Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Риски и эффекты мониторинга вузов
eurekanext

По подсчетам Минобрнауки, содержание одного бюджетного места в вузе будет обходиться от 60,2 до более 112 тысяч рублей.
На содержание заключенных тратится от 46,7 до 96 тысяч рублей.


Проведенный Минобрнауки России мониторинг вузов Российской Федерации вызвал неоднозначную реакцию как среди образовательного сообщества, так и среди широкой общественности.

Восприятие
Система образования по-прежнему воспринимается обществом как социальный институт, несущий в себе базовые основы сильного государства, гарантирующего своим гражданам бесплатное, общедоступное и качественное образование. При этом эталоном такого института остается советское образование в целом и высшее образование в частности.

Различия
Вместе с тем данные статистики говорят о существенных отличиях нынешней системы высшего образования от советской.
По официальным данным Минобрнауки России, из общего числа выпускников средних школ 2012 года более 80% поступили в высшие учебные заведения. Система высшего образования стала фактически безальтернативным этапным институтом выстраивания в дальнейшем профессиональной карьеры, с одной стороны. С другой стороны, это институт защиты от нежелательной для большинства граждан обязательной службы в Вооруженных силах Российской Федерации.
Вместе с тем государство и общество отмечают снижающееся качество высшего профессионального образования при сохранении его привлекательности.
Тезис: качество – падает, привлекательность – растет.
В глазах граждан высшее профессиональное образование теряет свое качество вследствие:
– низкого финансирования вузов и прежде всего низких зарплат ППС и низкого финансирования вузовской науки;
– снижения конкурентоспособности высшего образования в целом и ведущих вузов (МГУ, СПбГУ – в рамках основных мировых рейтингов вузов) в частности;
– отъезда ведущих российских ученых за рубеж;
– повышения доступности высшего образования вследствие увеличения числа прежде всего негосударственных вузов и филиалов государственных вузов (в том числе под маркой традиционно высоких брендов), которые принимают практически с любыми результатами ЕГЭ.
Тезис: качество падает, потому что доступность повышается.

Раздражение вызвано…
– несоответствием результатов натуральным ожиданиям и стереотипам.
Несоответствие выразилось в том, что значительное число вузов попало в «красную» группу, а это значит, что значительное число граждан обманулось в своем выборе вузов.
Среди технических вузов не соответствуют стандартам 12 (11%) вузов, среди творческих – 20 (36%), среди классических не соответствуют 69 (30%) вузов. 31 педагогический вуз также не подошел под требования, а это почти 59% от общего числа проверенных вузов данного типа. Самый лучший результат среди медицинских вузов – всего 4 (8%). Так как под мониторинг попали не все вузы, то конечные числа могут отличаться на 5-7%.
Раздражило попадание в «красную группу» ряда вузов, обладающих высокими брендами, например РГГУ, МАРХИ, МПГУ и ряд других.
Данные вузы, по устоявшемуся мнению, являются одними из наиболее привлекательных для обучения, вследствие чего доверие к результатам мониторинга, показывающего иной результат в отношении данных вузов, снижается.
Ряд критериев, по которым проводилась оценка вузов, ряд экспертов (большинство) отнесли к техническим, не отражающим качество образования в вузах.
Данный фактор является одним из наиболее существенных для формирования общественного мнения. Заявление ряда ученых и политиков, что критерии оценки не подходят для оценки качества вузов (приводятся аргументы о том, что по данным критериям тот или иной вуз относится к «красной» группе, а его филиал – к «зеленой»).
Насторожило заявление Минобрнауки России (перед началом проведения мониторинга) об институциональных и организационных решениях по его результатам (слияние, ликвидация, реструктуризация).

Ожидания… опасения…
Для большинства граждан и в том числе для представителей вузовской общественности выстраивается несколько зависимостей:
1)    Вузы из «красной» группы будут сокращать или соединять с другими, которые не являются лучшими, по сравнению с вузами «красной» группы (не очень удачные примеры подобных слияний известны, ряд федеральных университетов, по мнению общественности, не отвечает требованиям высокого качества образования).
2)    Наличие среди критериев оценки «критерия эффективности использования площадей вуза» порождает опасения, что результаты мониторинга будут использованы для перераспределения и отъема «якобы неэффективной» собственности вузов «красной» группы в рамках коррупционных механизмов.
3)    Уже имеющиеся место попытки ряда губернаторов регионов (например, Кировская область – губернатор Н. Белых) в непубличном режиме «решить вопрос» о переводе оказавшихся на их территории вузов «красной» группы в «зеленую» группу или о не включении их в перечень реструктуризируемых вузов. Попытки подобного же лоббирования со стороны представителей политических партий, чьими членами являются ректоры вузов «красной» группы, и иных политических групп. Данный фактор можно назвать фактором неприятия непубличной политики влияния на принимаемые управленческие решения, что, по мнению граждан, снижает шансы на справедливость и повышает коррупционность проведенного мониторинга.
Ожидается рост общего недоверия населения политике Минобрнауки России, направленной на проведение реформ образования.
Негативный фон от проводимых правительством РФ образовательных реформ в сочетании с ухудшающимися показателями качества образования изначально снижает доверие к любым мероприятиям, проводимым Минобрнауки России, формирует негативное отношение к фактически любым действиям власти, направленным на дальнейшие преобразования в сфере образования. Данное отношение поддерживается общим нейтрально-негативным медиафоном в СМИ.
Есть опасения в ущемлении непосредственных интересов граждан по результатам мониторинга.
По результатам анализа мониторинга вузов в вузах «красной группы» обучается 1 млн 755 тыс. 750 человек, что составляет 30% (в случае привязки к данным Росстата), или 27,8% (в случае сопоставления с открытыми данными самих вузов). Кроме того, следует учесть, что в вузах «красной группы» работают 105 тыс. 440 человек из числа профессорско-преподавательского состава (открытые данные с сайтов вузов). При сложении этих данных оказывается, что как минимум 1 млн 861 тыс. 190 человек непосредственно затронуты результатами проведенного мониторинга. Значительная часть вузовского профессионального сообщества склонна рассматривать результаты мониторинга вузов и возможные последующие меры как наступление государства на традиционные академические свободы и автономию высших учебных заведений.
Наконец, возникает ощущение, что результаты мониторинга вузов в значительной степени подрывают доверие к процедурам государственного контроля и оценки качества работы вузов (лицензирование и государственная аккредитация), так как размытое понятие «эффективность вузов» накрывает всю совокупность контрольно-диагностических процедур, а результаты мониторинга расходятся с результатами госконтроля.

Предлагаемая интерпретация и рекомендации по выражению позиции
Данный мониторинг и его результаты необходимо рассматривать как часть необходимых и давно назревших процедур по санации системы профессионального образования в целом и высшего образования в частности.
Исходя из отмеченных выше рисков, следует особо выделять меры, ведущие к их снижению.
На сегодняшний день ряд выступлений представителей Минобрнауки России (прежде всего министра образования и науки Дмитрия Ливанова и его заместителя Александра Климова) уже являются в значительной степени попытками снизить негативный фон по отношению к результатам мониторинга.
Вместе с тем министерство является заинтересованной стороной, вследствие чего доверие к высказываниям первых лиц снижается подозрениями граждан в попытках скрыть от общественности ряд готовящихся политических решений.
В связи с этим при выражении публичной позиции подчеркнуть ее неаффилированность с позиций министерства, с одной стороны, а с другой стороны, учесть в ней опасения граждан и выступить в роли третьего лица, имеющего при этом значительный ресурс влияния на принятие решений.
При выражении позиции важны следующие акценты:
– Важность полной прозрачности и публичности принимаемых решений по результатам мониторинга. Результаты мониторинга должны быть открыты для граждан на специальном ресурсе в полном объеме, включая методологию и методику его проведения и неагрегированные результаты по каждому вузу и филиалу. Сам мониторинг должен стать регулярным, а его критерии должны быть открытыми для всех граждан с объяснением важности и однозначности каждого из них.
– Одними из важных механизмов принятия решений по результатам мониторинга должны стать не рабочие группы (граждане не понимают, что собой представляют рабочие группы, кто в них входит и для чего они созданы, рассматривая их как инструмент скрытого лоббирования или прикрытия непубличных непопулярных решений), а публичные структуры, известные обществу: Общественный совет Минобрнауки России, Общественная палата Российской Федерации, Федеральное собрание Российской Федерации.
– Возможно заявить об открытии краудсорсингового обсуждения мер по оптимизации мониторинга вузов. Идеальный вариант – перевести в такой формат половину всей работы.
– При работе с представителями регионов важно отметить, что по результатам мониторинга вузов возникла благоприятная ситуация с повышением привлекательности учреждений довузовского профессионального образования (НПО\СПО как альтернатива высшего профессионального образования).
Для этого предложить создавать совместные с работодателями координационные советы по развитию профессионального образования в субъектах Российской Федерации. Координировать такую работу мог бы Совет Федерации, ведя мониторинг развития систем профессионального образования в субъектах Российской Федерации, а также формируя предложения по адресному федеральному финансированию подготовки по наиболее востребованным для инновационной экономики профессиям и специальностям.
Среди предпринимаемых Минобрнауки России мер следует особо активно поддержать меры по совершенствованию нормативно-правовой базы функционирования и развития профессионального образования, в том числе:
– Совершенствование процедур лицензирования и государственной аккредитации в сторону их независимости, профессионально-общественного характера. Корреляция критериев государственного контроля качества образования и регулярного мониторинга вузов. Возможность проведения внеплановых процедур проверки качества образования в ряде вузов, отнесенных к «красной группе».
– Поддержка усилий по нормативно-правовому обеспечению введения льготного режима налогообложения для вузов, отнесенных к «красной» группе, реализующих комплексные антикризисные программы или программы развития, поддержка инициатив по совершенствованию механизмов государственно-частного партнерства (которые в настоящее время очень плохо работают из-за препятствий, связанных с действующими нормами Бюджетного и Налогового кодексов Российской Федерации). В рамках этой инициативы возможно создание в СФ РФ совместной с РСПП и ТПП комиссии по подготовке предложений в рамках принятия поправок в нормативно-правовые акты РФ в связи с принятием Закона «Об образовании в Российской Федерации». В рамках этой же комиссии возможно обсуждение поправок, вводящих образовательный франчайзинг.

  • 1
У меня сестра историк по образованию. Мы с ней вчера сели вспоминать хотя бы одну реформу, которая была бы всеми однозначно и радостно воспринята. Таких реформ не существует, как оказалось. Это я к тому, что люди вообще всегда будут протестовать против нового, даже если будут видеть, что старое уже никуда не годится.

Высшее образование последние годы у нас действительно не ахти. Реорганизация вузов вполне закономерна. То, что она прошла несколько скоропалительно, это да. Но м.о. сейчас уже пересматривает свои решения.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account