по-прежнему стоит на твердом идеологическом фундаменте; флаги государства и компартии украшают фойе и административные кабинеты, высказывания Мао выбиты на граните, а 10-летних учеников принимают в пионеры. Не всех – сначала самых лучших, поэтому среди сверстников сразу выделяются гордые обладатели кумачовых треугольников. Невольно вспоминаешь, как когда-то «перед лицом своих товарищей» сам давал торжественную клятву пионера. А потом, года через три, галстук перекочевывал поглубже в портфель… Китайцы свои галстуки не прячут.
Китай – страна, переживающая очевидный экономический подъем, – основывает свои успехи большей частью не на уникальности и креативе (количество патентов на изобретения, получаемых Южной Кореей, почти в 10 раз превышает китайский инновационный «багаж»), а на искусности и массовости копирования. Все копии Эйфелевых башен и статуй Свободы, выпускаемые сегодня, «made in Сhina», а в Пекине можно купить айфон, по виду почти не отличимый от оригинала, всего за 200 юаней (1000 рублей). Сколько и как он вам прослужит – это другой вопрос. За 8–10 дней китайцы легко строят небоскребы, и сегодня в столице Поднебесной уже почти невозможно отыскать лачугу – разве что в Парке Наций.
Система образования (какой она предстает взору стороннего наблюдателя) идеально подходит для реализации национальных целей. Сплоченность, единодушие, тщательность и виртуозность воспроизведения образцов вкупе с национальным достоинством. Мы пытались поговорить со школьниками по-английски – связных ответов практически не добились. И действительно, зачем? Проще верить, что скоро весь мир заговорит по-китайски.
Мария Калужская
Фото автора

?

Log in

No account? Create an account