Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Трудности перевода
eurekanext

В условиях введения ФГОС обсуждение вопросов, связанных с системами оплаты труда в российских школах, приняло особое звучание. Среди требований ФГОС к условиям реализации основной образовательной программы – в том числе и требования к системам оплаты труда.
Мы начинаем публикацию серии из трех статей Романа Селюкова, которые посвящены проблемам введения НСОТ в условиях реализации ФГОС.


Переход на НСОТ: трудности перевода, трудности антикризисных мер и трудности смены содержания образования
Читая большое количество материалов в прессе о введении новой системы оплаты труда учителей, постоянно пытался сортировать (кластеризовать) вопросы, суждения и реплики, которые в них звучат, чтобы лучше понять, что же на самом деле беспокоит, радует, приводит в негодование педагогическую и более широкую общественность, обсуждающую НСОТ. Сортировать разные материалы по тематике высказываний оказалось бесперспективным – уж очень много разных (больших и маленьких) тем обсуждается по поводу НСОТ. А вот покопаться в вероятных причинах, приводящих к обсуждению тематики НСОТ, оказалось продуктивным. Не претендуя на исчерпывающий перечень получившихся кластеров высказываний относительно НСОТ в СМИ и на общедоступных электронных площадках, обозначу три из них:
– высказывания, суждения, вопросы, которые вызваны недостаточной информированностью или оперированием искаженными представлениями о НСОТ. Я для себя называю такие высказывания – «трудности перевода»;
– высказывания, порожденные трудностями антикризисных мер, которые реализуются в рамках нормативно-подушевого финансирования и НСОТ. Такие высказывания я так и назвал – «трудности антикризисных мер»;
– высказывания, порожденные системной сменой содержания образования в школе: содержание образования уже не сводится к содержанию учебных предметов, а значит, платить учителю только за уроки и при этом оценивать качество его труда только по отметкам или баллам, полученным учениками на ЕГЭ, невозможно.

В каждом из выделяемых мной кластеров высказываний сегодня легко выделить мифы и конструктив. Именно их и хочу представить в некотором экспертом рейтинге по частоте их появления в публичных пространствах, который выстроил исключительно для себя, но, думаю, заинтересует он многих.

Трудности перевода
Мифы, Top-5
Миф № 1 (1-е место рейтинга частоты высказывания). «Зарплата учителя равна (или ниже) зарплате уборщицы в школе. Сначала зарплату увеличьте учителю, а потом вводите НСОТ».
Весьма негативное высказывание. Но это типичный миф. Есть у него некоторая основа для позиционирования на публике? Есть! Но это если стараться искажать действительность. Попробуем разобраться.
В ответ на такое мифологичное высказывание спрашиваю: «То есть в расчетном листе учителя зарплата не более 4300?»
Нет, – отвечают, – больше... Но ведь это за всю нагрузку и с доплатами!
Так ведь и начисленная зарплата – это и оплата часов, и доплаты за другие виды деятельности учителя, и компенсационные выплаты, и стимулирующие выплаты. Получается, что зарплата учителя несравнима с зарплатой уборщицы в школе.
Но ведь люди не на пустом месте придумывают такие высказывания!? В основном такие сравнения возникают о зарплатах учителя в регионах с системой оплаты труда «Базовый оклад+». В части регионов с такой системой оплаты труда в школах минимальный базовый оклад учителя зафиксирован ниже МРОТ. Вот именно этот базовый оклад и ниже зарплаты уборщицы, которая получает зарплату в школах этих регионов, как правило, равную МРОТ. Но ведь к базовому окладу учителя (который дается учителя ровно за нагрузку 18 учебных часов в неделю) применяются повышающие коэффициенты: за квалификационную категорию, за другие виды деятельности (проверка тетрадей, классное руководство, заведование кабинетом) добавляются компенсационные выплаты (например, учителям химии и информатики – за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных) и стимулирующие выплаты. Ну а если учитель ведет более 18 уроков в неделю – снова применяют повышающий коэффициент. И заметьте, в подобных высказываниях сравнивают зарплату уборщицы и минимальный базовый оклад учителя.

Миф № 2 (2-е место). «С введением НСОТ учителя стали получать зарплату меньшую, чем до введения НСОТ».
Статистика – вещь упорная, хоть и ругают ее часто. Данные, собираемые на основе лицевых счетов учителей (документ в бухгалтерии школ, который ведется на каждого работника) с уровня школ России в электронном мониторинге на сайте www.kpmo.ru, говорят об обратном. С введением НСОТ средние зарплаты существенно растут, тем более что сейчас в рамках проекта по модернизации региональных систем общего образования увеличены фонды оплаты труда учителей. «Но ведь то – средние значения, а мы знаем конкретных учителей, чья зарплата уменьшилась», – возражают авторы разбираемого нами высказывания. Надо и разбираться с каждым таким фактом отдельно. В 99 случаях из 100 оказывается, что:
– до введения НСОТ у учителя была нагрузка 27 учебных часов в неделю (большинство регионов старались вводить НСОТ с начала учебного года), а к моменту введения НСОТ в новом учебном году учитель взял 20 часов учебной нагрузки в неделю. Зарплата стала меньше на 200 рублей, но так ведь и учитель стал работать на семь часов в неделю меньше, а зарплата уменьшилась не на четверть, а только на 200 рублей;
– до введения НСОТ у учителя было классное руководство, а к моменту введения НСОТ ему не достался класс (или сам отказался от классного руководства), 20-процентной доплаты не стало, а зарплата снизилась на те же пресловутые 200 рублей;
– можно привести и другие примеры. Все они подробно разбираются в ответ на обращения учителей на сайте www.mrso.ru.

Но справедливости ради нужно сказать и о том, что зачастую на муниципальном или школьном уровне допускают нарушения при введении НСОТ, и это приводит к негативным последствиям – некоторым учителям действительно не выплачивают всего, что им положено. Так, например, на муниципальном уровне иногда между школами средства перераспределяют и недодают некоторым школам то, что им положено по душевому нормативу. Тогда получается, что школам недодают и средства на фонд оплаты труда. А раз средства недодали – как повышать зарплату учителю? В Бурятии учитель иностранного языка из города Улан-Удэ оспорил в судебном порядке такие действия муниципалитета и выиграл судебный процесс.

Миф № 3 (3-е место). «Нормативно-подушевое финансирование и новая система оплаты труда (особенно по модели «ученико-час») убивает сельскую и особенно малокомплектную сельскую школу, так как в таких школах мало учеников».
Нормативно-подушевое финансирование не дискриминирует сельскую школу. Абсолютно точный факт – норматив для сельской школы выше (как правило, в 1,5–2 раза), чем норматив для городской школы во всех субъектах Российской Федерации. Таким образом, средства на фонд оплаты труда сельские школы получают с поправкой на малое количество учащихся. При этом количество учеников в школе меньше, чем в городской школе, и годовое количество часов в учебном плане школы тоже меньше. А это значит, что стоимость одного ученико-часа (количество ученико-часов можно найти упрощенно – умножив количество учеников школы на количество часов учебного плана) в сельской школе будет выше, чем в городской школе. Следовательно, в сельской школе учитель работает с меньшим количеством детей, но получает зарплату такую же, что и учитель в городской школе, у которого в классе гораздо больше учащихся.
Иногда модель НСОТ «Ученико-час» упрекают и в том, что учителям, работающим с половиной класса (например, учитель иностранного языка, технологии или физкультуры), и платят половину зарплаты (ученико-часов ведь меньше!). Но и здесь исключительный миф! Модельная методика НСОТ, направленная в регионы Министерством образования и науки Российской Федерации в 2006 и 2007 годах, предусматривает введение специальных повышающих коэффициентов для таких учителей. Проблема лишь в том, что не все школы такой коэффициент вводят, но это предмет регулирования в том числе и членами трудовых коллективов школ в рамках коллективного договора.
Стоит отметить, что дыма без огня не бывает и мифологическое высказывание, которое мы сейчас обсуждаем, – лишнее тому подтверждение. Дело в том, что, как правило, в субъектах Российской Федерации не финансируют малокомплектные сельские школы по нормативу. Их финансируют по сложившимся за последние несколько лет расходам с учетом инфляции. Никакого нормативно-подушевого финансирования при этом нет. Но «под соусом» финансирования «по потребностям» и «спасения от нормативно-подушевого финансирования» заставляют такие школы сокращать штаты и увеличивать нагрузку на сотрудников при снижении общего фонда оплаты труда. Ничего общего с нормативно-подушевым финансированием такая практика не имеет.

Миф № 4 (4-е место). «Стимулирующая часть фонда оплаты труда будет распределена директором между своими любимчиками».
Опять же – все зависит от того, насколько активны члены трудового коллектива и профсоюзная организация в защите своих прав при принятии положения о системе оплаты труда и внесении соответствующих изменений в коллективный договор. Коллективный договор приложением должен содержать показатели стимулирования. В интересах учителей сделать эти показатели максимально ясными и прозрачными. В интересах учителей также зафиксировать регламент распределения средств стимулирующей части ФОТ с участием управляющего совета (общественного совета или совета трудового коллектива) школы. Никаких препятствий этому нет. Но надо потрудиться и разобраться в том, какие показатели для стимулирования необходимо принять в рамках положения о системе оплаты труда. Если сложно – можно посмотреть примеры таких показателей на сайтах школ, участвовавших в реализации комплексных проектов модернизации образования (можно получить необходимую информацию на сайтах www.2009.kpmo.ru и www.kpmo.ru).

Миф № 5 (5-е место). «НСОТ стимулирует учителя набирать как можно больше часов, чтобы повысить зарплату, и вынуждает директора сокращать нужных работников: психолога, социального педагога, педагогов дополнительного образования».
НСОТ сама по себе не стимулирует учителя набирать часы с целью повышения своей зарплаты. Модельная методика НСОТ, рекомендованная Минобрнауки России, напротив, содержит механизмы неснижения зарплаты учителя при снижении его нагрузки. Механизм прост: если ФОТ учителей не уменьшать, а уменьшить количество часов учебного плана (например, перейдя на пятидневку), то стоимость ученико-часа вырастет, а значит, и при сниженной нагрузке учителя он не станет получать зарплату меньше, чем раньше.
А вот сокращение нужных школе работников – психолога, социального педагога, педагогов дополнительного образования – совпало по времени с введением НСОТ, но не введение НСОТ явилось причиной этому. Причина кроется в том, что в соответствии с методикой оценки эффективности органов государственной власти субъектов Российской Федерации соотношение ФОТ учителей и ФОТ остальных сотрудников школы должно соответствовать соотношению 70% на 30%.

Конструктивная проблематика, завуалированная мифами о НСОТ
Конструктивная проблематика, которая серьезно завуалирована мифами, все же есть. Ее сложно бывает вычленить, если не владеть полной информацией о введении НСОТ и НПФ, но тем не менее именно ее, а не мифы обсуждать не только можно, но и нужно и крайне важно.
Проблема 1. Условно постоянная часть заработной платы учителя должна быть достаточно весомой. Но каков должен быть уровень минимальной планки, ниже которой зарплата учителя с нагрузкой на ставку не может быть? Минимальный размер оплаты труда в регионе или в стране в целом? Прожиточный минимум? Или, например, величина, которая на 30 процентов меньше средней зарплаты в экономике региона? Могут быть и другие варианты. Но есть ли объективные обоснования того или иного подхода в установлении условно-постоянной части зарплаты учителя? Пока в экспертном сообществе эти обоснования не сформулированы. Наверное, именно поэтому так неубедительны попытки профсоюза работников образования максимально отвоевать у ведомства в ходе федеральных проектов, направленных на повышение зарплат учителя, явно прописанной установки на повышение именно оклада учителя. К сожалению, кроме лозунгов, пока никаких обоснований этим мерам не звучит. Но лозунги не могут заменить собой этих обоснований. На самом деле подход лежит на поверхности и не разнонаправлен с вектором государственной политики в сфере образования. В объеме доведенных по нормативу до школы средств школа сама формирует свое штатное расписание. В большинстве субъектов РФ, которые ввели модель НСОТ «Базовый оклад +», установлены минимальные значения базовых окладов. Конкретная школа, таким образом, может устанавливать и более высокое значение базового оклада учителя, чем то, что установлено на уровне субъекта Российской Федерации. В регионах, в которых действует модель НСОТ «Ученико-час», ситуация куда проще: величину ученико-часа, на основе которой и рассчитывается постоянная часть зарплаты учителя, устанавливает каждая школа самостоятельно. Для модели НСОТ «Все включено» также возможно установление минимальных должностных окладов учителям за 36 рабочих часов в неделю, что позволит школам в пределах объема доведенных по нормативу средств устанавливать и более высокие значения должностных окладов учителя.
Становится совершенно понятным, что основные усилия экспертов, чиновников, экономистов и работников профсоюзов в таком случае должны быть направлены на то, чтобы школа получала средства по нормативу в полном объеме и чтобы школа могла иметь возможность определять величину постоянной части зарплаты на уровне более высоком, чем это устанавливается региональными нормативными актами. Для этого необходимо на региональном уровне:
– регламентировать передачу средств субвенций муниципалитетам на общее образование, объем которых рассчитывается по душевому нормативу, обеспечивающую доведение средств в полном объеме в зависимости от количества учащихся до уровня школы;
– обеспечить самостоятельность школ в формировании постоянной части зарплаты учителя на уровне не ниже (а при достаточности средств – выше) установленного на региональном уровне значения (в регионах, которые ввели НСОТ по модели «Ученико-час», эта проблема уже решена).

Проблема 2. При введении НСОТ зарплата учителя не должна быть ниже, чем она была до введения НСОТ при неуменьшении нагрузки учителя.
Казалось бы, несложная задача. Каждая школа рассчитывает зарплаты учителям в соответствии с НСОТ и в случае, если у учителя зарплата по какой-либо причине стала ниже, устанавливает компенсационную выплату. Но есть три аспекта, которые в школах подчас эту проблему обостряют:
– Экономический аспект. Большое количество компенсационных выплат не позволяет школам сделать долю стимулирующей части ФОТ достаточной для действительной реализации стимулирующих принципов оплаты труда. Если доля стимулирующей части ФОТ оказывается менее 20 процентов, эффективного стимулирования качества труда учителя переходом на НСОТ не добиться. Но ведь объем средств, доведенных до школы по нормативу, фиксированный, а значит, чем больше компенсационных выплат, тем меньше доля стимулирующей части ФОТ.
– Финансовый аспект. Многие регионы пытались формировать региональный стабилизационный фонд для компенсационных выплат учителям, чья зарплата снизилась при введении НСОТ при неснижении нагрузки. Ход, казалось бы, эффективный – школы не снижают долю стимулирующей части ФОТ. Но на поверку оказывается, что чем хуже организовывают переход на НСОТ муниципалитеты (особенно критично, что деньги в одни школы доводят в большем объеме, чем им положено по нормативу, а в другие – недодают средства по нормативу), и чем несовершеннее будут нормативные акты школ по НСОТ, тем больше поддержка придет из регионального бюджета. И наоборот: чем лучше сработал муниципалитет (обеспечил доведение средств по нормативу до школ в полном объеме и эффективно обучил директоров школ реализовывать новые финансово-экономические механизмы, а директора вместе с коллективами полно отработали нормативную базу по НСОТ), тем меньше денег он получит.
– Содержательный аспект. Переход на стимулирующие принципы оплаты труда, обеспечивающие взаимосвязь зарплаты учителя с качеством его труда, требуют отмены некоторых системных (и как правило больших по объему) выплат, взамен введя другие системы выплат. В частности, большое число регионов ввели модели НСОТ, которые не предусматривают доплат учителям за стаж, зато обеспечивают выплаты за качество труда педагога независимо от стажа работы. Но вот как раз у части учителей (в некоторых школах бывает от 1 до 3 процентов таких учителей), имевших большой объем выплат за стаж и не обеспечивающих высокого качества образования детям (по критериям, которые сам же трудовой коллектив и принимает), зарплата после перехода на НСОТ может несколько (как показывают выборочные исследования – не очень существенно) снизиться. Разумеется, что при условии, что у учителя нагрузка не снизилась к моменту перехода на НСОТ, ему делается компенсационная выплата, обеспечивающая неснижение зарплаты. Фактически у части учителей тем самым сохраняются выплаты, которые не направлены на поддержку качественного труда учителя.

Как же решать проблему обеспечения неснижения зарплаты учителя при переходе на НСОТ, учитывая ранее описанные три аспекта, делающие эту проблему острой в ряде школ?
Во-первых, регион должен обеспечить доведение средств по нормативу до уровня школ без изъятий на муниципальном уровне.
Во-вторых, финансирование недостающих для компенсационных выплат средств рекомендуется производить из регионального бюджета только в случае, если муниципалитет доводит средства по нормативу до уровня школ без перераспределений между школами вразрез нормативно-подушевому принципу (а в ряде случаев и при условии, что ФОТ учителей в каждой конкретной школе, нуждающейся в дополнительных средствах из регионального стабфонда, составляет не менее 60–70 процентов). В противном случае муниципалитет обязан самостоятельно обеспечить компенсационные выплаты из собственного бюджета (в условиях 83-ФЗ это становится возможным) или заместив из собственного бюджета частично и полностью учебные расходы образовательного учреждения.

Проблема 3. Выделение сельских малокомплектных школ в отдельный кластер по финансированию при отнесении их к типу казенных учреждений резко ограничивает ресурсы развития малокомплектной школы и приводит к ухудшению качества предоставляемого в них образования или к консервации уже наличествующего невысокого качества образовательных услуг и качества предоставляемого ученикам образования.
Казалось бы, чего проще: дать денег малокомплектным школам на уровне не меньшем, чем у них уже сложился, при этом оставить сметное финансирование (переведя малокомплектные школы в тип казенных), чтобы в любой момент иметь возможность влиять на расходы учреждения – худо-бедно, но школу сохраним. Но есть в этом подходе несколько опасных факторов.
Во-первых, сохраняя сметный характер финансирования таких школ, управленцы должны осознавать, что фактически единственным показателем хорошей работы школы и учителя становится:
– своевременное и правильное исполнение сметы расходов;
– своевременная и полная реализация часов учебного плана;
– реализация учителями всех часов учебного плана, чтобы полно и своевременно исполнить смету.

Где же здесь оценка качества образования? Ответ: нигде! Малокомплектные школы обычно отдаленные или труднодоступные. Какое бы качество образования эта школа ни давала детям, довезти ребенка до другой (может быть, более хорошей) школы все равно бывает невозможно. Как бы учитель ни работал, он получит свою зарплату.
Есть другие примеры. Малокомплектная школа, которая не формально, а по существу является социальным и культурным центром села: кроме реализации программ общего образования для детей, например, реализуются иные образовательные программы для взрослых, школьная библиотека оказывает услуги не только детям, но и взрослым жителям деревни, школа же занимается организацией досуга не только детей, но и взрослых, кроме всего прочего, именно там постоянно действует избирательный участок. Спрашивается – за весь ли этот веер услуг школа получает и может получать бюджетные деньги? Если школа является казенным учреждением – фактически нет.
И снова о повестке дня политиков, чиновников, экспертов и работников профсоюзных организаций педагогов сельских школ: сельская школа может и должна становиться социокультурным центром села, а если это так, нужно думать о том, какие социальные и культурные услуги такая школа может оказывать населению за счет бюджетных средств и какими механизмами можно выстраивать систему финансирования государственных и муниципальных заданий такой школе и как оплачивать труд основных работников этой школы.
Итак, налицо трудности перевода проблематики введения НСОТ с языка мифов о НСОТ на язык институциональной модернизации системы образования. В рамках этой статьи мы затронули лишь небольшую толику мифов и осуществили перевод этих мифов на язык реальной проблематики развития образования. В следующем номере поговорим о введении НСОТ как антикризисной мере и о том, в чем, собственно, проявляются кризисные явления и когда закончится этот кризис.

Роман Селюков

  • 1
Ответственно заявляю, что в Майкопском районе, р.Адыгея декларативная НСОТ - катастрофа. Фактически уменьшенная ЕТС. ПКГ 5006р назвали окладом, прописали в договоре.Если у учителя нет стажа, квалификационной категории и ему уже 28 лет, то он получит 5006р+ 25% сельских.Ну нет заведования кабинетом -500р, нет кл. рук, нет проверки тетрадей 500р, нет звания- 500р,учитель ОБЖ. У технички выше, ей дали 1,5 ставки. Пустив регионы в свободное плавание, не просчитали самого главного, нравственность ответственных лиц (а это экономисты и бухгалтера)такова, что учителей просто ограбили, есть доказательства. Да не хотим мы ходить по судам, бессмысленно переписываться. Ответственный человек за доведение средств в школу, ставящий печать на финансово - хозяйственном плане не за что не отвечает. Почему? У него ведь зарплата в пять раз выше. За что? За искусство обманывать. Пока отправили письмо в прокуратуру. Но, это ненормально..... А ВЫ, как думаете?

Шунтукская школа №8, Майкопский район,р.Адыгея.Приглашаем!
Час работы учителя в тарификации 70р.В отчётах 153р и т.д.Это тоже созвучно клевете,У.К. штраф до 5 млн р.Только так к сожалению, время ненасыщаемых хищников.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account