Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Как я работал на выборах
eurekanext

Отчет члена Участковой избирательной комиссии № 501 с правом совещательного голоса Владимира Александровича Львовского о работе на «выборах» 4 марта 2012 года

Даже и в голову не приходило писать отчет, «спасибо» Олесе Салуновой, которая задала мне кучу вопросов. Я понял, что не отвертеться, надо «закрывать гештальт». Получилось вот такое «интервью».

О. Салунова: – Как вас угораздило стать наблюдателем?
В. Львовский:
– Затянуло. Хотел быть наблюдателем на декабрьских выборах, зарегистрировался на «Гражданин наблюдатель» (ГН), но меня потеряли. Когда нашли, было уже поздно. Потом участие в декабрьских митингах, лекции для наблюдателей, печатание и распространение листовок (это отдельная история, как нас спасла специально приехавшая на шествие москвичка из Чехословакии). Да, чуть не забыл про обращение к учителям деятелей науки и образования «За честные выборы», которое подписали сотни человек. Если до обращения я хотел пойти наблюдателем, то после этого обращения я уже не мог не пойти.

ОС: – Кстати, какое действие возымело это самое письмо, его же подписали более 400 учителей?
ВЛ:
– На этот вопрос ответить невозможно – это как «море без воды рек впадающих». К учителям обращались многие: в СМИ, в интернете, на митингах и шествиях несли плакаты – вот один из них.
Мне кажется, что реально подписей было намного больше – я собирал только те, которые мне присылали и подписывали на сайте http://physclub.ru/news/social-life/111/. Очень многие перепостили информацию, письмо было опубликовано в прессе, на разных сайтах, было записано обращение на Сетевом общественном телевидении.

ОС: – Расскажите, как вы готовились к тому, чтобы стать наблюдателем?
ВЛ:
– Это история, леденящая душу. Как я уже сказал, все началось с лекции, которую провел ГН в Сахаровском центре (шесть часов, на секундочку). Голова опухла уже там. Потом от ГН стали приходить письма – сначала штучно, потом десятками и сотнями. Мой запасной ящик завален письмами – их больше тысячи. Все рассказывают про варианты фальсификаций, что было, что будет, чем сердце успокоится. Много материалов было подготовлено разными общественными группами, среди них и скучные крючкотворные, и оригинальные (почти комиксы), и прикольные. Куча советов. Короче, потонул я в потоке информации и за пару дней до выборов почувствовал себя двоечником. Тут еще оказалось, что я не наблюдатель, а член УИК – опыта-то ноль. Начал писать шпоры, записывать все подряд телефоны. Вечер накануне выборов закончился семейным просмотром фильма ГН с участием Ярмольника (наблюдатель), Куценко (председатель комиссии), Верник (секретарь комиссии). Очень помогло успокоиться и морально подготовиться http://mdp2012.ru/observer_video/.

А на случайном фото кусок моего рабочего стола. На одном компьютере обучающий фильм ГН с реальными съемками с участка, на котором работала Елена Букварева (если кто не знает, соавтор учебника по окружающему миру) 4 декабря. На втором – Рабочий блокнот Избиркома, на столе куча записок, в голове полная каша.

ОС: – Членом УИК вы стали добровольно?
ВЛ:
– Изначально планировалось, что ГН организует команду на избирательном участке, состоящую из наблюдателя, представителя СМИ и члена комиссии с совещательным голосом (ПСГ). Наплыв желающих был такой, что никто не справлялся: ведь все делали волонтеры, а они еще и работать должны, а не только обучать и организовывать. В результате на нашем участке было больше 10 наблюдателей. Я сначала хотел быть ПСГ, но меня записали наблюдателем, поскольку я без опыта. За несколько дней до выборов начал беспокоиться – направления-то нет. ГН направил в райком КПРФ. То-то я обрадовался. Теперь райком – это маленькая комнатка, не то что раньше (с ужасом вспоминаю свой единственный поход в райком Краснопресненского района в связи с поездкой в ГДР – учили Родину любить). Люди, кстати, вполне себе симпатичные, помогали изо всех сил. И дежурили всю ночь, ждали результаты выборов. На всякий случай написал всем кандидатам, кроме Жириновского – у него на сайте не нашел ссылки. Ответили только от Прохорова.
Так вот. Я собирался работать наблюдателем на участке № 499 в помещении Финансовой академии. На это в райкоме мне сказали что-то вроде «ишь чего захотел» (так и не понял, почему). Разговорились, когда узнали, что я педагог, обрадовались и отправили в школу. Была какая-то информация, что на 501-м участке планируется вброс или карусель. Потом оказалось, что столпотворение было на 502-м участке (следили по веб-трансляции). Удивительно, но результаты там оказались такие же примерно, как и у нас.

ОС: – А как становятся председателями УИК? Директора школ – автоматически?
ВЛ:
– Честно говоря, не знаю. На моем участке председателем была учитель истории (возможно, заместитель директора, не спрашивал). Сомневаюсь, что сильно добровольно.

ОС: – Как все началось 4 марта?
ВЛ:
– Как и положено, в субботу поехал знакомиться. В пятницу позвонил на всякий случай. Светлана Юрьевна (председатель) мне показалась вменяемой и располагающей к себе дамой, хотя были с ее стороны попытки меня бортануть («а у нас уже есть от КПРФ, а вас в списках Зюганова нет, ой, а здесь печать не стоит»). Я был готов и с легкостью все отбил. С утра в воскресенье собрал не рюкзак (как Ярмольник), но вполне себе увесистую сумочку. Список включал даже фонарик на случай отключения света, но я понадеялся, что пронесет. Кстати, пришлось распечатывать и ксерить кучу материалов, даже покупать копирку (я вообще думал, что их давно не выпускают). Приехал на участок в семь утра. Встретили так себе, посадили на банкетку на первом этаже и попросили ожидать. Это неправильно, но я решил не обострять с утра. Минут через 10 стали подходить другие наблюдатели, ПСГ, как и я. Стало веселее. По привычке начал бугриться, записал всех в блокнот (потом некоторых долго пришлось убеждать, что я не начальник, понял, что Остапу Бендер-бею у нас вечный почет и уважуха). Очень повезло с сотоварищами, особенно с тремя студентами Финансовой академии. У них уже были на руках «дорожные карты», как и у меня. Они прошли обучение и были готовы к бою.
Наконец поднялись на второй этаж и сразу увидели поле боя. Представьте себе холл старой школы. Между холлом и коридором большая колонна, к ней приставлена приличных размеров доска с кандидатами и правилами голосования. В холле столы членов УИК, ну и прочее что полагается, а стулья для наблюдателей в коридоре на максимальном удалении, весь обзор закрыт доской.

ОС: – Это было сделано специально?
ВЛ:
– Не знаю, скорее всего естественное стремление показать чужакам их место. Мы с ребятами не стали обострять, просто первое время ходили и давали возможность привыкнуть к себе как неизбежному злу. Потом, конечно, настояли на перемещении доски. Надо сказать, что психологическая подготовка у нас была хорошая. Мы без конфликтов, но достаточно последовательно настаивали на процедуре. Руководство комиссии постепенно к нам привыкло. Мне изначально было легче, все-таки педагог с педагогом легко находят общий язык. Ребятам тоже было, как мне показалось, несложно: члены комиссии женщины, учителя, а ребята как бы их вчерашние выпускники. Без них меня бы могли и сломать, а вместе мы наладили конструктивный диалог. Дело закончилось благодарностью в письменном виде председателю и членам комиссии.

ОС: – А если честно, были нарушения?
ВЛ:
– Без нарушений не бывает, но это были какие-то мелочи. Если что-то существенное, мы говорили Светлане Юрьевне, и она всегда шла навстречу. Если мы где-то ляпали, она тоже спокойно указывала на наши ошибки. Да, самое главное. Очень помогла «дорожная карта» – огромное спасибо тому, кто ее сделал. В случае необходимости залезали в справочники, но последовательность действий в целом была ясна и четко прописана. Да и к председателю комиссии легче было обращаться – вот тут такой пункт, нам надо познакомиться с таким-то документом, сделать то-то, проверить это-то.

ОС: – Что-то запомнилось? Как все проходило?
ВЛ:
– Вообще, опыт интересный, хотя целый день скучновато без нарушений. У нас не было ни попыток вброса, ни каруселей. Я раздал три механических счетчика для подсчета проголосовавших, один из ребят заполнял пустографку, и мы развлекались тем, что периодически сравнивали результаты. Кроме этого делали ставки, сколько человек проголосует к 15, 18, 20 часам. Под конец спорили, какого пола будет последний проголосовавший. Короче, развлекали себя изо всех сил. Да, напоследок, когда процентов 70 бюллетеней рассортировали, поспорили, сколько наберет Путин. Ребята предположили, что 60%, я рассчитал точнее – меньше 40%.

ОС: – Ну и наконец, какие результаты?
ВЛ:
– С 20 часов началось самое интересное. Снимали на видео всю процедуру (как нас учили). Настояли на правильной процедуре: работа со списками, которые потом «опечатываются» (в нашем случае заворачиваются в полиэтиленовый пакет, который обматывается скотчем), потом с переносными урнами, потом со стационарными урнами. Кстати, прозрачные урны и видеонаблюдение – дело очень хорошее! На левой фотографии видно, как председатель каждый бюллетень предъявляет всем, затем он кладется в стопку кандидата. На правой – идет пересчет бюллетеней в каждой стопке с перекладыванием, чтобы исключить ошибки (с четырех углов молодые ребята – наблюдатели и ПСГ, я фотографирую, один постоянно ведет видеозапись).





Не могу передать, какие чувства испытываешь, когда звучит подряд: «Путин, Путин, Путин…». И все-таки на нашем участке победил мой кандидат! Наши результаты, на мой взгляд, вполне отражают средние московские настроения: кандидат «Путин» получил 38,8% голосов, кандидат «Непутин» получил 61,2%. Мой кандидат победил! Думаю, что без фальсификаций картина по стране была бы где-то 45 (Путин) / 55 (Непутин). Если убрать административный ресурс и проводить реально выборы, которые положены по Конституции, можно было бы с уверенностью ожидать победы какого-то конкретного кандидата из оппозиции.



ОС: – А сами проголосовали? Читала, что многие члены УИК не голосовали, потому что были не на своих участках...
ВЛ:
– С этим смешно получилось. Как и положено, я взял открепительный талон. Он очень нужен – если тебя незаконно удаляют с участка, ты возвращаешься туда уже в качестве избирателя с открепительным, и удалить тебя уже нельзя. Целый день я старался не забыть проголосовать и чуть не опоздал. Случайно вспомнил в 19.30 и бросился голосовать.

?

Log in

No account? Create an account