Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Образовательный футуризм
eurekanext
буга1_ЖЖ


Модели не управляют образованием,
но показывают, как образование управляется.
Перефразируя Кронекера

Меня переполняет здоровая зависть и сожаление по поводу того, что не смог принять очное участие в межрегиональной конференции «Авторская школа – “Эврика”». Тем не менее благодаря IT внимательно следил за происходящим в Измайлове и хочу поделиться рефлексивными мыслями по поводу…
То, что сегодня происходит на площадках «Авторской школы», можно с превеликим удовольствием назвать образовательным футуризмом (с оговоркой – для России). А это факт не просто замечательный. Это событие, задающее новый отсчет линейного времени, т.е. «начинающее историю» и определяющее направление и качественные характеристики этой «потенциальной истории» не столько для самой «Эврики», сколько для российской системы образования вообще.
Любая культура (в т.ч. образовательная) реализуется как история культуры. Это неизбежная константа ее существования (Ю. Лотман).
Ответ на вопрос о том, каковы механизмы этого существования, мог бы в какой-то мере послужить ответом и на вопрос о моделировании в открытом культурно-информационном пространстве Интернета образовательных сетей как постоянно видоизменяющихся, трансформирующихся, регенерирующих, саморегулирующихся и саморазвивающихся систем, функционирующих в состоянии неустойчивого равновесия.
В определенном смысле мы живем и образовываемся в объективной реальности, которая на самом деле объективна в первую очередь за счет субъективности нашего восприятия. Язык – это не столько средство и инструмент коммуникации, сколько способ существования индивидуального самосознания (М. Хайдеггер). И основная функция языка – не коммуникация, а называние, обозначение, наполнение смыслами «предметного мира» окружающей нас объективной реальности.
Разнообразие языков (способов образовательных программ, входящих в мета-структуру образовательной сети) инициирует динамику, т.е. историю образовательной культуры. При этом история эта вынуждена сопровождаться «расщеплением» образовательных программ на все новые и новые. Конечно, субъекты, пользующиеся данной мета-структурой, в режиме функционирования могут игнорировать эти вновь возникающие таксоны, тем самым провоцируя долговременную устойчивость мета-структуры (кстати, есть подозрение, что именно это в первую очередь и предопределило то, о чем А.И. Адамский говорит: «Проектирование пошло по пути искусственного внедрения идеальных форм, а не по пути рефлексии»).
Сеть – в каком-то смысле достаточно автономная структура. И в этом плане ценность отдельных ее элементов определяется набором структурных функций, т.е. системой внутрисетевых (и внесетевых) связей.
И в этом смысле сеть обладает своим способом как своим языком. Своим языком (способом) обладают и компоненты сети. Следовательно, имеет смысл говорить о языке и тексте сети.
Язык заведомо больше текста. Способ заведомо больше структурной общности, пользующейся этим способом.
Язык способен породить бесконечное множество текстов. Способ способен породить бесконечное множество элементов сети и других сетей.
При этом текст сети наделен смыслом, и этот смысл неотделим от структуры этого текста. Поэтому текст сети подлежит не только описанию, но и интерпретации. Число возможных интерпретаций не ограничено. И это ключевой принцип реализации сети.
Кроме того, текст сети не является продуктом реализации лишь одного внутрисетевого языка. Любой текст любой сети полиязычен (т.е. создается с помощью не одного языка).
Главная целостность – текст.
Акт коммуникации – акт перевода, акт трансформации. Текст трансформирует язык, адресата, устанавливает контакт между адресантом и адресатом, трансформирует самого адресанта.
Текст сети трансформируется сам и перестает быть тождественным самому себе. Когда текст сети включается во все новые внетекстовые связи, его структура постоянно усложняется, семантика обогащается.
Иначе говоря, мы сегодня совершаем первый реальный шаг к тому, чтобы образовательное пространство в силу прежде всего своей открытости трансформировалось в содержание образования. Ибо любой текст сам по себе уже культурная функция (а разве это не есть содержание образования, как проекция культуры на личность...).
Но…
Остается добавить, что язык «Эврики», определяемый самим предметом нашей деятельности, не выходит за ее пределы, во внешнюю часть российского педагогического сообщества. Мы – как управляющее устройство в броуновском моторе, извлекающее энергию, которая содержится в «нелинейном расписании» хаотического движения частиц… И пока энергозатраты превышают энергетическую прибыль.
Понятно, что это – ради выигрыша во времени: «За скорость надо платить!»
Николай Бугаев

?

Log in

No account? Create an account