Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Главное – быть честным по отношению к ребенку
eurekanext
Вихристюк1_ЖЖ

Мы живем в нестабильное время военных и политических конфликтов, психологических стрессов и непредсказуемых событий. Особенно сложно в такие периоды приходится детям. Им на помощь спешат специалисты. Об этом рассказывает руководитель Центра экстренной психологической помощи Московского городского психолого-педагогического университета Олеся Вихристюк.

– Центр экстренной психологической помощи Московского городского психолого-педагогического университета действует уже более 12 лет. Что послужило причиной для его создания и с какими проблемами приходилось чаще всего сталкиваться за весь период его работы?

– Трагедии, связанные с катастрофами природного и техногенного характера, террористическими актами, показали, что такие события вызывают нарушение чувства безопасности, острые стрессовые расстройства и, в зависимости от совокупности факторов, более серьезные проблемы. Наиболее уязвимыми в данном случае являются дети, так как их психика находится в процессе развития, и последствия травмирующих событий могут оставить неизгладимый след на всю дальнейшую жизнь.
Опыт работы психологов разных ведомств с детьми и родителями в условиях чрезвычайных и кризисных ситуаций стал основой для создания специализированных центров экстренной психологической помощи в системе столичного образования. В 2002 году в структуре Московского городского психолого-педагогического университета был открыт Центр экстренной психологической помощи, который включает сектор экстренного реагирования – группу психологов, выезжающих для оказания экстренной психологической помощи в чрезвычайных и кризисных ситуациях. Также с этого времени действует Детский телефон доверия. В настоящее время он подключен к Всероссийскому детскому телефону доверия, работающему под единым телефонным номером 8-800-2000-122.
Сотрудники Центра совместно с другими специалистами принимали активное участие в оказании экстренной психологической помощи пострадавшим при чрезвычайных ситуациях, в том числе: заложникам «Норд-Оста» на Дубровке, их родным и близким (2002); пострадавшим и их родственникам в результате обрушения крыши в спортивно-развлекательном комплексе «Трансвааль-Парк» (2004); в метро в перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» (2004), в метро «Парк культуры» и «Лубянка» (2010), родственникам и близким погибших в результате теракта в аэропорту Домодедово (2011).
Также сотрудники Центра выезжали в другие районы России с целью оказания психологической помощи, в том числе в Беслан в 2004 году.

– В структуре вашего Центра есть Детский телефон доверия. С какими проблемами чаще всего обращаются дети в эту службу?
– На первом месте по значимости дети 10–12 лет указывают трудности, возникающие в отношениях со сверстниками, на втором месте – проблемы, связанные с процессом обучения в школе.
Подростков 13–17 лет прежде всего беспокоят неуверенность в себе, недовольство собой (характером, внешностью) и непонимание со стороны окружающих. Причем для старших подростков и юношества добавляются такие переживания, как одиночество и неуспешность в будущем.
По статистике2, дети в возрасте от 13 до 18 лет чаще всего обращаются на Детский телефон доверия со следующими вопросами: взаимоотношения в семье (с родителями, родственниками) – 27%; взаимоотношения полов/отношения со сверстниками – 23%;  учебные проблемы – 19%; проблемы здоровья – 14%; психотравмирующие ситуации – 10%; другое – 7%.
Количество запросов, связанных с суицидальными намерениями, обычно составляет от 0,2% до 2% от всех принимаемых консультантами звонков – на всех телефонах доверия в России и за рубежом.
Начиная с апреля 2012 года по 1 июля 2013 года на линии Детских телефонов доверия по всей России поступило 6435 обращений по проблеме суицида, в том числе: 47,4% обращений – от детей и подростков; 14,2% – от родителей детей и подростков (лиц, их заменяющих); 38,4% – от иных граждан3. Лидирующими по количеству подобных обращений являются: Кемеровская, Ростовская, Челябинская области, Республика Башкортостан, города Москва и Санкт-Петербург4.

– Как найти ключ к душе ребенка, который принял решение уйти из жизни?
– Есть определенные приемы, технологии, подходы – для каждого человека индивидуальные. Но если говорить о детях, то основной принцип – быть честным по отношению к ребенку, поскольку подростки всегда остро чувствуют, когда им врут или недоговаривают. И, конечно, сопереживание, на психологическом языке – «присоединение к человеку», нахождение рядом с ним, направление его страданий в правильное русло, поиск ресурсов, которые могут помочь преодолеть сложную ситуацию.

– Можно ли привести конкретный пример, когда удалось предотвратить самоубийство?
– Зимой, в начале ночи, на Детский телефон доверия психолога поступил звонок. Звонил молодой человек. Он сказал, что идет по направлению к мосту с тем, чтобы покончить жизнь самоубийством. Он говорил о том, что жизнь его не удалась, близкие его не понимают и требуют от него того, что ему не по силам. Позвонив психологу и приобретя таким образом «попутчика», он уже был не один. Попутчик «шел» рядом с ним, слушал о его горьком опыте потери нескольких друзей, совершивших суицид, сопереживал, обращал его внимание на тот опыт, когда, находясь в тяжелых ситуациях, молодой человек справлялся, потому что у него есть желание разобраться в себе и в других людях, понять и принять их (мать, отца, товарищей). Голос абонента становился спокойнее, речь ровнее. Через некоторое время он сказал: «Вы меня убедили. Я поворачиваю домой». Дойдя до своего подъезда, звонивший поблагодарил психолога и попрощался, пожелав спокойной ночи, а также пообещал разобраться со своими проблемами, а в случае необходимости позвонить еще раз.

– В 2011 году в Москве было зарегистрировано 252 учащихся, ставших членами неформальных экстремистских объединений, в 2012 году – 363, за первое полугодие 2013 года – 108. Насколько опасно это явление и как часто взрослые втягивают подростков в такого рода деятельность, в том числе привлекают к участию в несанкционированных митингах (вспомним Манежную площадь)? Как бороться с этим явлением?
– Считаю, что экстремизм опасен не только тем, что имеет тенденцию перерастать в преступления – погромы, поджоги, террористические акты, убийства, но и тем, что он разрушающе воздействует на личность, способствует дезориентации молодого человека (мировоззренческой и нравственной).
В этой связи также хочется отметить, что молодым людям, подросткам в принципе свойственно примыкать к различным группам, в том числе и к неформальным. Они ищут свое место в мире взрослых, самоопределяются, хотят быть причастными к «взрослым» делам. И эта ниша неформального взрослого общения, деятельности должна быть занята. К сожалению, на сегодняшний день ее занимают не самые достойные люди. До той поры пока этот интерес не будет направлен в позитивное русло, пока не будет неформальных конструктивных идей, для воплощения которых ребята смогут проявить себя, – вероятность вовлечения их в различного рода экстремистские организации не будет снижаться. Под конструктивными идеями я прежде всего имею в виду любые идеи позитивного преобразования действительности (от помощи близким, нуждающимся в эмоциональной, материальной и иной поддержке, до реализации социально значимых проектов в форме, например, волонтерской деятельности). Конечно, все эти идеи должны носить именно неформальный, неофициальный характер, быть современными, привлекательными для молодого поколения. Может быть, не очень свежий, зато классический пример – тимуровцы: там была и социальная значимость для участников группы, и тайна, и романтизм, и героизация, и сопричастность к общему делу…

– В начале февраля этого года мы столкнулись с новым явлением – вооруженным нападением на школу, которое совершил подросток. В чем вы видите причины этой трагедии?
– Я думаю, что невозможно назвать единственную причину случившегося. Также как невозможно найти единственную причину, например, суицида подростка. Это всегда комплекс причин, связанных с индивидуальными особенностями личности, ситуацией развития (в т.ч. семейной), целым рядом внешних факторов (в т.ч. социальных).
С одной стороны, для подросткового возраста характерна импульсивность, противоречивость чувств, недостаточность самоидентичности (кто я в этом мире?). В этом возрасте подросток задумывается о своем месте в обществе, о жизни и смерти. В жизни подростка часто сочетаются неуверенность в себе и завышенная самооценка; ранимость, чувствительность и жестокость; упрямство и внушаемость и т.д. Вместе с тем, самоконтроль поведения еще недостаточно развит.
С другой стороны, семейные отношения, ценности в современном обществе претерпевают ряд изменений, не всегда позитивных: размываются нравственные нормы, утрачиваются семейные традиции, растет потребительское отношение к членам семьи. Все это транслирует ребенку не самую лучшую модель поведения, обесценивает его отношение к миру взрослых.
Наконец, перемены, происходящие в обществе, ведут к распространенности и легкодоступности алкоголя, наркотических средств среди молодежи, часто притупляя чувство самосохранения; пропаганде через интернет-сообщества деструктивных форм поведения; доступности агрессивных компьютерных игр и т.д. Все это ведет к размытости границ дозволенного и недозволенного, смещению ценностных ориентиров в обществе. Базовые понятия дружбы, любви и даже смерти подменяются виртуальными. Мало того что подростку нужно понять свое место в обществе, понять, кто он и на что способен, ему еще надо отделить виртуальный мир от реального. Иногда это становится непосильной ношей, от которой хочется избавиться раз и навсегда – или с помощью самоубийства, или вооруженного нападения на других людей, или других действий агрессивного или аутоагрессивного характера (агрессии, направленной на себя, например, нанесение себе телесных повреждений).

– Какие меры необходимо предпринять для того, чтобы подобное явление больше не повторилось? Надо ли повышать психологическую компетентность педагогов? Повышать требования к квалификации психологов? Проводить регулярные психологические скрининги с целью профилактики подобных явлений?
– В тех вопросах, которые вы перечислили, на мой взгляд, отсутствует главный – как научить родителей быть внимательными и понимающими по отношению к своему ребенку? Вопрос о том, как сделать так, чтобы отношения в семье были гармоничными, чтобы родители не просто обеспечивали всем необходимым ребенка, а знали, о чем тот мечтает, фантазирует, чего хочет добиться, чтобы от ребенка не требовали невозможного для него в угоду родительским амбициям – этот вопрос остается открытым. Безусловно, повышение квалификации педагогов, школьных психологов, проведение диагностических обследований, увеличение численности подростковых клубов (площадок) по интересам – необходимая, важная системная работа. Но, на мой взгляд, она не должна подменять функцию семьи.
Беседовала Татьяна Карпова


2 По данным Детского телефона доверия ЦЭПП МГППУ (Москва), 2013–2014 гг.
3 Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации [Электронный ресурс] // http://www.fond-detyam.ru/?node=210&lang=ru (дата обращения: 04.09.2013).
4 Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации [Электронный ресурс] // http://www.fond-detyam.ru/?node=210&lang=ru (дата обращения: 04.09.2013).

?

Log in