Электронная газета "Вести образования"

Previous Entry Share Next Entry
Учитель года – Илья Фарбер
eurekanext
Адамский2_ЖЖ
Скотская жизнь – самый плохой, но самый лучший воспитатель.
Можно ли образованием, педагогикой победить бескультурье, привычку жить в грязи и пьянстве, жестокость и пренебрежение чужой свободой и чужим достоинством?
Можно ли уроками привить честность и научить ценить красоту?
Может ли школа сохранить село?
Трагедия Ильи Фарбера учит нас, что на все эти вопросы ответ один – нет.
И хотя на момент своего ареста он уже не был учителем, все происшедшее – урок. И я воспринимаю этого человека как Учителя, который ценой своей свободы дал урок, суть которого можно пересказать так: «Если сама жизнь на селе не меняется – нет работы, нет смысла существования людей, нет хозяйства, нет земли, нет стремления улучшать, преумножать и украшать свою собственность, если нет желания несмотря ни на что дать детям самое лучшее образование, если нет на селе духовных авторитетов и традиций – школа бессильна».
И сельский учитель либо становится таким как все, либо… впрочем, Анастасия Чеховская уже описала варианты судьбы в своем материале.
Меня глубоко тронула судьба Ильи Фарбера. Прежде всего потому, что все с ним происшедшее – судьба российской интеллигенции, и не в миниатюре, как принято писать, а в точности – в самом точном масштабе трагедии. Как только русский интеллигент начинает действовать – не описывать действительность, не заниматься рефлексией или обобщением на страницах книг или статей, а что-то делать – судьба, государство и общество бьет его по голове и заставляет на себе почувствовать разрыв между идеальным представлением о реальности и самой реальностью.
«Материал сопротивляется» – я услышал эту фразу много лет назад на проектном семинаре по гуманитарным технологиям. Идеальные представления о жизни, неважно – о школе, или о производстве, или о городском хозяйстве, или о сельском социуме – разрушают укоренившиеся представления самих граждан, жителей сел и городов, учителей и рабочих устаревших производств, а ведь для них эти самые представления стали не просто абстрактными понятиями – они стали ценностями. Это внешнему наблюдателю покосившиеся заборы и ржавые трактора в Мошенке, грязь и неустройство мошенской жизни кажутся скотством. А для кого-то это привычный уклад – ценность. И тот, кто покушается на наши ценности, – враг!
Он хочет забрать у нас то единственное, чем мы гордимся, что действительно принадлежит только нам – наш уклад жизни. Больше-то ничего нет! Нет высокого смысла существования, нет гордости за обустроенную собственность, нет даже скромных достижений, кругом упадок и запустение. Так не отбирайте последнее – ценность привычного существования.
А он пришел и стал самим своим поведением показывать разницу между реальностью и возможным идеальным устройством мира.
И, конечно, нашелся исполнитель судьбы и повод, и так все совпало, что всем стало выгодно жестоко наказать Фарбера – за все сразу!
Илья Фарбер – учитель не в профсоюзном, а в самом прямом смысле этого слова, у него судьба учителя и талант учителя, жертвой которого он и стал.
Потому что учитель, если он действительно учитель, а не просто «предметник», показывает детям тот самый разрыв между возможной идеальной жизнью – с ее красотой форм и отношений – и тем, что окружает детей «здесь и сейчас». Более того, вершина учительства – давать ребенку в руки сам способ улучшения жизни. Сейчас лучше всего это получается у учителей информатики, кто действительно может создать электронный мир для детей. Совсем трудно литераторам и историкам – у них не оказалось точного инструмента определения сути ни литературных, ни исторических явлений. Можно не замечать происходящего в литературе, или в политике, или в искусстве, или в физике, просто потому, что не хватает силенок понять, постичь культурно-историческую или физическую суть и показать ученикам разницу между устоявшимися представлениями и изменениями в культуре. Но тогда перестаешь быть учителем. Программу проходишь, к экзаменам готовишь, аттестацию проходишь…
Либо надо с учениками творить новую реальность – например, дворец культуры в селе строить, причем на уровне мечты.
Но черная дыра тебя поглощает, и чем больше энергии тратишь, тем сильнее.
…В материале Олеси Салуновой есть образ – часы без стрелок. Это школа в таких селах, как Мошенка.
Что могут сделать учителя в таких школах? Если после их уроков дети возвращаются домой по такому селу?
Что мог сделать Илья Фарбер?
Александр Адамский

  • 1

это не ответ на вопрос


Очень хорошая статья... "Не стоит село без праведника". не существует народ в такой среде, а превращается в "быдло" (скотину, приготовленную на убой).

Мы пытаемся дать «способ улучшения жизни». А нас душат, как тех котов у Булгакова. И очень хочется уйти во внутреннюю эмиграцию.

ловушка? провокация?

Уважаемый Александр Изотович!
Наверное, прежде, чем решиться написать или нет то, что скажу ниже, мне бы следовало сначала внимательно изучить все материалы этого номера газеты и глубже проникнуться случившимся с Ильей Фарбером. Но - вот то мое убеждение, с которым вступаю в эту реку:
****
Думаю все же, что Ваш риторический вопрос с предзаданным ответом (может ли образование победить бескультурье) - провокация. И опрос на главной странице сайта Эврики http://eurekanet.ru/ewww/vote/64.html - содержит ловушку.
Я сама яростный противник популистского лозунга "умрет школа - умрет село", вздергиваемого над неприкосновенным трупиком там, где им дыряво охраняют первозданную убогость в первозданном же виде ("возвышенно реет похожий на плавки и пахнущий плесенью флаг" - вспомилось почему-то). Считаю, не правильно - безразборно сохранять под этим прикрытием в каждом селе убогую школку, не давая в реальности ей ни ресурсов, ни мандата на изменения. По практике знаю, что большая сильная школа, одна на округу из десятков сел и деревенек, способна дать развитию каждого маленького поселения гораздо, несравнимо больше. Взять вот хоть пример легендарной Новостроевской школы в Калининградской области, которая пришла, достучалась до каждого "своего" села, подняв на иной культурный уровень там жизнь. К сожалению, кажется, мало кто из губернаторов системно ставит и решает подобную задачу, включая укрупненную школу в качестве узлового элемента в программы развития сел, не говоря уже о целевой передаче ей основных ресурсов таких программ.
И тем не менее - только образование спасет село. "Только" - не в смысле "достаточно", а в смысле "необходимо". Никакие новые технологии и помощь государства без нового образования не исправят положения. Это как Гадкие лебеди у Стругацких - надо уводить детей. Думаю, права была команда Залесовской школы Калининградской области, которая стала работать с детьми во впавших в депрессию селах округи как с "первым поколением", а в результате сделалась успешным хозяйством, в том числе, дающим работу и другим селянам. Повторю, веду речь не о том, чтобы сохранять "антишколы", сохранять которые - вредно (типа, "удвой им выдачу спирта и оставь их как они есть") - а о том, что имел в виду Б.Б. Гребенщиков, говоря: "усовершенствование системы образования, тем не менее, — единственное, что может улучшить ситуацию" http://www.colta.ru/docs/3888
*****
Как верю в это, так верю в то, что в деле Ильи Фарбера не поставлена точка, оно будет пересмотрено и справедливость восторжествует. Надеюсь, эта вера не поколеблется по прочтении остальных материалов номера.

...Хотя, наверное, если "рефлектирующие вместо того, чтобы делать" - это обо мне, то тогда моя вера ничего не стоит...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account