Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Возможность для развития детей-инвалидов
eurekanext
Шеманов_ЖЖ

Новый Закон «Об образовании» впервые вводит понятие инклюзивного образования, которое толкуется очень широко – как «обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей» (ст. 2, п. 27). Это определение нередко критикуется среди специалистов за расплывчатость, но я бы хотел отметить как его положительную черту, что оно говорит о равном доступе к образованию столь широко, не ограничивая это понятие ни конкретной формой образования, ни конкретным контингентом обучающихся.

Прежде всего, конечно, это понятие касается детей с ограниченными возможностями здоровья, включая детей-инвалидов, но не только их. Речь идет обо всем разнообразии особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей детей и взрослых. Много говорится и о развитии дополнительного образования, что было подчеркнуто еще в майских указах 2012 года президента России В.В. Путина. Мне это тоже представляется весьма положительной тенденцией. Однако, к сожалению, пока не вполне понятно, как именно инклюзия будет реализована в дополнительном образовании в текущих условиях. Необходима разработка большого количества уточняющих нормативных документов, которые бы регулировали численность групп, занимающихся по программам дополнительного образования, куда входят дети-инвалиды, квалификацию педагогов и т.д. Пока, судя по всему, в новом законе условия получения дополнительного образования детьми с ограниченными возможностями здоровья никак специально не регулируются.
Однако таким детям необходимы особые условия, связанные с особенностями имеющихся у них ограничений здоровья. Обычно группа, допустим, в кружке или секции составляет не менее 15 человек. В таких условиях особое внимание детям с ограниченными возможностями здоровья обеспечить не удастся. Кроме того, психологи считают, что таким детям лучше заниматься в группе, где их будет несколько. Наряду с общением со сверстниками без ограничений по здоровью им необходимо общение с себе подобными, признание их возможностей со стороны равных. Такие моменты тоже неплохо было бы как-то учитывать.
Есть еще одна сторона вопроса, о которой мало говорят. Среди детей с ограниченными возможностями здоровья есть немалое количество тех, чей диагноз связан с недостаточностью интеллектуального развития. Некоторые из них могут учиться в специальных школах. Однако некоторые в соответствии с современными требованиями таких школ квалифицируются как необучаемые. Большое количество исследований показывает, что такие дети могут реализоваться через художественное творчество. В ряде стран для них существуют специальные организации, где они могут рисовать, лепить, участвовать в театральных постановках под руководством специально подготовленных педагогов. Благодаря такому творчеству у них постепенно начинает развиваться речь, интеллект. В рамках такой деятельности они могут удовлетворять и развивать свою потребность в общении, в признании другими, расширяются возможности коммуникации. Формируется способность к символизации, к другим проявлениям того, что называют высшими психическими функциями.
Подобное развитие детей с ограниченными возможностями интеллекта является очень важным для общества. Оно открывает перед семьями таких детей новые возможности – в общении, в оценке самих себя и своих детей, в итоге повышается качество жизни подобных семей в целом. Кроме того, социальное государство должно предоставлять всем своим гражданам возможности для образования. Для детей с ограниченными возможностями интеллекта развитие средствами художественной, творческой деятельности нередко является единственно возможным. Если мы не создаем для него условий в системе дополнительного образования, то мы лишаем таких детей доступа к образованию вообще. Поэтому, возможно, стоило бы прописать в законе гарантии для бесплатного дополнительного образования детей с интеллектуальной недостаточностью, не способных освоить имеющиеся адаптированные программы соответствующей специальной коррекционной школы. К сожалению, сейчас в нашей стране существует лишь сравнительно небольшое количество организаций, которые реализуют подобные развивающие программы, опираясь зачастую на помощь спонсоров, если ее удается найти, или поддержку отдельных руководителей таких организаций. В основном это дело, которое держится на энтузиазме волонтеров, обычно объединений родителей таких детей, которые проходят повышение квалификации или переквалификацию и становятся педагогами или психологами. Результаты такой работы являются очень впечатляющими. В качестве примера могу привести опыт фестивального движения особых театров «Протеатр», которое существует уже 12 лет и только что провело свой пятый фестиваль. Мне представляется, что поддержке этого направления со стороны государства необходимо уделять больше внимания. Пока, к сожалению, этого не происходит, и реализация подобных инклюзивных программ в дополнительном образовании очень ограниченна.
Алексей Шеманов,
заведующий лабораторией проблем социокультурной реабилитации лиц
с ограниченными возможностями здоровья Института проблем инклюзивного образования
Московского городского психолого-педагогического университета


Детям нужно больше, чем им предлагают
Навернюк А. Ю._ЖЖtsp

Я работаю педагогом и руководителем мастерской «Фантазеры» ГБОУ ЦО № 1811 «Измайлово» г. Москвы и еще в школе, где дополнительное образование развито очень хорошо. Наш Центр образования – школа полного дня, и большинство детей находятся в нем до позднего вечера. Некоторых детей на какое-то время забирают домой их родственники или няни, а затем приводят на кружковые занятия к нужному времени, но у большинства родителей такой возможности нет, и дети остаются на продленке или переходят с одних занятий на другие. Это очень удобная система и для ребят, и для их родителей, хотя она подходит далеко не всем детям. Среди многочисленных кружков, которые представлены в нашей школе, каждый может найти себе то, что окажется ему ближе по интересам и способностям.
В нашей мастерской «Фантазеры» мы занимаемся с ребятами (от 1-го до 9-го класса) РТВ (Развитием творческого воображения), изучаем с ними основы ТРИЗ (Теории решения изобретательских задач), знакомимся с основами исследовательской деятельности, а затем мы пытаемся создавать индивидуальные и групповые исследовательские и изобретательские проекты, снимаем мультфильмы, сочиняем сказки. Главное, чему мы стараемся научить ребят – это тому, что творчески стоит относиться к самой жизни, любой сложной жизненной ситуации, из которой при желании всегда можно найти множество выходов.
Исходя из моего личного опыта и общения с коллегами, я могу смело утверждать, что интерес у детей и их родителей к дополнительному образованию гораздо выше, чем думают наши руководители из системы образования в департаменте или министерстве. Каждый год в начале сентября в школе проводится большое мероприятие – Ярмарка дополнительного образования, на которой происходит знакомство со всеми коллективами, работающими у нас, и, собственно, запись согласно тем часам, которые выделяются на доп. образование. Каждый год это большая проблема, потому что вместить всех желающих детей ни мастерская «Фантазеры», ни многие другие коллективы оказываются не в состоянии. Группы оказываются переполненными практически сразу же, как начинается запись, хотя, конечно, есть и коллективы, у которых набрать детей получается не за один день.
Это порождает проблему перегруженности групп, когда нам приходится тратить немало сил и времени в первые один-два месяца работы в новом учебном году, чтобы хоть как-то сократить группу до вменяемых размеров, т.е. до стандартного количества детей, по нормам формирования групп. Обычно мы совместными усилиями справляемся с этой непростой задачей.
Я не являюсь сторонником какого-либо предварительного отбора детей, кроме как по наличию желания у самого ребенка. Ведь за бортом могут оказаться те дети, которые еще не научились правильно и красиво презентовать себя, а также те, у кого пока не проснулись их реальные способности, и они, еще только начиная жить, уже чувствуют себя не вполне успешными. Таким детям наши занятия оказываются гораздо важнее, чем их более уверенным в себе одноклассникам. Среди наших учеников найдется немало очень ярких и талантливых детей, которых в общеобразовательной школе считают посредственными учениками или даже «головной болью» учителей, да и отношения с одноклассниками у таких ребят складываются не всегда благополучно. В нашей мастерской такие дети чувствуют себя гораздо увереннее, и им оказывается легче раскрыться и научиться добиваться успеха и в школе, и в жизни. Что касается оптимального количества детей в группах, хочется добавить, что мне бы хотелось проводить занятия в группах по шесть-восемь человек, а не по 15 и более детей, так как в нашей мастерской процесс работы строится на постоянном диалоге с детьми. Ребятам в процессе занятия необходимо делиться собственными идеями, участвовать в обсуждении задач, создавать собственные исследовательские и изобретательские проекты.
Думаю, что многие мои коллеги меня поддержат в этом вопросе, независимо от вида их деятельности.
Я понимаю, что требования к минимальному количеству детей в группе связано не с заботой об эффективности и комфортности работы детей и педагогов, но с вопросами финансирования, а это является самой сложной проблемой в современном дополнительном образовании. Все чаще то там, то тут поднимается вопрос о платности этого самого образования. Я совсем не против появления большого количества платных коллективов, но меня беспокоит то количество детей, родители которых не могут или не смогут воспользоваться этими платными услугами. Где тогда окажутся их дети? Какие новые виды деятельности они начнут для себя осваивать, оказавшись на улице?
Оплата труда у меня и моих коллег – вопрос непростой, потому что работу педагогов не только дополнительного, но и общего образования невозможно оценивать исключительно в почасовой оплате. Среди моих коллег, с которыми я дружу и плотно общаюсь, не найдется ни одного, кто не перерабатывал бы по количеству часов. Да и оценка работы педагога по достижениям ребят на разнообразных конкурсах тоже не всегда адекватна, ведь иногда работа учителя не видна невооруженным глазом, особенно если он работает со сложными детьми и подростками. К сожалению, наша работа все больше держится на энтузиазме педагогов, а не на какой-либо финансовой заинтересованности. Но долго ли сможет продержаться такое образование?
Анжелика Навернюк,
руководитель мастерской «Фантазеры»
ГБОУ ЦО № 1811 «Измайлово» г. Москвы

?

Log in

No account? Create an account