Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Снимите кино про Пинского, будет вам «Оскар»!
eurekanext
Адамский4_ЖЖ

Я часто хожу в кино.
Особенно после сложных семинаров или конференций, таких как осенняя и весенняя «Эврики», июльский БОФ или напряженный региональный семинар, когда надо читать каждый день сложные лекции, вести вечерние пленумы, а в перерывах – встречаться с региональными руководителям или исследовать муниципальное задание, систему оплаты труда, нормативное финансирование или что-то еще.
Или когда узнаешь о трагедии реального человека или о драматическом событии, несправедливости, чудовищной глупости или беспредельной мерзости, против которой ничего не можешь поделать – как защитить свой мозг от разъедающей рефлексии?
Надо переключаться, перемещаться в другие миры, заполнять свое сознание и мышление чем-то другим, иным, разным.
Когда каждый день общаешься с несколькими сотнями людей, пытаешься удержать их внимание и создать напряжение, интеллектуальное или эмоциональное – это переполняет настолько, что, кажется, тебя вот-вот разорвет изнутри от напряжения.
Кино – идеальный способ погрузить себя в другое. Но чем сложнее становится жизнь, тем труднее заставить свое сознание погрузиться в киномир.
Например, элитарное авторское кино меня уже не «цепляет» – экзистенциальные схемы искусственного самоистязания кажутся настолько надуманными по сравнению с напряжением реальной жизни, что тратить на это время – пустое. Ну, какой фильм сравнится с душевной катастрофой Ильи Фарбера, хотевшего изменить мир в маленьком селе и оказавшемся за это в тюрьме?
Результатов пересмотра этого дела ожидаешь с таким напряжением, что не сравнить ни с каким произведением искусства.
А недавно пришлось участвовать в попытке защитить кемеровского директора Вячеслава Лозинга, которого просто выжили из им же созданной школы – и это еще не финал, концовка вообще может быть трагической! Потому что разбирательство в Общественной палате только раздражило местную власть, было воспринято чуть ли не как личный выпад против властей.
Человек создал школу, воспитал коллектив, реализует сложнейший теоретический концепт развивающего обучения, как мог обеспечивал блестящее образование своим ученикам – за год выдержал 47 проверок и судов!
Я помню, как в свое время травили Олега Газмана – великого воспитателя – за нарушения в пионерском лагере, как отбивался от нападок Саша Тубельский, сколько пришлось пережить Толе Пинскому из-за драматических событий в его школе!
А как травили Симона Соловейчика за его «абстрактный гуманизм» и потом за педагогику сотрудничества!
Сколько пережил Миша Щетинин за свою систему образования!
А какие страсти кипели вокруг красноярской «Универс», школы моего друга Исака Фрумина в конце 80-х – чуть ли не вредительство приписывали!
Можно перечислять почти бесконечно – ни один из выдающихся педагогов моего времени не избежал унижений, нападок и драматических переживаний. Сегодня я вижу, как ценой собственной жизни борется великий психолог Александр Асмолов за создание развивающего стандарта образования!
Так же в свое время бился Василий Васильевич Давыдов за развивающее обучение – его из партии выгоняли, с директоров института снимали и чуть не уголовное дело заводили.
Никакое придуманное действие не сравнится по глубине драматизма и величия с тем, что совершает сегодня Александр Асмолов, никакое искусство даже близко не приближается к его подвигу.
Повторяю – это то, что сегодня происходит в реальности, но в то же время эту реальность трудно разглядеть за повседневностью «мероприятий», в которые она облачена.
Правда… я, конечно, понимаю, что иногда понять происходящее мне помогают книги, музыка и фильмы, которые я смотрел в предыдущей жизни.
Честно говоря, я увидел «Гамлета» Григория Козинцева с потрясающим Иннокентием Смоктуновским раньше, чем прочел Шекспира.
Я до сих пор не могу понять, как, из чего эти художники сотворили, соткали в свинцовой советскости мятущегося, рефлексирующего и живущего на пределе душевных сил своего (и моего) Гамлета?
Таким же потрясением были «Андрей Рублев» Тарковского, «Пейзаж после битвы» Анджея Вайды.
А почти решающим для выбора профессии стала «Стена» пинкфлойдовская, наряду с «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Это было так разительно непохоже на какую-нибудь «Сельскую учительницу» или даже на «Доживем до понедельника»…
И вот я думаю, что никто ведь не снимет кино про моих героев: про подвиг Соловейчика, про жизнь Александра Тубельского или про деяния Толи Пинского, про свершения Александра Асмолова.
Останется лишь история про то, как географ глобус пропил.
Поэтому, честно говоря, я не хожу на серьезные фильмы.
Мне хватает драматизма непридуманного, хотя иногда кажется, что это если не кино, то сон.
Я люблю простые истории с Брюсом Уиллисом и Брэдом Питтом, я люблю все серии «Назад в будущее» и сериалы «Скандал» и «Западное крыло».
Потому что кино – не главнейшее из искусств, это просто легкотня. А по сравнению с образовательной политикой – просто сущая легкотня.
Не ругайте меня, мне просто не повезло, смотрите серьезные фильмы, там, наверное, все так захватывающе интересно…
Александр Адамский

?

Log in

No account? Create an account