Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Есть ли выход из политического бездорожья?
eurekanext
бацын2_ЖЖ

Из книг, стоящих на моей «ближней» (по частоте обращений) книжной полке, буквально на днях, в связи с событиями в Киеве, вновь перечитал небольшую по объему работу Эмиля Паина под названием «Распутица. Полемические размышления о предопределенности пути России». В свет она вышла еще в 2009 году в издательстве РОССПЭН в рамках исследований Фонда «Либеральная миссия».

Думаю, имеет смысл сказать, что Э.А. Паин – один из тех, кто стоял у истоков научной дисциплины «этнополитология» в России, доктор политических наук, занимающийся, в частности, проблемами политического транзита от империи к государству-нации. С середины 1990-х годов я неоднократно присутствовал на разных семинарах и дискуссиях с его участием и даже как-то пригласил в качестве эксперта на заседание коллегии тогдашнего Минобразования России на обсуждение новой концепции национальной политики в сфере образования.
Не стану спорить: если к содержанию книги, о которой идет речь, подходить формально, то она, конечно, посвящена не образованию. Вполне возможно, что это слово в ней вообще не употреблено ни разу. Но уверен, что опыт читателей «ВО» (и уж тем более «старых» эвриканцев) давным-давно научил их улавливать образовательную проблематику в любом тексте, имеющем хотя бы малейшее гуманитарное измерение. И, разумеется, прямое отношение к образованию (в первую очередь к общему) имеет устройство того культурно-исторического пространства, в котором мы живем и в котором осуществляем свои образовательные программы. Эта книга предоставляет нам замечательную возможность увидеть некоторые из важнейших пружин, предопределяющих те или иные прогнозы и сценарии обозримого будущего нашего общества и государства (а следовательно, и системы образования).
Автор определил жанр книги как «полемические размышления» (эссе). Это так. Но важно, что позиция полемиста базируется в данном случае не на эмоциональном пафосе и жонглировании вырванными из контекста примерами и цитатами, а на серьезном, солидно аргументированном научном анализе сложных и порой остро противоречивых по своей природе процессов.
Структурно книга делится на шесть глав, и последовательность их названий четко отражает логику движения авторской (а вместе с ней и читательской) мысли: «Авторитарная инерция и национальные традиции: есть ли связь?», «“Особый путь” России: объяснения с позиций исторического фатализма», «Особенности пути России: интерпретация в свете концепций модернизации», «Инерция имперского наследия», «Утопия имперского национализма в России», «Перспективы преодоления авторитарной инерции».
Автор, по его собственному признанию, видел свою задачу в том, чтобы разобраться, в чем причина устойчивости многих действительно специфических черт российской жизни, и прежде всего в том, где истоки ее авторитарной инерции и какова роль национальных традиций в ее сохранении и поддержании. Особое внимание при этом уделено анализу «цивилизационной матрицы» и «культурного кода», которые якобы и ведут Россию по предначертанной колее к «особой демократии». Но, как доказывается в книге, реальный исторический процесс позволяет говорить скорее не о «традиции колеи», задающей направление движения, а о «традиции распутья». Отсюда и ключевое слово в названии книги, поскольку – цитирую автора – «именно образы распутицы и бездорожья хорошо отражают не только особенность отечественного климата и ландшафта, но и бесчисленные метания России из одной стороны в другую, от реформы к контрреформам. Так обычно движутся страны, нащупывающие свой путь».
И еще одна цитата: «Главная цель книги состоит в том, что на переход России от власти авторитета к власти закона цивилизационного запрета нет. Напротив, культурные традиции в России ослаблены, общество атомизировано, социальные каналы трансляции культурных традиций либо разрушены, либо перекрыты тромбами. Лишенным традиций и собственных ценностей обществом легко манипулировать. Такое общество поддается иллюзиям, подхватывает мифы и фобии. Формирует оно и собственные фобии, чаще всего националистические».
Находит ли Э. Паин ответ на свой вопрос о той силе, которая способна вывести Россию из затянувшегося блуждания по историческому бездорожью? Да, находит. Имя этой силы, которой у России никогда не было, – гражданское общество как основной социальный субъект исторического целеполагания. И именно в этом ответе содержится завязка сюжета, которого нет в книге, но который неизбежно начнет разворачиваться в голове у читателя-эвриканца. Это сюжет о месте и роли образования в становлении гражданского общества в России. Или, для начала, просто в некой конкретной школе.
Прочтите эту небольшую книгу. Карманный формат. Двести шестьдесят страниц. Заставляет задуматься.
Владимир Бацын,
эксперт «Эврики»

?

Log in