Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Мнения
eurekanext

Владимир Путин, президент РФ: «Высшие учебные заведения, которые дискредитируют систему образования, должны «уходить со сцены». (ИА «Росбалт», 24.08.11)

Дмитрий Медведев, премьер-министр: «Очевидно, что общее количество вузов превосходит все разумные рамки. Карфаген должен быть разрушен, значительная часть вузов, которые не отвечают современным критериям, должна быть перепрофилирована или закрыта» (июль, заседание Открытого правительства).

Ольга Голодец, зампредседателя правительства РФ: «Этим вузам стоит хорошо задуматься. Это серьезное пятно на репутации. Эта оценка, которая основана на абсолютно понятных счетных показателях, почему вдруг в том или ином вузе произошла такая история. Каждый вуз сейчас готовит свою программу развития и выхода из сложившейся ситуации, а Министерство образования и науки будет индивидуально заниматься с каждым вузом, попавшим в «черный список» (РИА «Новости», 9.11.12).

Андрей Фурсенко, помощник президента России, экс-министр науки и образования РФ: «Мониторинг – первый шаг в длинной цепочке действий, которая может привести к улучшению работы вуза, а может привести к его реорганизации. Формирование вуза как эффективного напрямую зависит от поддержки региона. Мы видим, как вырос Сибирский федеральный университет, когда Александр Геннадиевич Хлопонин поставил задачу перед руководством региона и вовлек министерство, чтобы сделать серьезный и значимый вуз. Это было абсолютно необходимо для развития экономики очень большого Красноярского края» (канал «Россия 1», 7.11.12).

Дмитрий Ливанов, министр образования и науки РФ: «Мы впервые провели полномасштабную диагностику качества высшего образования. Ничего подобного ранее не было. Важно, что все вузы прошли оценку по единым и понятным критериям. Теперь у нас есть полный свод данных о качестве образования в каждом филиале, вузе, регионе. Любой человек может, зайдя на сайт министерства, оценить, насколько хорошо тот или иной вуз функционирует» (BFM.ru, 2.11.12).
«Мониторинг эффективности вузов станет обязательным для всех учебных учреждений без исключения со следующего года. Я рассчитываю на принятие соответствующего закона Думой. Выявляя неэффективные учебные учреждения, власти вовсе не стараются сократить количество вузов. Каждый случай несоответствия уровня вуза необходимым требованиям нужно исследовать индивидуально» («Эхо Москвы», 7.11.12)

Игорь Федюкин, замминистра образования РФ: «Предложения по исправлению ситуации в вузах, у которых по результатам мониторинга Минобрнауки РФ были выявлены признаки неэффективности, будут сформулированы через три-четыре месяца. Попадание в список вузов, имеющих признаки неэффективности, не означает, что вуз плох. В каждом конкретном случае нужно смотреть, вузам надо помочь, где-то нужны ресурсы, где-то нужна методическая помощь. А где-то проблемы с менеджментом, где-то нужны меры по реструктуризации» (РИА «Новости», 2.11.12).

Александр Климов, замминистра образования: «Если есть понимание, что вуз выполняет важную задачу и необходим в этом населенном пункте, – будут выработаны меры поддержки для того, чтобы в течение года вывести его из зоны риска. Если есть понимание, что проблема в управлении, то будут предприняты действия по отношению к руководству. Если регионы и федеральные органы признают несостоятельность учреждения, то будет происходить присоединение к более сильным» («Пять углов», 6.11.12).

Исаак Калина, руководитель Департамента образования г. Москвы: «Мы должны помнить, что все это делается для повышения качества образования, и если оно низкое, необходимо делать все для его повышения. Но тут есть ряд тонкостей, которые необходимо учитывать. Согласитесь, если какой-то вуз попал в список неэффективных, но мы точно знаем, что пару лет назад положение дел в нем было гораздо хуже, а сейчас наметилась четкая динамика к росту и развитию, нужно постараться не отбить у его ректора инициативу к преобразованиям. С другой стороны, есть немало известных и почтенных вузов, которые пока еще считаются эффективными, хотя за последние годы их рейтинг неуклонно снижается, и качество образования падает. С их ректорами следует провести серьезную профилактическую работу, ведь в противном случае вуз обязательно окажется в «черном списке». Наконец, я уверен, нужно делать упор не только на выявление неэффективных вузов, которые находятся ниже допустимой планки, но и на определение самых эффективных, поскольку они определяют верхнюю планку, к которой должны стремиться все остальные» («Учительская газета», 8.11.12).

Ольга Каширина, генеральный секретарь Российского Союза ректоров: «Для большей части вузов попадание в список «с признаками неэффективности» должно означать выявление проблемных зон и определение точек роста. Но в отношении филиалов следует смело говорить именно о реорганизации. Сегодня зачастую качественный региональный вуз конкурирует с некачественным филиалом московского образовательного бренда. Необходимо провести аналогичный мониторинг и для негосударственных вузов. Нельзя допустить асимметричности в межвузовской конкуренции». («Коммерсант», 2.11.12)

Любовь Глебова, сенатор Совета Федерации от Законодательного собрания Пензенской области: «Плохие показатели не во всех случаях станут основанием для закрытия вуза: многое будет зависеть в том числе от его значимости для региона. Мониторинг не основание для приятия решения о закрытии. В каком состоянии эти вузы находятся и в зависимости от того, где он располагается, может быть, в него вложат средства и дадут возможность ему развиться» (Газета.ру, 1.11.12).

Николай Булаев, член Высшего совета «Единой России», координатор партпроекта «Модернизация образования»: «Оценка деятельности вузов не должна идти только по техническим параметрам. Термин «неэффективный» некорректно применен, потому что оценка деятельности вузов идет по сугубо техническим параметрам: площади, деньги, здания. Это важно и имеет право на жизнь. Но есть и более глубокие критерии, которые на самом деле определяют эффективность. Это качество выпускника и качество его работы, востребованность, авторитет вуза среди выпускников школ и работодателей. Список не является перечнем вузов, которые закрываются или будут закрываться. Это не более чем тема для обсуждения» (сайт «Единой России», 2.11.12).

Марина Селюч, министр образования Амурской области: «Признаки неэффективности еще не причина для закрытия вуза, это повод проанализировать, что нужно поменять в системе высшего образования. Прежде всего мы должны проанализировать, насколько эти вузы значимы для социально-экономического развития субъекта. БГПУ не вошел в состав неэффективных вузов, но у нас и к нему много претензий. Мы хотим, чтобы педуниверситет пересмотрел отношение к организации педагогических классов. Амурские дети сдают хуже всего физику и математику, и последнюю особенно плохо. БГПУ второй год подряд не может набрать абитуриентов на специальность «Математика». Это значит, что через три года у нас не будет молодых специалистов по этому предмету. Мы вводим новые образовательные стандарты в школу, начальная школа уже по ним работает. То есть школа уже живет по новым законам, а БГПУ учит по старым стандартам». (srf28.ru , 6.11.12)

Олег Смолин, зампредседателя Комитета по образованию и науки Госдумы РФ: «На заседании Открытого правительства 25 июля текущего года состоялась напряженная дискуссия между Дмитрием Медведевым и Олегом Смолиным. По многим позициям премьер согласился со мной, депутатом от оппозиции. Но по одной не согласился решительно. Он заявил, цитирую близко к тексту: в России, в отличие от других стран, чем крупнее вуз, тем лучше качество образования, а потому, как сказал Медведев, Карфаген должен быть разрушен, – часть вузов должна быть присоединена к другим, и в конечном счете закрыта.
И вот мы видим результаты мониторинга, проведенного Министерством образования и науки по методике Высшей школы экономики. Результаты удивляют трижды.
Во-первых, мониторинг удивил своими критериями оценки эффективности вузов. Их было пять.
Первый критерий: средний балл ЕГЭ поступающих в вузы. Сразу говорил авторам этой идеи, что мы ставим под удар вузы педагогические, инженерные, сельскохозяйственные и некоторые другие, совсем не лишние для страны. Не потому, что они плохо работают, а потому, что государство безобразно платит учителю, инженеру, агроному.
Таким образом, эти вузы хотят наказать дважды: за то, что государство не платит их выпускникам, а второй раз за то, что они тем не менее готовят самых необходимых для страны специалистов.
Второй критерий: количество иностранных студентов.
Не понимаю, почему в России работу вузов нужно оценивать по количеству иностранных студентов? Единственное объяснение – заработанные деньги. Но подчеркиваю – российские вузы должны обеспечивать качество российского образования, а не зарубежного.
Третий критерий – количество квадратных метров на студента. То есть чем менее эффективно использует вуз свои площади, тем он лучше. Согласно этой логике, самыми лучшими становятся вузы, которые выгнали большую часть студентов, высвободив «эффективные» квадратные метры.
Четвертый критерий – это наука. Но не количество и тем более не качество научных работ, а объем привлеченных денег. Совершенно понятно, что в этом смысле гуманитарные вузы поставлены в неравные условия с другими, прежде всего с экономическими и юридическими.
Пятый критерий – внебюджетные доходы вуза.
Как видим, большая часть критериев ориентирована на коммерческий успех, а вовсе не на качество образования.
Во-вторых, о специфическом характере рейтинга-мониторинга.
Треть вузов, которые предлагается ликвидировать, «оптимизировать», реорганизовать, помимо педагогических, инженерных, сельскохозяйственных, – это вузы культуры и вузы, которые обучают людей с инвалидностью.
Третье, что удивляет в мониторинге, – явный политический подход. Среди вузов, признанных неэффективными, числится по крайней мере два, которые считаются политически нелояльными. Это Российский государственный торгово-экономический университет. Его ректор Сергей Бабурин не раз критиковал современную образовательную политику. Второй, с противоположной бабуринской точки зрения, – Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). Руководит им ректор, вполне лояльный к власти. Но когда-то РГГУ финансировался в том числе и Ходорковским, а теперь почему-то считается, что не то ему симпатизирует внесистемная оппозиция, не то он симпатизирует этой внесистемной оппозиции. Хотя не так давно этот вуз оценивался как один из ведущих в российской гуманитаристике». («Советская Россия», 3.11.12)

Александр Карлин, губернатор Алтайского края: «Я ко всяким рейтингам отношусь с известной долей скепсиса, потому что рейтинги и показатели, которые их формируют, – всего лишь отражение определенной точки зрения на то, как должны выглядеть, например, высшие учебные заведения сегодня. Я очень внимательно посмотрел исходные данные: учитывались основные характеристики работы вузов, определяющие итоговые рейтинги. По крайней мере, из пяти исходных базовых позиций две-три вызывают очень серьезные возражения, и они могут быть интерпретированы по-разному. Если посмотреть опубликованный рейтинг, то мы видим: в упрек вузам ставится объем финансирования, приходящийся на одного обучающегося. Но это разве только вина вуза? Да, высшие учебные заведения сегодня могут зарабатывать, но в зависимости от профиля заработать эту финансовую добавку получается не у всех, и это не всегда недоработка руководства либо профессорско-преподавательского состава вуза» (РИА «Новости», 9.11.12).

Альфис Гаязов, министр образования Республики Татарстан: «Сейчас в БГАУ и УГАЭС проводится работа по улучшению тех показателей, которые стали причиной оценки наших вузов как неэффективных. Мы, со своей стороны, помогаем высшим учебным заведениям, в частности, с выделением новых площадей для обучения. Так что в скором времени эти недочеты будут устранены. Ни о каком закрытии вузов, хочу подчеркнуть особо, не может быть и речи» («Российская газета», 10.11.12).

Лилия Ханипова, начальник отдела высшего профессионального образования Министерства образования Республики Башкортостан: «В самом худшем случае вузы могут быть реорганизованы. Однако нам это не грозит. В Башкирии всего десять вузов – это не очень много по сравнению, например, с Татарстаном, Челябинской областью или Пермским краем, нам нет резона закрывать вузы, напротив, нам нужно развивать систему высшего образования» («Комсомольская правда», 2.11.12.).

Артем Хромов, председатель Российского студенческого союза: «Мы будем настаивать на том, чтобы сейчас процесс реорганизации проходил более мягко, а в мониторинг следующего года были внесены все предложения гражданского общества, которые позволят объективно оценивать ситуацию с высшим образованием» (ИА «Росбалт», 9.11.12)

Василий Жуков, ректор-основатель РГСУ, академик РАН: «У экспертов, которые проводили мониторинг, видимо, не все в порядке с арифметикой. Если площади вузов остаются те же, а количество студентов уменьшается, то на каждого из них становится все больше и больше метров. Если бы речь шла о ритуальных услугах, то такое соотношение между площадями и количеством покойников было бы весьма удачным. Что касается вузов, то большие площади при минимуме студентов как раз показатель неэффективности, а не наоборот» (ИА «Росбалт», 9.11.12).

?

Log in

No account? Create an account