Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Школьные отчеты дипломированной уборщицы
eurekanext

Так случилось в моей жизни, что «по семейным обстоятельствам» после семнадцати лет работы заместителем директора школы в одном российском областном центре я начала новую жизнь в американском городе Милуоки. 

Когда-то, в прошлой жизни, я окончила советскую школу с углубленным изучением английского языка, где меня научили читать со словарем, хорошо разбираться в формах английских глаголов и бегло произносить тексты, которые (в русском переводе) начинались примерно такими словами: «22 апреля наша страна отмечает день рождения Владимира Ильича…». При этом я совершенно не понимала устную речь, да и слово «аудирование» услышала только спустя несколько лет, когда сама начала работать в школе.
Никакого педагогического образования у меня тогда не было, просто директора школы с эстетическим уклоном, видимо, подкупил мой красный диплом, привезенный из Северной столицы, с красивыми словами – «Театровед, организатор театрального дела».
Позднее я училась два года заочно на факультете повышения квалификации местного педагогического вуза и получила дополнительный диплом как менеджер образования. Мой муж, математик, в последние годы работал заместителем директора банковского филиала.
Когда мы с супругом ехали в США, то не строили особых иллюзий, так как понимали, что делать ничего не умеем, кроме решения управленческих вопросов, а без беглого английского и профильного диплома нам на подобную работу не устроиться.
Главной проблемой оказалось даже не это. Все здешние учреждения очень дорожат своей репутацией, поэтому не принимают работников без рекомендаций. Заполняя анкету о приеме на работу, ты должен указать адрес предыдущего начальника, его номер телефона, чтобы новые наниматели могли позвонить и узнать, ЧТО ты за работник.
После трех месяцев поисков мы нашли  работу с помощью нашей старшей дочери, которая живет здесь уже шесть лет и сначала работала  уборщицей в одной сельской школе. Она позвонила своему бывшему боссу, и нас приняли в фирму, которая обслуживает десять школ одного образовательного округа в 50 км от Милуоки.
Нам достались две начальные школы в нескольких милях друг от друга (10 минут на машине). Рабочий день – 8 часов плюс тридцатиминутный перерыв.
Как бывший педагог (хотя, как известно, педагоги бывшими не бывают) я старалась уловить каждую мелочь, которая помогла бы мне узнать об американской школе из «первых рук». Своими наблюдениями я и хочу поделиться с читателями. Сразу предупрежу, что некоторые имена и географические названия в моих «отчетах» изменены.
 
Отчет № 1. Спасение архилохуса
 
Учебный год в школах нашего образовательного округа длится до середины июня, поэтому мы еще застали две недели занятий. Мы начинали работу в 15.30, когда заканчивался последний урок. В это время к школе подъезжали автобусы и забирали всех детей. Водителями в этих автобусах чаще были женщины: видимо, мужчин не устраивает неполный рабочий день с неудобным графиком: 2–3 часа утром и столько же после обеда. А может быть, женщины больше подходят для такой работы: терпения у них гораздо больше…
В Мидлвилле, где мы работали по два часа в день, начальная школа  очень маленькая. Двухэтажное здание, построенное несколько десятилетий назад, не совсем подходит современным реалиям. Здесь всего шесть небольших кабинетов, где дети учатся с 1-го по 6-й класс. Спортивный зал, который можно разделить на две части перегородкой-гармошкой, выполняет также роль музыкального класса, актового зала и столовой. Складные столы и скамейки при необходимости из горизонтальных превращаются в вертикальные и  откатываются к окну.



В школе нет отдельного компьютерного класса. В каждом кабинете 3–4 компьютера, принтер, проектор и интерактивная доска. Читального зала в нашем понимании тоже нет: в одном из коридоров стоят высокие стеллажи с книгами и три письменных стола с тремя компьютерами. В коридорах располагаются и раздевалки: подвесные полочки с крючками.
Директора во время учебного года мы обычно видели после уроков в коридоре за компьютером. Отдельный кабинет есть только у секретаря. Она, видимо, выполняет и некоторые административные функции, потому что во время учебного года всегда была в курсе всех школьных дел и отдавала нам строгие распоряжения.
Прибираясь в классах, я разглядывала учебные пособия и понимала, что методы обучения в США и в России очень схожи: детей учат думать, рассуждать, применять свои знания на практике.



В каждом классе были коробки с десятками разноцветных  геометрических фигур из дерева для складывания «паркета»: треугольники, параллелограммы, правильные шестиугольники… Сотни пластиковых монет разного достоинства… Настольные игры «в ассортименте»… Ненужные в эпоху проекторов и интерактивных досок учебные плакаты пылились на шкафах под потолком. В дальний угол были задвинуты столики с эпидиаскопами.
Из шести учителей начальной школы есть один представитель сильного пола, очень дотошный мужчина средних лет. В первые дни работы он учил нас, как правильно, с его точки зрения, нужно мыть белую (не интерактивную) доску, чтобы она сверкала чистотой.
15 июня весь персонал дружно ушел в отпуск до 25 августа. Правда, педагоги появлялись в школе, разбирали бумаги, выбрасывали ненужное. В мусор отправлялись глобусы, нарды, таблицы и невообразимое количество бумаги… Видели мы летом и представителей «районо»: они оценивали объем необходимых хозяйственных работ, нанимали маляров и т.д.
Ремонт шел все лето: меняли наружные металлические двери, что-то подкрашивали, заменяли частично ковровое покрытие в классах и коридорах, проверяли пожарную сигнализацию.
Однажды, приехав в школу, мы обнаружили распахнутые двери и – ни единой души. Как говорит в России мой тесть, когда видит, что мы закрылись только на один замок: «Заходи, бери, что хочешь!».
Войдя в здание, мы услышали жужжание под потолком и решили, что в вестибюль залетел большой шмель. Мы потом идентифицировали «шмеля» с помощью интернета. Он был очень похож на архилохуса  (разновидность колибри). Мой муж пытался выгнать птичку с помощью «дастера», но она была напугана и билась клювом о светлые стены и потолок. В конце концов, когда архилохус залез за трубу, Юра вытащил его оттуда за клюв и вынес на улицу, подбросив в небо.



Птичка радостно улетела. Потом мы прочитали в интернете, что правильно сделали, не оставив ее на земле: взлетать с нее, если верить прочитанному, колибри не умеют.
 
Продолжение следует

Ирина Чудиновских


?

Log in

No account? Create an account