Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Законодательству нужна новая система координат
eurekanext
 
Я начал плотно заниматься законодательством не так давно – с февраля этого года. За это время в общем удалось понять, как работает система по разработке и принятию законов: какова роль органов исполнительной власти, как взаимодействуют Совет Федерации и Государственная дума, как ведут себя аппарат правительства РФ и администрация президента РФ, как проходят инициативы отдельных депутатов и региональных законодательных органов. Сам несколько раз был официальным представителем правительства РФ при рассмотрении законопроектов в Государственной думе (законы о поддержке малых инновационных предприятий, о государственных академиях наук, о присоединении России к конвенции о похищении детей и др.). Помимо этого приходилось участвовать в различных слушаниях, заседаниях комиссий, комитетов, рабочих групп. 
Принято считать, что такая законодательная работа должна быть неразрывно связана с представлением деятельности ведомства вовне: работникам отрасли, всем заинтересованным гражданам. В самом деле это так – разъяснять, что происходит, какие изменения ждут систему, – отдельное искусство, требующее специально оформленной профессиональной позиции. Не вдаваясь в тонкости и, к сожалению, во многом уже устоявшиеся традиции организации работы по PR-сопровождению изменений в системе образования, хотелось бы обратить внимание на одну весьма значимую проблему.
Очень хорошо помню, как в начале 90-х мы восприняли появление нового образовательного законодательства. Именно тогда все то многое, что было «нельзя», вдруг стало «можно»: можно самим создавать образовательные программы; можно выбирать методики обучения, учебники и учебные пособия, пусть и прошедшие специальную экспертизу; можно оказывать платные образовательные услуги, можно игнорировать комсомольскую и пионерскую организации… Многое разрешили! И это здорово. 


Фото с сайта www.krskstate.ru

Что интересно: ряд норм, которые носили как бы такой не разрешающе-запрещающий характер, а более сложный, связанный с перестройкой механизмов финансирования, с разделением полномочий между уровнями управления, с реализацией принципов автономии образовательных учреждений, – оказались «спящими». То есть они были заявлены в законе, но настоящая их реализация началась только в последние годы. И проблема даже не в том, что тогда еще не было необходимых методик, нормативов финансирования, управленческих технологий. Рискну предположить, что общественное восприятие этих норм как внутри системы образования, так и вовне еще не готово было осознать: а что, собственно, предлагается? Какие изменения должны произойти в системе и почему вообще они имеют какое-то значение? 

Дело в том, что за долгие годы распределительной патерналистской системы мы привыкли воспринимать любые изменения в системе координат: дали – отняли, облагодетельствовали – изъяли, помогли – навредили. Любые изменения норм воспринимались и во многом воспринимаются до сих пор в том отношении, в каком государство предоставляет или отбирает свободы, дает или не дает тот или иной ресурс. При этом чем проще «краник», который откручивает либо закручивает государство, тем понятнее норма воспринимается. 

 
Фото с сайта photos.lifeisphoto.ru

Именно такая патерналистская система координат доминирует при восприятии законодательства. Мы говорим: «Сильным школам нужна хозяйственная самостоятельность и общественное управление», слышат: «Образовательные услуги должны стать платными, родители будут собирать деньги через общественные советы». Мы говорим: «Нужна независимая система оценки качества», слышат: «Взятки за поступление в вузы вырастут». Мы говорим: «Необходимо справедливо распределять средства между образовательными учреждениями», слышат: «Все сельские школы закроют, а на сэкономленные деньги купят автобусы». Причем это не только в образовании, в здравоохранении говорят: «Надо отдать приоритет профилактической медицине», слышат: «Урежут финансирование маленьких больниц». Слышат всегда через логику: «Чего где изъяли, чтобы где-то перераспределить и ущемить интересы граждан», ну или в лучшем случае – «чем облагодетельствовали». Кстати говоря, усиливающиеся разговоры о коррупции порой только усугубляют такое восприятие. А в журналистской среде толпы публицистов снимают «маржу» на таком восприятии изменений. Причем журналисты эти чаще всего вполне образованные, все понимающие неглупые люди. Однако не стал бы я это писать, если бы все было так безнадежно.

В последнее время, кажется, робко, но начинает появляться и другая система координат, базирующаяся на категориях: удобно-неудобно, комфортно-некомфортно, логично-нелогично, справедливо-несправедливо. Это уже не патерналистская настройка на благодеяния государства по отношению к народной пастве, а пока еще робкие контуры общественного договора государства и общества. Оба участника договора не ждут многого друг от друга, а здраво воспринимают возможности и ограничения друг друга, видят сильные и слабые стороны, доверяют друг другу. Именно в этой логике мы пытаемся строить обсуждение третьей версии законопроекта «Об образовании в Российской Федерации». Именно так мы подаем расширение форм получения дошкольного образования, электронное обучение, сетевое взаимодействие, коллегиальное управление и многие другие нормы. Может быть, я излишне оптимистичен и смотрю на мир через розовые очки, что немного оправдывается написанием данной заметки в отпускной период. Но мне почему-то кажется, что если мы все начнем спокойно и ясно относиться к тому, что делаем, откажемся от истерик и перестанем сгущать краски, то у нас многое начнет получаться. Мы и сами сможем быть убедительны, и окружающим станет интереснее смотреть на мир. Так постепенно мы приблизимся к ситуации общественного договора, так постепенно возникнут серьезные аналитические общественные институты, умные гражданские объединения.

Игорь Реморенко,
статс-секретарь – замминистра  образования и науки РФ

?

Log in

No account? Create an account