Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Команда исполнителей
eurekanext

Команда  Министерства образования и науки, которая пришла к руководству  в 2004 году, оказалась во многом исполнителем той программы, которая была намечена и разработана предыдущим министерством под руководством Владимира Михайловича Филиппова. Это программа была развернуто представлена в  «Концепции модернизации российского образования на период 2000–2010 года». И в этом плане «команда Фурсенко» оказалась заложником стратегических решений, которые принимали до них и без них.

Если сейчас перечитать эту Концепцию, то можно убедиться, что существенно ничего нового, ничего содержательно «от себя», Министерством, действующим в 2004 -12 годах не предложено и не внесено. Кроме, конечно, реализации политического решения, связанного с введением в 4 классе в обязательную часть учебного плана курса «Основы религиозных культур и светской этики».
Все остальные важнейшие модернизационные тренды – введение ЕГЭ, переход на двухуровневую систему высшего образования (бакалавр-магистр), разработка и введение новых образовательных стандартов общего и высшего образования, совершенствование нормативной базы, введение подушевого финансирования, как основы новой системы оплаты труда и т.д., – все это было уже заложено в Концепции модернизации в 2000 г. Конечно же, какие-то модернизационные поправки в Концепцию модернизации  за период 2004-12 годов неизбежно вносило время, например, создание своеобразной иерархии вузов: выделение национальных, федеральных и исследовательских университетов.
Что же это был за курс, который реализовывался на протяжении всего ХХI века в российском образовании. Владимир Михайлович Филиппов, поскольку он много  лет работал на Западе, хорошо знал  систему образования за рубежом. Поэтому, став в 1998 г. министром образования, он выступил как классический западник, вестернизатор, -  поставил основной целью интеграцию российской  и мировой систем образования. На это и были направлены все приоритетные действия: введение ЕГЭ – аналога существующего во всех развитых странах мира Национального тестирования; переход на двухуровневую систему высшего образования (бакалавра и магистр), по которой еще с ХIII века работает вся Европа; введение подушевого финансирование, являющегося основным принципом финансирования учреждений образования практически во всем мире («деньги за учениками»).
То есть были взяты международные аналоги построения системы образования и достаточно механически перенесены на Россию. В этом плане команда Фурсенко оказалась заложниками этого вестернизаторского курса, который вообще не  предполагал дальнейшего развития российского образования на своей специфичной основе, на своих, присущих российской цивилизации национальных образовательных ценностях.
В этом залоге все осуществляемые модернизационные меры совершенно не рассматривались с точки зрения специфики, традиций и ценностей российского образования, выработанных за века его развития подходов и форм. Особенно рельефно это проявилось в отказе от традиционной и доказавшей свою продуктивность системы высшего образования, построенной на специалитете. Никто не рассматривал - нужно или не нужно нам двухуровневое обучение, соответствует ли оно российскому менталитету. Раз мы вошли в Болонский процесс, то теперь все решения надо неуклонно выполнять.
Итак, констатируем, что «команда Фурсенко» на протяжении 8 лет исполнительно и добросовестно реализовывала комплекс тех интеграционных целей, которые были поставлены предыдущим министерством, предыдущей командой, в предыдущий период времени. И с точки зрения исполнительской дисциплины это было абсолютно правильно.  Поскольку цели и задачи были приняты, то их необходимо эффективно выполнять.
В результате,  если проанализировать Концепцию модернизации, то получается, что она оказалась реализована практически на 90%, что довольно редкий случай в современной России. Ведь обычно происходит так, - Концепция принимается, и о ней тут же все дружно забывают.
По сути, действующей команде Министерства, сейчас остается сделать заключительный шаг – обеспечить принятие нового «Закона об образовании в РФ», который был рекомендован на коллегии Министерства образования и науки 29 декабря 2011 г. и передан в соответствующий профильный комитет Госдумы.
Кто же придет на смену существующему руководству Министерством образования и науки весной 2012 г.? Сначала обозначим три требования, которые поставили к членам нового Правительства  В.В.Путин и Д.А.Медведев. Это должны быть молодые люди, новые лица, руководители современной формации.
Если эти требования к подбору руководителей в сфере  образования применены не будут, тогда у нас есть две кандидатуры, о которых, собственно,  все и говорят – это Любовь Николаевна Глебова, руководитель надзорной службы в сфере образования и Ярослав Михайлович Кузьминов – ректор Высшей школы экономики. У каждого из этих кандидатов свои сильные и слабые стороны.
Любовь Глебова, безусловно, труженица, хорошо знающая образовательную отрасль,  умеющая ставить и упорно реализовывать задачи. Но она все же всегда была преимущественно исполнителем.
Высшая школа экономика под руководством Ярослава Кузьминов разработала новую современную программу развития российского образования. То есть, если бы министром стал  Ярослав Михайлович, то  у него были бы уже готовые и программа действий, и команда исполнителей, способных эту программу реализовать.
От кандидатов известных мы переходим к менее известным и совсем неизвестным. Это могут быть как люди из министерства образования и науки, так  и нет. Внутри министерства есть два человека, четко подходящие под  три критерия, обозначенные руководством страны при отборе новой команды: молодые, новые и современные. Это заместители Министра Максим Дулинов и Игорь Реморенко. Причем Игорь Реморенко входит в президентскую сотню кадрового резерва, а это очень важно.
Впрочем, будущим министром образования и науки России может стать и успешный региональный министр образования, и эффективный ректор университета, то есть это те фигуры, которые пока не обозначены. А вот в Комитете по образованию Госдумы, на мой взгляд, такого человека, который мог бы стать новым  министром, сейчас нет.

Михаил Богуславский,
член-корреспондент РАО, доктор педагогических наук,
профессор, главный научный сотрудник лаборатории методологии
историко-педагогических исследований Института теории и истории педагогики РАО

?

Log in

No account? Create an account