Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Ключ к реформам – свобода
eurekanext
громовый_ЖЖ

Чем закончилась оттепель 90-х?
В начале 90-х годов прошлого века наблюдался невиданный взлет педагогического творчества, когда после падения СССР вся система образования оказалась на грани хаоса, и административный прессинг на учительство был существенно ослаблен. Все, что символизировало систему внешнего командно-административного управления школьным образованием, тогда разваливалось на глазах.
В то время я был одним из тех, кто, почувствовав «ветер свободы», организовал инициативную группу по возрождению гимназии им. Тараса Шевченко в Кировограде, а впоследствии стал ее директором.
В ситуации «Спасайтесь, кто может» начальникам было не до нас, их позицию можно было сформулировать так: делайте что хотите, только нам не создавайте лишних проблем. Поводки были отпущены, и мы могли в полной мере воспользоваться ресурсом свободы. Довольно быстро без особых финансовых затрат нам удалось создать гимназию нашей мечты.
Опыт 90-х показал, что при любых обстоятельствах побеждают люди, которые имеют высокий уровень академической и экономической свободы.
Излишне доказывать, что ключевым элементом развития образовательной системы XXI века является свобода педагогической мысли и действия.
К сожалению, за последнее десятилетие в школьном образовании Украины, вопреки мировым тенденциям к децентрализации, мы наблюдаем появление признаков неототалитаризма. Форсированными темпами идет дальнейшая бюрократизация и без того крайне забюрократизированной системы, сворачивается пространство для творчества, уходят в прошлое прогрессивные педагогические практики, гаснут от безнадежности отечественные лидеры образования нового тысячелетия... Вынужден констатировать, что после «педагогической оттепели» 90-х теперь все возвращается на круги своя.
Конечно, этот рецидив неслучаен, ведь в нашей стране педагогов привыкли держать «на коротком поводке и на голодном пайке». «Закручивание гаек», будто бы с благой целью наведения «порядка», на практике оборачивается усилением прессинга на руководителей школ с тем, чтобы в конечном итоге добиться большего послушания и так суперпослушного учительства.

Можно выделить два прорыва по горизонтали в украинской школе: один состоялся в первой половине 90-х, когда инновации развивались по нарастающей, и второй, в конце этого периода, ознаменованного возвращением к авторитарной педагогике и сопротивлением педагогов этому процессу.

Прорыв на грани хаоса
Как можно охарактеризовать первую половину 90-х?
Во-первых, в этот период система образования приобрела необходимое разнообразие как главную предпосылку для успешного развития. Причем согласно закону, который сформулировал английский ученый Уильям Эшби, для успешного достижения цели разнообразие управляющей системы должно быть не меньше разнообразия управляемого объекта.
Когда мне выпала честь возглавить возрожденную гимназию им. Тараса Шевченко в Кировограде, я понимал, что передо мной стоит задача реформирования традиционной советской школы в современное образовательное учреждение, которое отличалось бы необходимым разнообразием. Только так можно было создать предпосылки для успешного развития муниципальной системы образования.
Конечно, мы вносили разнообразие в образовательное пространство вокруг гимназии только благодаря тому, что в самом учебном заведении была создана вариативная учебная среда, в которой каждый ученик мог найти применение своим силам.
Во-вторых, мы тогда активно учились всему новому: ставить задачи или определять, например, миссию школы, обеспечивать среду для развития в условиях свободы и т.д.
В общенациональном масштабе критическую точку хаоса, в котором система образования оказалась в начале 90-х, можно было пройти по двум сценариям:

  1. Даже незначительные изменения могли тогда стимулировать процесс ее коренного реформирования, если бы была политическая воля «нажать на нужные кнопки» и хотя бы малейшее желание руководителей образовательного ведомства осуществлять реальные реформы.

  2. Можно было надолго запереть систему в статическом состоянии, «закрутив гайки» расшатанного командно-административного механизма управления образованием.

К сожалению, в общенациональном масштабе был избран второй вариант развития событий, который стал дорогой в никуда. Произошло это потому, что мы не научились адекватно реагировать на хаос и действовать в ситуации развала, понятия не имели о методологии прогнозирования, не хотели допустить дальнейшего пребывания социально-педагогической системы в неконтролируемом сверху пространстве возможностей. Нам хотелось привычного и понятного «порядка», а не хрупкого балансирования на грани хаоса и обновления. Верх взяла многолетняя привычка «решать проблемы» и нежелание находить новые возможности и адекватные ответы на вызовы времени. Поэтому наиболее продуктивное состояние системы образования на грани хаоса было потеряно, а возможные изменения надолго дискредитированы.

Педагогическая «партизанщина» в период реставрации
В конце 90-х стал происходить возврат к традиционной системе образования.
Именно педагогическая «партизанщина» стала единственно возможным способом прорыва по горизонтали и участия в «движении сопротивления» против поворота системы образования к авторитарной педагогике. Я сам в течение длительного периода (1992–2005 годы) был довольно успешным «партизаном» в Кировограде. Пока наши педагогические генералы наверху и «гауляйтеры» внизу делали вид, что они вот-вот разорвут оковы советской или постсоветской системы образования, мы создали гимназию им. Тараса Шевченко как «освобожденную территорию».
Несмотря на попытки реставрации старой традиционной школы и стереотипов советской педагогики, есть немало директоров и учителей, которые понимают, что за закрытыми дверями своей школы (или класса) образовательную политику определяют именно они. Поэтому многие педагоги уже не хотят заниматься Сизифовым трудом втемяшивания в головы учеников вчерашних знаний, которые устареют еще до того, как дети переступят порог школы. Они ищут и находят свои ответы на вопрос о том, как учить нынешнее поколение соцсетей.
Представители авангардной педагогики действуют по принципу: «Чтобы победить систему, надо быть умнее ее». Они являются сторонниками подхода, провозглашенного американским предпринимателем в сфере IT-технологий Стивом Джобсом: «Думай иначе».
Поэтому, например, во многих школах появились такие педагогические ноу-хау, как индивидуальная образовательная программа, а также произошел переход от teaching (преподавания) к tutoring (индивидуальному педагогическому сопровождению ученика по индивидуальной образовательной траектории).
Именно такие изменения и приводят к реальному созданию «школы, которая не школа» (укр. «школи, яка не школа»), перехода от школы в стиле Web 1.0 к школе в стиле Web 2.0.
Конечно, процессы, которые происходят «по горизонтали», тоже крайне неоднозначны. Так, в украинском образовании отмечается инструментальный кризис, вызванный тем, что старые «орудия труда» доцифровой эпохи уже неэффективны, а новыми значительная часть учителей еще не овладела.
Есть и подмена настоящего образования «гламуром и глянцем» в некоторых так называемых престижных школах, для которых главное – «быть на волне», угодить вкусам «крутых» родителей, которые не вникают в тонкости организации образовательного процесса, а увлекаются внешними декоративно-камуфляжными «побрякушками». Такое попустительство явно неприхотливым вкусам «новых украинцев» ведет к примитивному образовательному ширпотребу.
Есть и слепое подражание той или иной педагогической моде, некритическое восприятие тех или иных зарубежных педагогических моделей.

Застой по вертикали
Несмотря на декларируемую необходимость перехода к «детоцентричной» модели школы, украинская система образования остается «начальникоцентричной», следуя принципу «начальник для начальника». Школа остается «бумагоцентричной», потому что именно на бумаготворчество направляется львиная доля усилий тех, кто в ней работает. Школа остается «МОНоцентричной» (МОН – Министерство образования и науки), потому что, несмотря на провозглашенную децентрализацию, все аспекты школьной жизни регламентируются «там, наверху».
МОНоцентризм и МОНополизм в образовании тормозят ее свободное развитие, сдерживают образовательное лидерство, ограничивают пространство для педагогического творчества. МОНолитная система обречена на застой и постепенную деградацию.
МОНноцентризм приводит к тому, что на всех уровнях управленческой иерархии в образовании те или иные решения принимаются:
а) неадекватно (без глубокого изучения образовательных реалий и привлечения профессионалов-практиков);
б) авторитарно (определяющим является влияние того или иного начальника на принятие решения, и решающее значение имеет влияние на «начальника» лиц, которые имеют «доступ к телу»);
в) кулуарно (без широкого общественного обсуждения, открытой профессиональной экспертизы).
Как следствие, имеем «изменения без изменений», псевдомодернизацию системы образования, которая призвана сохранить существующую ситуацию путем имитации реформ.
Отказ от застоя по вертикали означает переход от внешнего управления школами к внутришкольному менеджменту. Этот термин в англоязычной литературе звучит как «School – Based Management» (SBM). На практике это означает стратегию улучшения образования путем переноса ответственности за принятие решений на уровень школы. Переход к внутришкольному менеджменту непременно подтверждает правоту простых истин: лучше решают проблемы те, кто ближе к ним стоит, хорошей школой нельзя (и не надо) управлять, она сама знает, что делать...
Такая децентрализация управления системой образования имеет следующие преимущества:
– полномочия принимать решения переносятся из центра на периферию, с высших уровней образовательной иерархии на низовой операционный уровень;
– децентрализованная структура управления системой образования является более гибкой, чувствительной по отношению к местным потребностям;
– делегирование власти на местный уровень предусматривает рост ответственности и расширение круга обязанностей школьной общины;
– децентрализованные структуры более эффективны и оперативны по сравнению с громоздкими и медленными централизованными;
– глубокое осознание образовательных ресурсов и неиспользованных резервов, повышение профессиональной компетентности учителей происходит исключительно на местном уровне;
– децентрализация усиливает участие непосредственных участников образовательного процесса в решении всех вопросов развития школы.
Только отказ от застоя по вертикали может привести и к радикальным изменениям в кадровой политике. В одном областном центре мне сказали фразу о новых руководителях городского образования: они не только не знают, куда идти, они даже не знают, где они стоят. Волею судьбы или политической конъюнктуры эти люди сели в руководящие кресла, не имея ни малейшего представления о том, что там делать. Надувают щеки, угождают тем, кто сидит выше, набивают себе карманы, а как управлять образованием, понятия не имеют.
Если застой по вертикали будет сохраняться и в дальнейшем, противоречия в украинском образовании будут только накапливаться и консервироваться.
Прежде всего речь идет о таких противоречиях, которые вызваны:

  1. Существующей насущной необходимостью отказа от традиции стричь всех под одну гребенку и требованием индивидуализации образовательного процесса.

  2. Общемировой тенденцией к развитию лидерства, децентрализации управления и местечковым стремлением образовательных чиновников всех уровней удержать власть.

  3. Декларируемым курсом на расширение доступности образования и реальной практикой массового закрытия сельских школ.

  4. Стремлением обеспечить равный доступ к качественному образованию и усиливающимся разрывом между так называемыми элитарными школами и «школами-отстойниками».

Наряду с нерешенными старыми противоречиями появляются и новые: например, между насущной потребностью в максимально возможной индивидуализации обучения и стандартизированным внешним независимым тестированием (ВНО) или между объективными реалиями нового цифрового мира и отсталыми образовательными практиками фабрично-заводской эпохи.
По сути сейчас перед нами стоит триединая задача по развитию школьного образования:

  1. Перестройка школы на новых принципах.

  2. Перезагрузка содержания образования.

  3. Переустройство управленческих структур.

Только отказ от застоя по вертикали может привести к тому, что подготовка любых проектов вроде «Государственного стандарта базового и полного общего среднего образования», «Национальной стратегии развития образования в Украине» или «Концепции профильного обучения» будет направлена на выработку в нашем обществе общего понимания современной школы. Иначе у нас так и будет существовать вывернутая наизнанку школа вследствие того, что мы сначала захотели сбросить с нее старую одежду, но потом почему-то передумали и одели снова, забыв вывернуть на лицевую сторону.
Крайне важно также прекратить метания от одних образовательных реформ к другим, поскольку не может идти на пользу делу прерывание уже достигнутого прогресса и попытки в очередной раз все начать «с нуля». Ярким примером этого является отказ от 12-летнего школьного образования и возвращение к 11-летней школе после прихода к власти нынешнего президента и нового министра образования.
Излишне доказывать, что любые реформы образования сверху в любой стране обречены на провал, поэтому прежде всего надо открыть дорогу изменениям снизу. Ключ к этому процессу реформирования образования один: свобода педагогической мысли и действия.

Вместо послесловия
Во всем мире педагоги задают один и тот же вопрос: «Что сейчас больше всего необходимо школьному образованию?». Конечно, ответы бывают разные. Я поддерживаю тех, кто отвечает: прозрение!
Я имею в виду не какое-то неожиданное прозрение, которое вдруг осенит нас всех в «благословенное время». Прозрение – это коренное изменение мировоззрения, которое станет возможным благодаря совместным интеллектуальным усилиям тех, кто способен определить контуры новой «школы, которая не школа».
Для этого нам следует избавиться от иллюзии относительно возможности достичь «управляемости» сверху системой образования нового тысячелетия, понять, что реставрация простого и удобного в пользовании механизма внешнего администрирования может парадоксальным образом вызвать противоположный эффект: усиление дезорганизации педагогических систем, имитацию выполнения указаний сверху и другие тенденции, которые уводят нас назад, в прошлое.
Виктор Громовой,
независимый эксперт с образовательной политики,
Заслуженный учитель Украины

?

Log in

No account? Create an account