Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Уроки от Вячеслава Лозинга
eurekanext
Воронцов1_ЖЖ
Ситуацию вокруг гимназии № 42 города Кемерово можно назвать наглядной иллюстрацией того, к чему приводит «ручное управление» в образовании. Кому-то может показаться, что это частный случай, что причина в личности самого директора Вячеслава Лозинга. С моей точки зрения, то, что произошло в Кузбассе, есть следствие изменений в образовательной политике нашего государства.

Принятый в 1992 году Закон РФ «Об образовании» был революционным, самым демократичным на тот момент образовательным манифестом молодой России. Лично я гордился тем, что мы стали осуществлять свою деятельность в рамках нового правового поля. Однажды, в середине 90-х, на совместном семинаре с директорами школ из Англии после общения с коллегами я искренне сказал: «По итогам семинара я понял, что мы самая демократическая страна в мире, у нас самый классный закон “Об образовании”. Те, кто в то время это понял, смогли построить учреждения нового образца – школы, ориентированные на «свободную педагогику». До 1992 года у нас не было вариативного образования. В середине 90-х годов впервые родители и дети получили реальную возможность выбирать школу. Впервые было ликвидировано «приписывание» ребенка к конкретной школе, ушло, как казалось, в небытие понятие «микрорайон школы». Родитель получил право доверить ребенка изначально выбранной педагогической стратегии. Это было главное завоевание молодой России. Единомышленники данного процесса: школа Монтессори, Вальдорфская школа, школа диалога культур Библера, система развивающего обучения Л.В. Занкова, Д.Б. Эльконина – В.В. Давыдова и другие стали альтернативой традиционной репродуктивной школе. Часть управленцев поступали правильно. Внутри одной школы начали рождаться небольшие филиалы, классы (подразделения), ориентированные на разные образовательные программы, чтобы удовлетворить запросы родителей на стадии реального выбора. Такой была в свое время маленькая (расположенная в помещении детского сада) школа № 42 г. Кемерова, «Эврика-Развитие» г. Томска, школа «Умка» в рамках большой школы № 202, наш Экспериментальный учебный комплекс «Школа развития» в рамках большой школы № 1133 г. Москвы. Эти учреждения были сориентированы на альтернативную в то время образовательную систему Эльконина–Давыдова. Именно в эти классы родители вели детей целенаправленно: мамам и папам хотелось, чтобы их дети учились в Школе мышления, Школе инициативы, самостоятельности и ответственности. В школе, которая учит учиться, формирует, как у нас говорится, «субъекта деятельности», имеющего свое мнение, свою точку зрения, способного ее отстаивать, обладающего самооценкой и т.п. Вступив в новый период развития страны, мы утратили именно эту составляющую личности: «Школа должна учить мыслить!» В подобные классы было трудно попасть, т.к. их было крайне мало в регионах. И самое главное в этих школах: каждый ребенок воспринимался всеми взрослыми как личность, а не как объект из «камеры хранения»…
Но время бежит, что-то меняется… Меняется власть, меняется вектор развития общества, и вновь в последние годы мы начали возвращаться к тому, от чего ушли в середине 90-х годов: вновь дети приписаны к микрорайонам, постепенно родители теряют право выбора, вновь школа фактически (а не на бумаге) практически лишается возможности реализовывать ту образовательную программу, которую педагогический коллектив считает наиболее продуктивной, исходя из своего мировоззрения (для справедливости: и закон, и ФГОС декларируют свободу и самостоятельность ОУ). Убежден как педагог, управленец с почти 30-летним стажем: не может школа всем угодить! У школы должно быть свое лицо. И именно такие школы на данном этапе еще пока востребованы родительской общественностью…
Но вернемся к ситуации вокруг гимназии № 42 города Кемерово. У многих возникает вопрос: почему такой опытный, известный, многоуважаемый Вячеслав Лозинг решил уйти с поста директора? С моей точки зрения, ответ простой: директор гимназии В.Р. Лозинг отказался превращать гимназию развивающего образования в «простолюдинскую» школу.
В своем интервью В.Р. Лозинг рассказывает: «Некоторые из победивших в конкурсе на социальное жилье стали требовать – дословно – вместо гимназии “простолюдинскую” школу: “Мы простые люди, нам нужна простолюдинская школа”. Они не захотели выбрать любую другую школу в городе под себя и для себя, они стали насиловать и изменять гимназию».
В этой цитате Вячеслава Лозинга содержится понятийное ядро проблемы. И это есть реальный социальный эффект от возвращения в микрорайон. Подобные родители – а таких, к сожалению, с каждым годом становится больше – игнорируют образование, ориентированное на совместное творчество и деятельность детей и взрослых. Данная модель образования требует участия не только самой школы, но и родителей. Но часть (объективно бо́льшая часть!) родителей все меньше и меньше хотят заниматься детьми: им, безусловно, легче сдать детей в «камеру хранения»… и пусть школа делает все что хочет в режиме «абсолютного доверия». Да, мы, работники, были бы не против этого, но как только начинает получаться «продукт» в виде самостоятельной, инициативной личности, то родители начинают бежать в школу и спрашивать: «Что вы сделали с нашим ребенком?».
Итак, первый урок кузбасской ситуации? Школы, ориентированные на инновационные программы, становятся невостребованными в современном обществе. Общая социально-политическая ситуация вновь требует людей, которые в большей мере должны быть исполнителями. Творческих, креативных, самостоятельных и инициативных, имеющих иное мнение индивидуумов нам вновь не надо. Реанимируем серые, общеобразовательные школы для всех: с единой школьной формой, с едиными учебниками и едиными программами. Мой прогноз – в ближайшее время сложнее всего будет именно тем школам, которые «не такие, как все», тем, кто ориентирован на формирование свободной и ответственной личности. Свою роль сыграл и ЕГЭ. Многих родителей интересует теперь только одно: чтобы дети написали тест. Отсюда и требование к школе: тесты, тесты, тесты... Школы, которые много времени занимаются внеурочными формами образования, внеучебными видами деятельности, называют «развлекаловкой», а школы, которые натаскивают на ЕГЭ, – «хорошими, продуктивными, перспективными»… Главный показатель «качества образования» – результаты ЕГЭ, ГИА. Хотя с самого начала «родители» ЕГЭ говорили на всех уровнях – не оценивайте школу, педагогов по ЕГЭ. Этот «инструмент» для другого. Но до сих пор никто не услышал этой установки. Получив в руки единственный инструмент оценки качества обучения, им стали размахивать налево и направо.
Второй урок нам преподал Вячеслав Лозинг. Мы, руководители, недооцениваем государственно-общественное управление в школе. Если бы в гимназии был не только формальный наблюдательный совет (гимназия является автономным образовательным учреждением), но и серьезный Совет гимназии, Попечительский совет, в которые вошли бы родители, общественные деятели, разделяющие идеологию и политику директора, уверен: государственно-общественное управление не допустило бы 47 (!) проверок гимназии в течение одного года. Общественные структуры в школе обязаны защищать интересы детей, педагогов и администрации школы. Мы пока еще недооцениваем эти возможности в управлении. И поэтому до сих пор в школах государственно-общественное управление находится в зачаточном состоянии.
И третий урок. К середине 90-х годов у нас в образовании было несколько десятков, а может быть, и больше разных общественных профессиональных педагогических организаций, ассоциаций и объединений. Где они все? В сложившейся ситуации, в том числе и с гимназией № 42, где общественные организации, которые могли выступить в защиту и человека, и в защиту реформ образования? На деле мы не можем оперативно самоорганизоваться и серьезно ответить тем чиновникам, которые выходят за рамки допустимого и начинают творить такие вещи, которые должны пресекаться на корню по закону. Власть декларирует «не кошмарить бизнес», издаются законы, которые ограничивают всякие проверки, а на деле – около 50 проверок по разным направлениям? Кто подобное может выдержать? И все мы молчим?! Завтра придут к нам! В стране опять появился «страх»… А мы за 20 лет российской власти так и не имеем ни защищающих педагогов профсоюзов (на сегодняшний день непонятно, чьи интересы они отстаивают!), ни своей общественной организации… Поэтому пришло время вновь собираться, объединяться, чтобы заявить наши интересы и донести до власти, что по факту в образовании серьезный кризис! При таком диагнозе никаких ФГОС нам не ввести, ни о каком новом качестве говорить не приходится… все остается на уровне желаний и не более. Все сводится к присказке В.С. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».
Гимназия № 42 и ситуация вокруг нее – это только начало. Если не предпринять оперативных и продуктивных мер с целью быть услышанными властью, мы молча согласимся с «местным» очаговым уничтожением инновационных школ, а затем и системы развивающего образования по стране в целом! Этого допустить нельзя! Ради нашего будущего – наших детей!
Алексей Воронцов


Письмо в поддержку Лозинга

?

Log in

No account? Create an account