Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Реакция в соцсетях
eurekanext
Андрей Остапенко и Темыр Хагуров из Краснодара в Живом Журнале опубликовали свою реакцию на мониторинг (http://ost101.livejournal.com/13548.html#comments). Министерство образования они называют министерством ликвидации, а мониторинг вузов – очередным его перлом, эпидемией шизофрении и злым умыслом. Блогеры считают, что понятие «эффективность/неэффективность» очень мало применимо к оценке качества образования, и перечисляют три шага к уничтожению государственных вузов: повышение минимальной стоимости обучения студентов-договорников в государственных вузах до 60 тысяч рублей в год, решение о сокращении филиалов некоторых вузов и собственно министерский мониторинг, который призван «убить остатки советского высшего образования, которое еще дергается и сопротивляется реформаторам и модернизаторам». В посте они предлагают инициировать широкую общественно-профессиональную дискуссию относительно предложенных министерством критериев оценки деятельности вузов с доведением ее результатов до президента и правительства и с выходом на законодательные инициативы.
Максим Кононенко в своем ЖЖ (http://kononenkome.livejournal.com/1002971.html) написал пост про эффективность, в том числе и о том, что «большинство гуманитарных и педагогических вузов неэффективны», а вот ни одного неэффективного юридического вуза не нашлось!
Бурная дискуссия разгорелась на Фейсбуке, в сообществе «Вести образования». Сергей Заир-Бек призывает спокойно анализировать, что делать с результатами мониторинга, а не кричать, что МОН все погубил. Павел Сергоманов считает, что информация представлена министерством внятно и нужно анализировать причины такого положения дел, источники существования этих причин и возможности (ресурсы) для регулирования. Анна Хамардюк считает, что информация подана именно так, чтобы вызвать скандал, для отвода глаз. А Мария Гончар уверена, что процедура мониторинга прозрачная и открытая: «Этот мониторинг не про похвалить – он такой задачи не ставил и не мог решить». Сергею Заир-Беку тоже понравилось, что МОН принял решение сделать политику в отношении вузов публичной, чтобы были видны истоки тех или иных решений: «И нравилось, что все равны, нет никаких исключений: вот что есть, то и на поверхности. Только это изначально было крайне смело и ожидаемо проблематично».
Максим Терехов считает, что отчет составлен формально, «поскольку составители тоже понимают, что решаться будет все равно из высших соображений, а не по замерам, критерии которых субъективны, всегда подкрутить можно в ту или иную сторону».
Хотя бояться надо другого – последующих шагов. Большое беспокойство, по мнению Людмилы Носовой, вызывает отношение к педагогическому образованию. Заметим, что в числе неэффективных оказался 31 педвуз страны, что немало.
Это значит, что качественно должно измениться педагогическое образование и система повышения квалификации учителей.
А Юрию Романову кажется, что, «какие бы критерии не выбрали, результат получился бы одинаково невалидным, если критерии выбирать в количестве пяти штук». Кроме того, внешний формальный мониторинг, может быть, нужен только для того, чтобы прикрыть им административные мероприятия, решения о которых принимаются не на его основании. Потому что принимать их на основании этих пяти критериев как минимум странно.
Так же у блогеров есть сомнения: если есть процедура аккредитации вуза, а мониторинг дублирует эту процедуру, зачем он тогда и почему не изменить систему аккредитации, в том числе сделав ее более дифференцированной и выведя часть показателей в режим текущего мониторинга с тем, однако, чтобы решения принимались по результатам комплексной проверки. Кроме того, часть участников сообщества считает, что беда обсуждаемого мониторинга в том, что в его основе не лежит какой-либо внятный стандарт. А потому он неизбежно ущербен с правовой точки зрения.

?

Log in

No account? Create an account