Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Как построить школу будущего?
eurekanext
Матилла_ЖЖ
О том, как полностью изменить образовательную среду школы, рассказывает нашим читателям Паси Маттила, директор образовательный компании «Финпеда» (Finpeda), инициатор национальной программы «Будущая школа Финляндии», эксперт по инновационным образовательным технологиям.
В рамках предстоящей межрегиональной конференции «Авторская школа “Эврика”» г-н Маттила проведет мастер-класс в двух частях, где подробно расскажет и покажет, какие наиболее передовые решения организации образовательного процесса уже действуют сегодня в школах Финляндии – признанного международного лидера в сфере образования.
Беседу ведет Анастасия Белолуцкая, заместитель директора Института проблем образовательной политики «Эврика».


16_Student of the future with a globe on her hand

ВО: Расскажите, пожалуйста, сначала немного о себе. Как вы стали ведущим экспертом в области образовательных инноваций в Финляндии?
ПМ:
По базовому образованию и изначальной профессии я учитель начальной школы. Предмет моей деятельности сегодня – развитие образовательной среды за счет цифровых образовательных технологий и инструментов.
Я проработал в школе несколько лет – довел своих первоклашек до перевода в среднюю школу, а затем начал работать менеджером по проектам в Technology development projects. В 2008 году основал компанию «Финпеда». На ранних этапах мы концентрировались вокруг технологических платформ. Последние два года мы специализируемся на педагогической архитектуре и инновационных технологиях в обучении. В сегодняшних наших проектах мы стараемся воплотить лучшие практики и опыт, который был получен на предыдущих этапах. Наши проекты – результат интеграции общественно-образовательных исследований и бизнес-решений.

ВО: Не каждый учитель начальной школы становится экспертом в области инновационных образовательных технологий. Как вам пришла в голову идея такой компании, как «Финпеда»?
ПМ:
Может быть, это было что-то вроде озарения. Такого рода технологии всегда вдохновляли меня и заставляли сердце биться чаще. До того как поступить в педагогический вуз в Финляндии, я изучал математику и технологию несколько лет, а потом, уже в педвузе, познакомился с собственно образовательными технологиями.
Я проработал в начальной школе пять лет, из которых три года мы с моими детьми уже тогда внедряли инновационные образовательные технологии. Я развивал мобильное обучение, проектные исследовательские формы деятельности. И в какой-то момент понял, что делаю двойную работу. Одну – в школе, а другую – вне школы в рамках реализации детских проектов. Затем мы получили грантовое финансирование из фонда Евросоюза. И благодаря этому финансированию стало возможным фокусированно развивать идеи.

ВО: Какие проекты удалось реализовать?
ПМ:
Все началось с технологий мобильного обучения.

ВО: Что имеется в виду?
ПМ:
Еще семь лет назад я изобрел технологию, связанную с использованием мобильных телефонов в образовании. Тогда это, конечно, были не «Эппл» и не смартфоны, а старые модели «Нокиа». Ученики начальных классов имели возможность, произведя какое-то наблюдение, снабдить его соответствующими комментариями и послать на сервер, который стоял в классе. Сведения об этих наблюдениях наносились на общую интерактивную карту. Плюс это была еще и коммуникативная платформа. Нажимаешь на кнопку – и можешь видеть и слушать, кто где с кем общается. В то время это было действительно инновационно.
Мы тогда перенесли обучение из стен классной комнаты на школьный двор и в окрестности школы, лес, дома учеников. Эта технология не зависит от времени и места. Обучение везде и всегда. Но в то же время мы развивали педагогические модели и технологии, которые работают и внутри класса. После этого я попал в проект компании «Майкрософт» – глобальную сеть «Школы будущего». «Майкрософт» тогда искал школы для реализации инновационных проектов, мы подали заявку от департамента и стали частью этой сети. Мы стали пионерами тогда. Они хотели набрать 20 школ, но набрали 12. Только 12 заявок были достаточно хороши. Мы провели в глобальной сети «Школы будущего» несколько лет, научились многому и поняли, что такое на самом деле инновационная школа, как она выглядит.
Вместе с коллегами мы разработали проект того, как полностью поменять рабочую культуру в школе. Затем меня увлекли вопросы физической среды и архитектуры. И появилось два проекта: перестройка одной старой школы и постройка новой.

8_Ritaharju team teaching
Это не университетская лаборатория, но место, где детям преподают естественные науки.
Само место вдохновляет на обучение и исследования, что в свою очередь сможет
в будущем привести к лучшим образовательным результатам и инновациям в экономике


ВО: То есть путь был от цифровых технологий к архитектуре. Так?
ПМ:
Да. Но потом я опять вернулся к цифровым технологиям. Последние пять лет я являюсь консультантом в Финляндии по вопросам инновационных образовательных технологий в крупных городах – там, где городские власти запустили программы развития. Сейчас мы все больше и больше переориентируемся на экспорт образовательных моделей. Как масштабировать и перенести опыт, который мы наработали в системе образования Финляндии? Как реализовывать эту работу глобально?

ВО: Расскажите, пожалуйста, о своих архитектурных успешных проектах в Финляндии и Казахстане.
ПМ:
Есть несколько примеров. Школа в Поянкартано (город Оулу, Финляндия). Это старая школа, ей 40 лет. Мы там реализовывали комплекс архитектурных инноваций: переделали лобби, холлы, кафетерий, несколько классов. Иллюстрации есть на фотографиях.
Другая школа входит в глобальную сеть «Школы будущего» в Ритахарью (Оулу). Это новая школа. Ее интерьеры также есть на иллюстрациях. Когда речь идет о новой школе, конечно, можно мыслить более широко – нет уже существующих ограничений. Это пока наш самый лучший пример. Не просто школа – мы называем ее «мультицелевой дом». Библиотека открыта для всех жителей города – это место проведения досуга. Ученики могут оставаться вечером, играть, заниматься спортом. В том же здании есть детский сад и организованы занятия спортом. Также действует инновационная система управления, не зацикленная на одном руководителе.

ВО: На ком лежит ответственность за обеспечение всех этих форм деятельности? Директор школы за все отвечает?
ПМ:
Есть команда администраторов. Все реализуется в комплексе. Здесь полностью работает модель «обучения длиною в жизнь».

9_Future classroom cluster
Учительская – теперь не отдельная классная комната, но все больше и больше место для групповой и командной работы педагогов. Многоцелевая красочная среда, где пространства открыты друг другу

ВО: Эти услуги бесплатны для горожан? Или таким образом школа реализует коммерческую составляющую?
ПМ:
В Финляндии эти услуги бесплатны. Может быть такое, что какие-то формы деятельности будут организованы компаниями на базе школы. Тогда они будут платными. Какие-то курсы, может быть. Но на сегодняшний момент все бесплатно.
Еще мы работаем над проектом в Казахстане. В сотрудничестве с Астаной мы ездили экспертировать одну школу (школа № 54). Мы подготовили экспертное заключение о том, как они должны меняться, как развивать школьную среду. Сейчас обсуждаем, как именно будет реализовываться проект и какие технологии туда включить.

ВО: На этот раз вы собираетесь переделать старое или все снести и построить заново?
ПМ:
Переделать. 99% проектов – это переделка старых школ. Невозможно все перестроить заново – нет столько денег. Новые школы – это только 1%. Мое убеждение в том, что мы должны научиться развивать уже существующие школы.

ВО: Вы уверены в том, что можно взять обычную коробку – а именно так выглядит большинство старых школ – и сделать из нее чудо? Вы – тот человек, который знает волшебный способ? Поделитесь, как вы это делаете?
ПМ:
Конечно, все делается не за один день. Это долгий-долгий путь. Полная переделка всей школы занимает примерно пять лет. Если речь идет только о перестройке физической среды, то может быть полгода-год. Если речь идет об одном классе, то можно уложиться в два-три месяца. Но если мы хотим повлиять на учителей, обучить их новым моделям и поменять полностью рабочую культуру в школе, начиная с образа профессионального мышления лидера школы, то это очень долгий путь. Пять лет как минимум.

ВО: Значит, когда вы говорите про переделку школы, то имеете в виду не только стены, окна, столы и стулья. Вы подразумеваете перестройку всего образовательного процесса. Вы изначально делаете комплексный проект?
ПМ:
Мы фактически работаем с пятью компонентами. Первое – позиция учителя (уход от фронтальных способов деятельности), второе – мышление стратегического лидера школы, третье – обучение учителей новым педагогическим моделям, четвертое – внедрение цифровых технологий, пятое – архитектурная среда. Нужно произвести изменения на каждом из этих уровней и соотнести их с будущим общества.

11_Metsokangas
Разные типы удобной и яркой среды в школе в Мецокангас (г. Оулу, Финляндия)

ВО: Когда вы работаете с директором школы, что конкретно вы делаете?
ПМ:
Например, если мы строим новую школу, директор принимает все решения сам. Но мы стараемся включить команду учителей в процесс принятия решений. Учителя также становятся членами управленческой команды. Мы настраиваем директора на это. Или другой пример, когда в школу приходят новые учителя. Мы проверяем их компетентности. Проясняем, что они умеют и что им еще нужно. И какой самый лучший способ получить то, чего они еще не умеют, для того чтобы сделать школу инновационной.

ВО: Кто платит за ваши проекты? Правительство Финляндии?
ПМ:
В большинстве случаев деньги идут с уровня школы. Но могут идти и с муниципального или регионального уровня – они тоже могут тратить деньги на цели такого рода. В других странах мы в основном ведем переговоры с министерствами.

ВО: Можете ли вы представить себе такую ситуацию. Вы приходите в школу, директор школы заинтересован в новых проектах, технологиях и инновациях вообще. А учителя нет. Они сопротивляются изменениям. Что делать тогда?
ПМ:
Мы в том числе работаем с директором школы в плане обучения его разным моделям и аспектам лидерства, учим делегировать полномочия. Сегодня директор школы должен быть профессионалом в большом количестве областей: педагогика, финансы, технологии. Это в любом случае должно быть распределенное лидерство – через краудсорсинг. Вся команда должна понимать, в каком направлении вести школу. Если учителя не разделяют идеи внедрения инноваций, это, возможно, означает, что они не чувствуют потребности в такого рода изменениях. Не понимают, что им придется это сделать для достижения результата, а не просто «проходить» предмет.
Мы прежде всего должны работать с профессиональным мышлением. Прояснять, зачем и для чего мы внедряем ту или иную инновацию. Мы делаем это для детей, для завтрашнего дня. Я хочу сказать, что в Финляндии мы также прошли долгий путь. Первые годы мы бились головой об стену. И чем активнее мы разгонялись, тем больнее ударялись.

ВО: В России учителя и директора и даже родители школьников очень часто говорят: «Увеличьте финансирование, поставьте в школу дорогое оборудование высокого качества – и достаточно. Нам не нужна глубинная перестройка школьного уклада и распорядка, перестройка рабочей культуры. И квадратные стены, окна, столы, коробки нас тоже устраивают».
ПМ:
А что вы будете делать со всем этим оборудованием без дополнительного обучения учителей? Ребенок ведь взаимодействует не с дорогостоящей железкой, а с учителем! Обязательно нужно учиться новым педагогическим моделям. И к тому же я, например, как родитель хочу для своего ребенка самого лучшего. У меня есть все технологии дома. Мой ребенок сейчас пойдет в первый класс – он уже умеет всем пользоваться. Но школа – это не просто место, которое напичкано технологиями. Это целостная комбинация.

ВО: Как будут выглядеть классы будущего? Можете назвать три самых существенных компонента?
ПМ:
Надеюсь, что не так, как теперешние. Таким образом, как сейчас, они выглядят уже очень давно. Уже более ста лет. Наши классы должны следовать за развитием общества. Раньше устройство классов соответствовало устройству рабочего места взрослого человека. В условиях современной экономики рабочее место выглядит и устроено совсем по-другому. Если на работе перед вами встает какая-то задача, вы не обращаетесь к книге. Вы ищете и находите решение в интернете или сообществе ваших коллег.
Если перечислить три наиболее существенных инновационных компонента, то я бы их так обозначил:
  1. Мы должны рассматривать все помещения в школе как образовательные пространства. Не только классы, но лобби, коридоры, кафетерий, двор. Пока получается так, что мы входим в класс, закрываем дверь и там учимся. Но это неправда. Мы учимся все время. Формальная и неформальная части образования должны быть в согласии.
  2. Направленность воздействия учителя. Во многих школах учитель стоит перед классом и дает информацию учащимся. Это фабричный тип образовательной модели. В классах нового типа у учителя может быть три или четыре разных направления, по которым учитель взаимодействует с детьми, под разными углами.
  3. В традиционной школе технологические средства, те же компьютеры, зафиксированы. Они стоят на одном месте. И соответственно учащиеся также зафиксированы за столом и на стуле. Обучение должно быть более гибким, и мы должны обеспечить более удобные комфортные решения в образовательной среде.

ВО: В современной школе нужны ли нам вообще классы? Если вы говорите, что каждое пространство должно быть образовательным. Может, вообще отказаться от специальных пространств?
ПМ:
Вот это действительно модерновая школа! Нет, я за то, чтобы традиционные классы тоже сохранялись. Они доказали свою эффективность на протяжении многих лет, но только для определенных типов образовательных ситуаций.

ВО: То есть вы не призываете отказаться от всех традиционных форм совсем, так?
ПМ:
На данном этапе нет, но позже – может быть. Точно можно сказать, что кроме классов должны быть пространства для проектной и индивидуальной работы. Разные формы деятельности внутри школы должны быть обеспечены разного типа пространствами. Но если вернуться к вашему вопросу – нужны ли нам классы, – то можно задаться другим, не менее интересным вопросом – нужны ли нам вообще школы? Если мы можем организовать образовательное пространство в магазине, церкви или библиотеке – где угодно. У нас есть для этого все технические возможности сейчас: скайп, глобальная сеть… Не знаю, как все будет организовано в будущем, но на данный момент я вижу, что нужны именно такие «мультицелевые дома» – специально организованные пространства под общей крышей. Это не только место, где мы учимся, но место, где мы собираемся вместе, и учитель или команда образовательных экспертов находится в том же здании и той же образовательной ситуации. Таким образом, все же есть кто-то, кто ведет наш образовательный процесс. Нужен не тот, кто будет делиться информацией, а тот, кто научит «образовательному стилю», способу обучения.

ВО: Что вы можете сказать о российских школах?
ПМ:
Когда я приезжал в Москву недавно, то посетил несколько. И, кстати говоря, школы в Казахстане тоже выглядят очень похоже. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что большинство школ по всему миру пока еще очень похожи друг на друга. Снаружи, к сожалению, российские школы выглядят совсем недружелюбно. Но внутри могут ждать приятные сюрпризы. Например, у вас можно встретить много неплохих идей по оформлению коридоров. Там могут висеть детские рисунки, работы учащихся. Но все классы, которые я посетил, выглядели совершенно одинаково. Возвращаясь к вашему вопросу, как будут выглядеть школы через 20–30 лет, я отвечу: мы должны прийти в класс и изменить пространство именно там. Класс – сердце образовательного процесса. Там не могут быть только столы, доска и стулья.

ВО: А какую мебель вы бы еще добавили?
ПМ:
Мы работаем с мебельной компанией «Мартела». В видеоролике «Вдохновляющее обучение» можно посмотреть некоторые мебельные решения, которые обеспечивают следующую ступень развития классных комнат. И на моей мастерской в рамках конференции «Авторская школа “Эврика”» я также буду показывать возможные варианты.

ВО: Какие, как вам кажется, специалисты должны прийти в школу, чтобы осуществить интеграцию образовательного процесса и физической среды? Это должны быть какие-то специальные образовательные эксперты, педагогические технологи, образовательные дизайнеры?
ПМ:
Я думаю, что учителя и учащиеся совместно могут начать внедрять инновации. В этом есть необходимость здесь и сейчас в каждом конкретном классе. У вас нет возможности ждать, пока кто-то придет и начнет менять ваш стиль работы или среду, где вы находитесь. Этого, скорее всего, не случится. Быстро уж точно. Нужно самим внедрять инновации, начиная с чего-то малого, а потом находить больше и больше информации о том, что вам нужно. Но я бы сказал, что образовательные эксперты тоже нужны – для того чтобы работать с руководителями школ, внедрять новые модели обучения. Например, образование, базирующееся на изучении феноменов, или на игровых ситуациях, или на проектах. Второе – нужны дизайнеры. Они могут сделать классы более комфортными, чтобы в них люди чувствовали себя лучше. Это очень влияет на результат. И третье – нужны, конечно, эксперты по технологиям.

12_3D cave
3D-обучающие комнаты («гроты») становятся частью медиа-среды каждой школы

ВО: Как вам кажется, образовательный дизайнер – это особая профессия? Или любой профессиональный дизайнер может справиться?
ПМ:
Как мы поняли на своем опыте, если, например, архитектор строит только школы – это не всегда хорошо. Он не может выйти «за пределы коробки». Его сдерживает существующий образ традиционной школы. Но вместе с тем, конечно, если дизайнер или архитектор имеет представление о педагогике, то он лучше представляет себе потребности учителей и детей.

ВО: Расскажите немного о стоимости таких проектов. Всегда ли хороший школьный проект дорого стоит?
ПМ:
Конечно, если речь идет о перестройке всей школы, то это дорого. У хороших качественных материалов высокая стоимость. Но если речь идет о внедрении инновационных технологий в школу, то оно того стоит. У нас есть так называемые пилотные среды, где мы можем попробовать разные решения и купить уже то, что в самом деле нужно. Наша идея такова: вы не должны тратить весь свой бюджет сразу. Вы можете начать внедрять инновации где-то в одном локальном пространстве. Если за год вы переделаете одно или два пространства, то за несколько лет вы обновите значительную часть школы. Но зато вы уже начнете пользоваться этими инновационными средами и увидите эффект от практического их использования.

ВО: Последний вопрос. Как вам кажется, какой самый лучший способ изменить профессиональное педагогическое мышление? Я в данном случае имею в виду не только школьный уровень, но, возможно, и муниципальный, и региональный. Ведь это, вероятно, самая главная проблема. Профессиональное мышление является источником потребностей и заказа на такого рода инновации в образовании. Как, на ваш взгляд, изменить его?
ПМ:
Я очень надеюсь, что каждый учитель старается сделать для своих учеников все самое лучшее. То же касается и родителей. Если вы становитесь учителем, то стараетесь на своем месте работать настолько хорошо, насколько можете. И вы должны осознать, что от изменений в вашем профессиональном мышлении зависит улучшение образовательных результатов учащихся, повышение уровня комфортности обучения. Дети станут более мотивированными, и результат будет лучше. Все начинается именно с этой уверенности.

ВО: Да, но ведь может быть совершенно разное понимание того, что хорошо для ребенка и что ему на самом деле нужно…
ПМ:
Да. Но мы можем и должны спрогнозировать будущие потребности ребенка и исходить из них. Мы не должны обращаться в прошлое или даже в сегодняшний день для того, чтобы понять, что необходимо учащимся. Мы должны понимать, что их ждет в будущем и какими умениями они должны обладать. При этом понятно, что образ профессионального мышления нельзя изменить за ночь или за выходные. Это очень долгий процесс. И в том числе именно поэтому у нас есть пилотные среды. Это такие пространства, куда можно прийти с детьми и реализовать там какие-то внешкольные проекты. Попробовать, как все это работает, продвинуться профессионально, освоить лучшие практики. Если такая пилотная среда есть в школе, городе или регионе, то все больше и больше директоров и учителей будут говорить о важности изменений, и идеи будут распространяться достаточно быстро. Но главное, чтобы соблюдалось триединство: согласованное взаимодействие общественной, исследовательской и бизнес-составляющей. На моей мастерской я расскажу больше о том, что необходимо заложить в программу развития города или региона, чтобы подобные инновации воплощались в жизнь. Первое, что необходимо сделать, – это обеспечить взаимодействие исследователей, бизнеса и общественных деятелей. Второй приоритет – работа с потребителями. Пользователи обязательно должны влиять и заявлять, какого рода образовательную среду они хотели бы видеть и развивать. И третье – работа со школьными программами стратегического развития и миссиями. Ну и плюс есть глобальные исследования на тему эффективности инновационных образовательных сред. Они опубликованы, и всегда можно обратиться к лучшей международной практике.

ВО: Спасибо, Паси. Ждем вас в Москве 26 ноября на «Авторской школе». Там продолжим наш интереснейший разговор о том, как возможна коренная перестройка рабочей культуры школы.

Мастер-класс Паси Маттилы в рамках конференции «Авторская школа – «Эврика» состоится 27–28 октября (9.00–10.00).

?

Log in

No account? Create an account